• Наши партнеры:
    Furniterra.ru - Купил Стол для компьютера СС075 тут .
  • Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966
    1935

    1935

    Января 20

    Воспоминания Э. Г. Герштейн: «20 января начинались студенческие каникулы. Лева приехал в Москву - мрачный-мрачный. От первоначальной радости по поводу приема в университет не осталось и следа». — Герштейн. С. 212.

    Января 22

    Письмо Н. Н. Пунина - А. А. (из Киева в Ленинград): «Я не хожу здесь без тебя; здесь мне всё кажется воспоминанием, тенью твоей между стволами и снегами Бибиковского бульвара. <...> Думал переехать сюда совсем, да боюсь. Расскажу, как приеду. Только гоню воспоминания о Фонтанке последнего времени, не хочу вспоминать и не буду. <...> Целую твои руки и плечики. Прости и не болей». — Пунин. С. 326-327.

    Января 23

    Письмо Н. Н. Пунина - А. А. (из Киева): «Милый ангел, <...> Хорошо вижу и понимаю, что всё кончено. Милая, мне горько, и я не могу понять, как могло случиться всё, что случилось. В этой жизни есть что-то неправдоподобное. Прости, я устал. <...> Целую смиренно твои замученные руки». — Пунин. С. 327.

    Февраля 5

    Дарственная надпись А. А. на фотографии: «Милой Оле Рыбаковой в знак сердечной приязни». — Музей А. А.; собр. О. И. Рыбаковой.

    Февраля 10

    Предисловие М. А. Цявловского в кн.: «Рукою Пушкина. Несобранные и неопубликованные тексты» (М. -Л., 1935): «Все переводы, кроме одного, английских текстов сделаны А. А. Ахматовой».

    Март

    «В марте начались массовые выселения бывших дворян из Ленинграда». — Герштейн. С. 213.

    Апреля 2

    Письмо С. Б. Рудакова - Л. С. Финкельштейн (из Воронежа в Ленинград): «Они <О. Э. и Н. Я. Мандельштамы> приглашают нас и Анну Андреевну на дачу (они будут под самым Воронежем с 20-25/IV); А. А. А. приедет 6-7». — Герштейн. С. 92.

    Апреля 7. Москва

    Запись Е. С. Булгаковой: «Обедала у нас Ахматова, приехала хлопотать за какую-то высланную из Ленинграда знакомую». — Булгакова. С. 90.

    Письмо С. Б. Рудакова - Л. С. Финкельштейн : «Наверно, 9-го приедет Анна Андреевна. Надежда Яковлевна приедет позднее». — Герштейн. С. 92.

    Апреля 8

    Договор А. А. с Издательством АН СССР на публикацию комментариев А. А. к «Золотому петушку» в 3-м томе академического Собрания сочинений Пушкина. — РНБ. Ф. 1073. Ед. хр. 40.

    Апреля 10

    Запись Г. И. Чулкова: «В Москве Ахматова. Она каждый раз, бывая в Москве, навещает меня, но теперь как-то мы перестали чувствовать друг друга. Но мне ее жалко. Она замучена своей биографией». — Еж. РО ПД. 1974. С. 70.

    Апреля 13

    «М. А.<Булгаков> днем ходил к Ахматовой, которая остановилась у Мандельштамов. Ахматовскую книжку хотят печатать, но с большим выбором». — Булгакова. С. 92-93.

    Письмо С. Б. Рудакова - Л. С. Финкельштейн: «Сверх сроков опаздывают А. А. и Н. Я. - и он <Мандельштам> нервничает». — Герштейн. С. 92.

    Апреля 15

    Письмо С. Б. Рудакова - Л. С. Финкельштейн: «Приезд дам из Москвы опять отложен - теперь до 18». — Герштейн. С. 139.

    Апреля 21

    Договор А. А. с издательством «Советский писатель» на книгу «Избранные стихотворения». — РНБ. Ф. 1073. Ед. хр. 50.

    Запись Л. Я. Гинзбург: «А. А. подписала с издательством договор на “Плохо избранные стихотворения”, как она говорит. В издательстве ей, между прочим, сказали: “Поразительно. Здесь есть стихи девятьсот девятого года и двадцать восьмого - вы за это время совсем не изменились”. Она ответила: “Если бы я не изменилась с девятьсот девятого года, вы не только не заключили бы со мной договор, но не слыхали бы моей фамилии”. <...> Попытка издательства привести сборник в quasi- цензурный вид - неудачна. Что за принцип - много Бога нельзя, а немножко сойдет? Ахматову следовало бы печатать откровенно, как печатают Жуковского и даже Блока. Для живого поэта это страшно, но она все равно поняла это и уже сказала Левину: “Главное неудобство в том, что я еще не умерла, но это поправимо”». — Восп. С. 138.

