Никифорова Людмила: Ученики и учителя Горенко

Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество:
Крымский Ахматовский научный сборник. -
Вып. 8. - Симферополь, 2010. - С. 93-113.

Ученики и учителя Горенко

Российский ученый-ахматовед В. А. Черных - активный участник Крымских Ахматовских научных чтений. Он справедливо утверждает, что мы многого не знаем о крымском периоде жизни Анны Горенко, периоде, когда она формировалась как личность и превращалась в поэта Анну Ахматову.

21-23 июня 2009 года в Евпатории по инициативе недавно созданной общественной организации "Культурно-просветительское общество им. Анны Ахматовой" состоялись Первые Ахматовские чтения. Среди прочего там были сделаны следующие выводы:

1. 1905-1906 год проживания семьи Горенко в Евпатории недооценивается вследствие малой информированности ученых и любителей творчества Анны Ахматовой и неизученности этого периода.

2. Обществу имени Ахматовой необходимо направить свою деятельность на изучение, сбор, накапливание информации и артефактов о пребывании семьи поэта в Евпатории.

Цель данной статьи - обнародовать новые факты, выявленные в ходе работы в Государственном архиве Автономной Республики Крым, и обобщить уже известные сведения об учебе детей Горенко и о преподавательской деятельности братьев их отца.

То, как впоследствии Анна Андреевна объясняла, почему семья оказалась в Евпатории, лучше всего проиллюстрировать ее же словами: "Папа вышел в отставку, стал получать только пенсию и потому решил отправить семью в провинцию"1.

Действительно, согласно сохранившемуся в Российском государственном историческом архиве документу, 23 сентября 1905 года Андрей Антонович Горенко, отец Анны Ахматовой, был уволен "согласно прошению от службы в канцелярии /94/ Главного управления торгового мореплавания и портов и с должности члена правления Русского Дунайского пароходства"2.

Прижизненный биограф Анны Ахматовой Аманда Хейт обобщает: "Невинная детская жизнь оборвалась резко и внезапно в 1905 году. (…) Теперь стала остро ощущаться нехватка денег"3.

Неожиданное изменение общественного положения и социального статуса, очевидное резкое стеснение материальных возможностей семьи Андрея Антоновича Горенко не были последними в череде утрат и потрясений вчера ещё благополучного семейства статского советника.

Катастрофой в 1905 году для семьи юной Анны Горенко был уход отца из семьи, когда Инна Эразмовна, брошенная жена, с пятью детьми очутилась в Евпатории. И эта большая семья уже никогда не собиралась вместе.

Раньше других, ещё в апреле, была отправлена в Евпаторию к родственникам, как свидетельствует В. А. Черных в "Летописи"4, старшая сестра Анны - Инна Андреевна, больная туберкулезом лёгких. Её длительная смертельная болезнь окрасила в мрачную тональность их жизнь в Крыму.

Позже из Евпатории любимую сестру перевезли в Сухумскую санаторию, но 15 июля 1906 года она умерла и была похоронена в Липицах, рядом с Царским Селом, на Царскосельском Казанском кладбище5.

В связи с предстоящим переездом семьи в Евпаторию было очень важно заранее решить вопрос с определением старшего сына Андрея в гимназию. В 1905-1906 учебном году он завершал среднее образование.

Еще в 1903 году Евпаторийская мужская гимназия была преобразована из 6-классной в полную, классическую, т. е. с двумя древними языками - латинским и греческим. Согласно Уставу 1871 года, выпускники классической гимназии получали /95/ возможность продолжить свое образование в университетах России, что, безусловно, устраивало семью Горенко. Несколько десятков архивных документов касаются обучения старшего брата А. Ахматовой в Евпаторийской гимназии, и они красноречиво свидетельствуют, как много внимания было уделено сыну большого столичного чиновника, но и при этом ему не было сделано никаких снисхождений. Документы наглядно иллюстрируют, кроме того, как чётко работала административная машина Министерства народного просвещения России.

Способствовать устройству Андрея Горенко в Евпаторийскую гимназию взялся исполняющий обязанности начальника Евпаторийского порта Н. И. Иванов. Он обратился из Петербурга письмом от 30 июня 1905 года к директору гимназии Александру Петровичу Бoгдановичу с ходатайством о приеме Андрея Горенко в 8 класс6.

Историк и краевед В. К. Катина объясняла переезд семьи Горенко в Евпаторию и хлопоты Н. И. Иванова за сына А. А. Горенко их приятельскими отношениями. Но вряд ли для этого есть объективные подтверждения, а вот связь по службе - несомненна7.

Видимо, боясь потерять время и беспокоясь, что из-за этого могут возникнуть сложности, Андрей Антонович Горенко своё заявление о приёме сына в Евпаторийскую гимназию направил телеграммой, в которой так объяснил причину переезда детей в Евпаторию: "по климатическому благорасположению"8. Возможно, что решение пришло неожиданно.