    Письмо С. Б. Рыбакова - Л. С. Финкельштейн: «Завтра приезжает Н<адежда> Я<ковлевна>; А. А. приедет позднее (в мае?). Выяснилось это только сейчас, вечером, после его <Мандельштама> звонка в Москву». — Герштейн. С. 92.

    Апреля 23

    Письмо С. Б. Рудакова - Л. С. Финкельштейн: «Анна А<ндреевна> приедет во 2-ой половине мая (ее задержали учебные осложнения сына в Л<енингра>де). О. Э.<Мандельштам>, пока не знал причины, был так раздражен, что убрал “Четки” и “Белую стаю”, которые мы накануне читали, в... бельевую корзину!» — Герштейн. С. 92.

    <Апрель-май ?>

    Воспоминания Э. Г. Герштейн: «Время от времени появлялась в Москве и Анна Андреевна. Однажды ночевала у меня и занята была мыслью о моих отношениях с Левой. Говорила только о нем. <...> Вдруг ни с того ни с сего исступленно: “Эмма, я хочу внука”». — Герштейн. С. 215.

    Мая 7

    В Москве состоялся вечер С. С. Прокофьева. Э. М. Каминская и Г. Б. Орентлихер исполнили романсы Прокофьева на стихи А. А. — Яворский Б. Статьи, воспоминания, переписка. М., 1972. С. 472-474.

    Мая 8

    Э. Ф. Голлербах передал Гослитмузею 10 писем А. А. к С. В. фон Штейну за 1906-1910 гг. — РГАЛИ. Ф. 1298. Оп. 2. Ед. хр. 1.

    Мая 10

    Штамп издательства «Советский писатель» на машинописном экземпляре «Избранных стихотворений», представленном А. А. в издательство в соответствии с договором от 21 апреля 1935 г. — РГАЛИ. Ф. 13. Оп. 1. Ед. хр. 77. Л. 1.

    Мая 12

    Запись К. И. Чуковского: «Вчера были у меня Харджиев и Анна Ахматова. Анна Андреевна рассказывает, что она продала в “Советскую л<итерату>ру” избранные свои стихи, причем у нее потребовали, чтобы: 1. Не было мистицизма. 2. Не было пессимизма. 3. Не было политики. - Остался один блуд,- говорит она». — Чуковский. II. С. 128.

    Мая 25-26

    Письмо О. Э. Мандельштама - Н. Я. Мандельштам (из Воронежа в Москву): «Надик, поиздевайся над Ахматовой по телефону. Так еще не ехал никто. Или: митрополит, он же еврей, боящийся судьбы». — Мандельштам. Т. 4. С. 158.

    Мая 28

    Докладная записка начальника Ленинградского УНКВД Л. М. Заковского и начальника секретно-политического отдела УНКВД Г. А. Лупекина - А. А. Жданову «Об отрицательных и к<онтр>-р<еволюционных> проявлениях среди писателей гор. Ленинграда». Упомянуты, в частности, Л. Я. Гинзбург, Г. Е. Горбачев, Г. И. Куклин, В. А. Рождественский, Б. М. Эйхенбаум. А. А. не упомянута. — Звезда. 1994. №8. С. 74.

    Мая 30. Москва

    Дарственная надпись на фотографии: «Милой Нине Антоновне Ольшевской в знак дружбы. Ахматова». — ЛГ. 1989. 4 янв.

    Май

    Договор А. А. с издательством Московского областного союза советских художников на публикацию статьи «Светский быт и салоны» объемом 2 авт. листа для сборника «Пушкинская Россия». Срок представления - 15 января 1936 г. — НЛО. 1993. №5. С. 168-171.

    Июля 12

    Письмо А. А. – О. Э. Мандельштаму (из Ленинграда в Воронеж): «Вот уже месяц, как я совсем больна. На днях лягу в больницу на исследование. Если все кончится благополучно – обязательно побываю у Вас. <…> Вчера звонил Пастернак, который по дороге из Парижа в Москву очутился здесь. Кажется, я его не увижу. <…> С моей книжкой вышла какая-то задержка». — Надежда Мандельштам. Об Ахматовой. М.,2007. С. 25.

    Июля середина

    Б. Л. Пастернак «задержался в Ленинграде, возвращаясь после Конгресса в защиту культуры из Парижа морем через Лондон». — ЛН. 93. С. 653.

    «Он гулял с Анной Андреевной Ахматовой по городу». — Пастернак. Биография. С. 504.