Параллельно этому 2 августа 1905 года он прислал из Царского Села в Евпаторийскую гимназию следующие документы: "Прошение"9, от руки написанные оценки сына10 и "Обязательства", в том числе о том, что его сын Андрей Горенко "жительство будет иметь у матери, которая будет иметь наблюдение за поведением вне гимназии"11. /96/

"Прошение" как документ времени, фиксирующий историю семьи Анны Ахматовой, есть смысл процитировать: "Желая дать образование моему сыну Андрею 18 лет во вверенном Вам учебном заведении, имею честь просить распоряжения Вашего о том, чтобы он был помещен в VIII класс соответственно выдержанному им весною сего года испытанию при Императорской Николаевской Царскосельской гимназии. Желаю, чтобы сын мой Андрей, в случае принятия его в заведение, обучался французскому языку. Сведения о результатах испытания в VIII класс могут быть запрошены от вышеназванной гимназии. При этом прилагается: 1) копия метрического свидетельства № 4380 и 2) копия с формулярного списка о моей службе за № 1191".

Андрей Антонович еще был вправе подписаться: Член Совета Главноуправляющего Торговым мореплаванием и Портами, Статский Советник.

Но в провинциальной Евпатории обращение такого высокого чиновника не было принято на веру. В тот же день, как были зарегистрированы перечисленные документы из Царского Села, письмом № 792 от 11 августа 1905 года у директора Царскосельской гимназии были затребованы отметки ученика Андрея Горенко12.

Тот отозвался немедленно телеграммой такого содержания: "Андрей Горенко выдержал в мае этого года (…) испытания в восьмой класс и был бы принят, если бы не необходимость для юноши по состоянию здоровья жить на юге"13.

Следом на бланках Императорской Николаевской гимназии в Царском Селе поступили две справки от 16 августа за личной подписью директора этого учебного заведения, выдающегося русского поэта Иннокентия Анненского. Нелишне напомнить, что в 1910 году молодой поэт Анна Горенко будет потрясена стихами его сборника "Кипарисовый ларец" и он окажет определяющее влияние на ее становление14.

Один из присланных документов содержит оценки по итогам испытаний Андрея за седьмой класс, аналогичные тем, /97/ что прислал в Евпаторию его отец. Эти оценки в основном хорошие15.

И только после этого Андрей Андреевич Горенко, родившийся 23 сентября 1887 года в Одессе, православный, как гласит "Приемная книга в Евпаторийскую мужскую гимназию с экзаменационными отметками" был принят в восьмой класс16.

Многочисленные архивные предэкзаменационные документы, протоколы экзаменов, отчеты о выпуске и, наконец, аттестат зрелости № 409, который Андрей Горенко получил 5 июня 1906 года, фиксируют абсолютную успешность этого выпускника Евпаторийской гимназии17.

Он единственный из 23 окончивших это учебное заведение в 1906 году получил золотую медаль.

"В сущности, это была самая обыкновенная гимназия, - скажет позже о ней её выпускник И. Сельвинский. - Необыкновенной ее делало только одно: море. Оно подымалось до середины окон"18.

Конечно, методы обучения в ней были традиционные; как правило, это вербальная передача знаний. 1905-1906 учебный год был не самый лучший в истории гимназии. Он отличался нестабильностью, какой-то нервозностью учителей и гимназистов. Возможно, требования в Царском Селе были выше, чем в Евпатории, поэтому Андрей Горенко так успешно учился. И пропусков по болезни у него было не больше, чем у других: всего 36 уроков за год, что составляло 11,6% от общего числа, как зафиксировано в одном из отчетов19.

В этом году в восьмом классе мужской гимназии Евпатории в учебном расписании стояли такие предметы:

- Закон Божий - 2 часа в неделю

- русский язык - 4 часа в неделю

- латинский язык - 5 часов в неделю

- греческий язык - 6 часов в неделю /98/

- математика - 3 часа в неделю

- физика - 2 часа в неделю

- история - 2 часа в неделю

- французский язык - 3 часа в неделю20.

Из перечисленных 27 недельных часов, как видим, 11 уроков выпадало на так называемые древние языки. Их вёл молодой, только в 1904 году поступивший в Евпаторийскую гимназию учитель В. Ф. Штифтарь. Он окончил курс историко-филологического института князя Безбородко в Нежине со званием "учитель гимназии по древним языкам". Латинский язык он преподавал по собственному учебнику, изданному в Одессе.

Попечитель Одесского учебного округа назначил классным руководителем выпускного класса, где учился Андрей Горенко, исполняющего обязанности инспектора учителя истории Ивана Сапицкого21.