    Июля 17

    Письмо Н. Н. Пунина - А. А. (из Москвы в Ленинград): «Здравствуй, сердце! Приехал. Встречал Пастернака и встретил». — Пунин. С. 328.

    Августа 1

    Письмо Н. Н. Пунина - Н. И. Харджиеву (из Ленинграда в Москву): «В день приезда потащил Анну Андреевну смотреть «Под крышами Парижа». Она одобрила вполне. <...> Анна Андреевна до сих пор не кончила статьи, всё пишет и клеит, клеит и пишет. «Я, - говорит,- ничего в ней уже не понимаю, она живет уже отдельно от меня». <...> С 6 числа мы остаемся с ней вдвоем, приезжайте, будет где ночевать». — ВЛ. 1989. №6. С. 223-224. Речь идет о несохранившейся статье «Последняя трагедия Анненского» или о статье «”Адольф” Бенжамена Констана в творчестве Пушкина».

    Августа 6

    Письмо С. Б. Рудакова - Л. С. Финкельштейн: «С Над. Як. всяческие литературные разговоры, упершиеся в то, что они через Анну Андреевну нажмут на вопрос пуска меня к материалам Гумилева». — Герштейн. С. 105.

    А. Е. Аренс-Пунина с дочерью Ирой уехала в Астрахань. — Пунин. С. 330.

    Октября 4

    Подписана к печати книга: Волков А. Поэзия русского империализма. (М.,1935. Редактор А. К. Тарасенков). Автор полемизирует с В. М. Жирмунским, назвавшим А. А. «самым ярким представителем молодого поколения поэтов» и зачислившим ее в число последователей Пушкина. «Характерные черты ахматовской поэзии - крайний индивидуализм, пессимизм, идейное мелководье и полуигрушечные переживания. <...> Поэзия Анны Ахматовой не только не является возрождением пушкинизма, но по своей основной идейно-художественной направленности прямо противоположна Пушкину». — (С. 106, 111-112).

    <Октября середина>

    Л. Н. Гумилев возвращается через Москву с Дона из археологической экспедиции под руководством М. И. Артамонова. Э. Г. Герштейн вспоминает его слова: «Когда я вернусь в Ленинград, меня арестуют». — Герштейн. С. 217.

    Октября 22

    Н. Н. Пунин и Л. Н. Гумилев вместе с группой студентов Ленинградского университета арестованы по обвинению в «создании контрреволюционной террористической организации». — Ахм. сб. 2006. С. 277.

    «Арест Н. Н. П<унина> и Левы. (Пишу Сталину). На девятый день они дома». — ЗК. С. 666.

    <Октября 29 ?>

    А. А. приехала в Москву.

    Воспоминания Э. Г. Герштейн: «В ноябре 35-го г. возвращаюсь вечером домой. В передней на маленьком угловом диване сидит Анна Андреевна со своим извечным потрепанным чемоданчиком. Вся напряженная, она дожидается меня уже несколько часов. Мы заходим в мою комнату. “Их арестовали”. - “Кого их?” – “Леву и Николашу”. Она спала у меня на кровати. <...> У нее запали глаза и возле переносицы образовались треугольники. Больше они никогда не проходили. Она изменилась на моих глазах. Потом я отвезла ее в Нащокинский. <...> В чьей квартире она ночевала, я точно не знаю, кажется у Булгаковых. Мы встретились у ворот дома. <...> Она смотрела по сторонам невидящими глазами. <...> Кое-как мы перешли улицу и нашли такси. <...> Всю дорогу Анна Андреевна вскрикивала: “Коля... Коля... кровь” и другие слова. Я решила, что Анна Андреевна потеряла рассудок. Она была в бреду. Я довела ее до дверей квартиры. Сейфуллина открыла сама. Я уехала». — Восп. С. 256.

    Рассказ А. А. в записи Л. К. Чуковской: «Когда в 1935 году арестовали Леву и Николая Николаевича, я поехала к Сейфуллиной. Она позвонила в ЦК, в НКВД, и там ей сказали, чтобы я принесла письмо к Сталину, в башню Кутафью, и Поскребышев передаст. Я принесла - Лева и Николай Николаевич вернулись домой в тот же день». — ЛКЧ. II. С. 417.

    Октября 30

    Записи Е. С. Булгаковой: «Днем позвонили в квартиру. Выхожу - Ахматова - с таким ужасным лицом, до того исхудавшая, что я ее не узнала, и Миша тоже. Оказалось, что у нее в одну ночь арестовали и мужа (Н. Н. Пунина) и сына (Гумилева)»; «Приехала подавать письмо Иос<ифу> Вис<сарионовичу>. В явном расстройстве, бормочет что-то про себя». — Булгакова. С. 108, 364.

    Октября 31

    «Анна Андреевна переписала от руки письмо И. В. С<талину>«; «Отвезли с Анной Андреевной и сдали письмо Сталину. Вечером она поехала к Пильняку». — Булгакова. С. 108, 364.

    Октября конец - ноября начало

    Запись Н. Г. Чулковой: «Она приехала в Москву в большом горе - арестовали ее второго мужа и ее сына, уже студента. Ночевала у нас. Всю ночь не спала. А наутро отправила с одним из ее друзей письмо тов. Сталину - и на второй же день после этого муж и сын были освобождены, о чем они сами сообщили ей по телефону в Москву». — РГБ. Ф. 371, 5. 43. Л. 107.

    Воспоминания Э. Г. Герштейн: «Все было сделано очень быстро. Л. Н. Сейфуллина, очевидно, была связана как-то с ЦК партии. Анна Андреевна написала письмо Сталину, очень короткое. Она ручалась, что ее муж и сын не заговорщики и не государственные преступники. Письмо заканчивалось фразой: “Помогите, Иосиф Виссарионович!” В свою очередь Сталину написал Пастернак. Он писал, что знает Ахматову давно и наблюдает ее жизнь, полную достоинства. Она живет скромно, никогда не жалуется, ничего никогда для себя не просит. “Ее состояние ужасно”, - заканчивалось это письмо. Пильняк повез Анну Андреевну на своей машине к комендатуре Кремля, там уже было договорено, кем письмо будет принято и передано в руки Сталину». — Герштейн. С. 219.

    Воспоминания З. Н. Пастернак: «Однажды Ахматова приехала очень расстроенная и рассказала, что в Ленинграде арестовали ее мужа Пунина. Она говорила, что он ни в чем не виноват, что никогда не участвовал в политике, и удивлению ее этим арестом не было предела. Боря был очень взволнован. В этот же день к обеду приехал Пильняк и усиленно уговаривал его написать письмо Сталину. Были большие споры. <...> Боря никогда не писал таких писем, <...> но, увидев волнение Ахматовой, решил помочь поэту, которого высоко ставил. В эту ночь Ахматовой было плохо с сердцем, <...> на другой день Боря сам понес написанное письмо и опустил его в кремлевскую будку около четырех часов дня. <...> На другое утро раздался звонок из Ленинграда, сообщили, что Пунин уже освобожден и находится дома. <...> Я влетела радостно в комнату Ахматовой, поздравила ее с освобождением ее мужа. На меня большое впечатление произвела ее реакция: она сказала «хорошо», повернулась на другой бок и заснула снова. <...> Выйдя наконец к обеду, она сказала, что поедет в Ленинград на другой день. Мы с Борей уговаривали ее ехать тотчас же. В конце концов она согласилась, мы достали ей билет и проводили на вокзал». — Воспоминания о Борисе Пастернаке. М.,1993. С. 194.

    Воспоминания А. А.: «В связи с тем, что я писала статью “Последняя трагедия Анненского” мне было необходимо поговорить об Ин<нокентии> Ф<едоровиче> с двумя людьми: с Пастернаком и с Мандельштамом. С Пастерн<аком> я говорила осенью 1935 г., в ту ночь, когда я случайно попала к ним, в полном беспамятстве бродя по Москве. Борис Леонидович со свойственным ему красноречием ухватился за эту тему и категорически утверждал, что Анненский сыграл большую роль в его творчестве». — ЗК. С. 282.

    Ноября 1

    Письмо А. А. - И. В. Сталину: «Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович, зная Ваше внимательное отношение к культурным силам страны и в частности к писателям, я решаюсь обратиться к Вам с этим письмом. 23 октября в Ленинграде арестованы Н. К. В. Д. мой муж Николай Николаевич Пунин (проф<ессор> Академии художеств) и мой сын Лев Николаевич Гумилев (студент Л. Г. У.). Иосиф Виссарионович, я не знаю, в чем их обвиняют, но даю Вам честное слово, что они ни фашисты, ни шпионы, ни участники контрреволюционных обществ. Я живу в С. С. Р. с начала Революции, я никогда не хотела покинуть страну, с которой связана разумом и сердцем. Несмотря на то, что стихи мои не печа<та>ются и отзывы критики доставляют мне много горьких минут, я не падала духом; в очень тяжелых моральных и материальных условиях я продолжала работать и уже напечатала одну работу о Пушкине, вторая печатается. В Ленинграде я живу очень уединенно и часто подолгу болею. Арест двух единственно близких мне людей наносит мне такой удар, который я уже не могу перенести. Я прошу Вас, Иосиф Виссарионович, вернуть мне мужа и сына, уверенная, что об этом никогда никто не пожалеет». — Источник. 1999. №1. С. 77.

    На копии письма резолюция: «т. Ягода. Освободить из-под ареста и Пунина, и Гумилева и сообщить об исполнении. И. Сталин». — Там же. С. 80.

    Письмо Б. Л. Пастернака - И. В. Сталину: «Дорогой Иосиф Виссарионович! <...> Помимо той ценности, какую имеет жизнь Ахматовой для нас всех и нашей культуры, она мне еще дорога и как моя собственная, по всему тому, что я о ней знаю. С начала моей литературной судьбы я свидетель ее честного, трудного и безропотного существования. Я прошу Вас, Иосиф Виссарионович, помочь Ахматовой и освободить ее мужа и сына, отношение к которым Ахматовой является для меня категорическим залогом их честности». — Там же. С. 77-78.

    Докладная записка начальника УНКВД по Ленинградской области Л. М. Заковского - наркому внутренних дел Г. Г. Ягоде с просьбой о санкции на арест А. А. — Там же. С. 80.

    Ноября 3

    «Во исполнение указания Сталина, 3 ноября в 22 часа Пунин и Гумилев из-под стражи были освобождены, а дело прекращено». — Там же. С. 80.

    Постановление начальника 4-го отделения секретно-политического отдела Управления государственной безопасности УНКВД СССР по Ленинградской области: «Я начальник 4-го отд. СПО УГБ УНКВД ЛО - Штукатуров В. П., рассмотрев дело № 3764-35 по обвинению гр-н Пунина Н. Н., Гумилева Л. Н., Борина, Полякова и Махаева по ст. 58-10,11 УК, руководствуясь директивой НКВД СССР от 3. XI. 35 г., постановил: Пунина Н. Н. и Гумилева Л. Н. из-под стражи немедленно освободить». — Пунин. С. 332.

    Ноября 4

    Запись Е. С. Булгаковой: «Ахматова получила телеграмму от Пунина и Гумилева - их освободили». — Булгакова. С. 108.

    Воспоминания Э. Г. Герштейн: «Я не заметила, сколько времени прошло - два дня? четыре? Наконец, телефон и снова только одна фраза: “Эмма, он дома!” Я с ужасом: “Кто он?”. “Николаша, конечно”. Я робко: “А Лева?”. “Лева тоже”. Она звонила из квартиры Пильняка. Я поехала туда, на улицу “Правды”». — Герштейн. С. 219.

    А. А. познакомилась в квартире Б. А. Пильняка с Т. Г. Масенко. Он «подробно, с именами друзей рассказал Ахматовой о том, как любят ее стихи харьковские молодые поэты, как переписывают их в тетрадки, читают наизусть». — ЛО. 1989. №5. С. 74-75.

    Ноября 7

    Письмо С. Б. Рудакова - Л. С. Финкельштейн: «Сейчас кончаем Tristia. Лина, характер записей углубился невероятно. Боже, сделать бы так Гумилева! Самому или с Анной Андреевной!» — Герштейн. С. 108.

    Ноября 24

    В «Литературной газете» № 65(556) напечатана статья М. Левидова «Тема поэта»: «Маяковский и Пастернак, асеев и Багрицкий, а за ними Сельвинский, Светлов, Тихонов полемизировали с Блоком и Сологубом, Анненским и Ахматовой и подчас преодолевали их не только как люди революции, но и как мастера поэзии».

    «Осень. Москва»

    Стих. «Уводили тебя на рассвете...», включенное позднее в состав «Реквиема». — А1. С. 189.

    Декабря 13

    Л. Н. Гумилев отчислен с 1-го курса исторического факультета Ленинградского университета «по личному заявлению». — РНБ. Ф. 1073. Ед. хр. 1849.

    <Конец года?>

    Письмо Б. Л. Пастернака - И. В. Сталину: «Меня мучит, что я не последовал тогда своему первому желанию поблагодарить Вас за чудесное освобождение родных Ахматовой; но я постеснялся беспокоить Вас вторично». — Герштейн. С. 333.

    Письмо Е. Чаренца - И. С. Поступальскому: «Я очень благодарен тебе за то, что ты привлек к переводу моих вещей Анну Ахматову. Для меня переводы этой большой, давно мне известной русской поэтессы - большая радость, тем более, что они как будто очень верны? Пожалуйста, при случае передай ей мою благодарность. Я и сам написал бы ей, да пока как-то неудобно». — ВЛ. 1987. №11. С. 250.

    © 2000- NIV