По неизвестной сегодня причине уже к октябрю 1905 года покинул свой пост директор гимназии А. Г. Богданович, и с ним торжественно простились в актовом зале ученики и коллеги.

Назначенный 1 октября директор Е. Д. Зельницкий22, очевидно, чрезвычайно жестко взялся за "увольнение учеников", и очень скоро по требованию родителей был освобожден от этой должности. Дело о "немедленном удалении" директора Е. Д. Зельницкого рассматривалось на заседании Городской думы в июне 1906 года23. На нём единогласно постановили "ходатайствовать о переэкзаменовках ученикам с неудовлетворительными отметками".

Ученик выпускного класса Андрей Горенко, безусловно, был свидетелем беспорядков, случившихся после объявления Высочайшего Манифеста от 17 октября 1905 года, предвестника российской Конституции, провозглашавшего гражданские права и свободы24. /99/

Группа гимназистов-старшеклассников, к которым присоединились и гимназистки, вышли к учителям со своими требованиями. Бурные политические страсти раскололи учительский коллектив обеих гимназий и учеников.

Выпускники российских гимназий в обязательном порядке письменно заранее заявляли о своих намерениях относительно дальнейшего обучения в университетах. Затем это фиксировалось в соответствующих графах итогового отчета для руководства вышестоящего учебного округа. Андрей Горенко свое решение сформулировал так: "…Для продолжения образования я намерен поступать в Санкт-Петербургский Императорский Университет на историко-филологический факультет"25.

Поступал ли он туда, в данный момент неизвестно. Из писем его сестры Анны Сергею фон Штейну можно понять, что зиму 1906-07 года Андрей болел, а с 5 сентября 1907 года он уже был в Париже в Сорбонне, откуда в декабре вернулся в Россию26.

В это время в Сорбонне учился Н. Гумилёв. Известно, что дружба этих молодых людей началась осенью 1904 года со знакомства на концерте в Павловске27.

Вера Лукницкая в книге о Гумилёве пишет, что "Андрея он считал единственно культурным, превосходно классически образованным человеком на фоне всей царскосельской молодежи. Андрей Андреевич знал латынь, был прекрасным знатоком античной поэзии и при этом отлично воспринимал стихи модернистов"28.

Сегодня стали известны подробности преждевременной смерти старшего брата Анны Андреевны Ахматовой. Трагедия всего русского общества 1917-1920-х годов потрясла не одну дворянскую семью. В 1919 году Андрей Андреевич Горенко вместе с женой Марией Александровной (урожд. Змунчилло) и четырехлетним сыном Кириллом эмигрировал в Константинополь, а оттуда в Грецию. Почему туда? Во-первых, в его жилах текла и греческая кровь. Кажется, прав В. А. Черных, что прабабушка Анны Ахматовой по отцовской линии, жена прадеда /100/ Ивана Воронина, была гречанка29. Из материала Е. А. Кричевской теперь известно даже имя прародителя Ахматовой - грека-критянина Эммануилиоса Героспатьяса30. Во-вторых, в 1910-е гг. Андрей много путешествовал и, по свидетельству Е. М. Ольшевской, бывал в Греции31. И, наверное, блестящий выпускник евпаторийской гимназии не мог не убедиться, что для него здесь не существует языкового барьера. Ведь в Евпатории еженедельно по 6 часов он изучал этот язык у замечательного учителя В. Ф. Штифтаря32.

11 февраля 1920 года в дешевой афинской гостинице "Кронион", загнанные в тупик нищетой, оторванные от родного очага, придавленные смертью сына, русские эмигранты Андрей и Мария Горенко решились на двойное самоубийство и отравились. Андрей скончался в Муниципальной больнице Афин, а Мария выжила и оказалась беременной сыном33.

В газетных публикациях Крыма последнего времени безосновательно утверждалось, что в Евпаторийской гимназии учился и младший брат Анны Андреевны - Виктор, хотя ни в классных списках, ни алфавитных за 1905-1906 учебный год такой ученик не значится. Возможно, это утверждение основывалось на архивном документе "Приемная книга в Евпаторийскую мужскую гимназию", где Горенко Виктор 16 сентября 1896 /101/ года рождения, православный, сын статского советника зафиксирован как экзаменовавшийся в первый класс по трем предметам: Закон Божий, русский язык (устно и письменно), арифметика (устно и письменно)34.

Но запись эта относится к 1906 году.

В практике дореволюционных гимназий, в которых очень строго происходил отбор будущих гимназистов, дважды - в мае и в августе - проводились испытания учеников для зачисления от приготовительного до 8-го класса гимназии. Педагогический совет на этом основании принимал свое решение: "зачислить", "зачислить кандидатом", "отказать". В графе о решении педагогического совета относительно Виктора Горенко значится: "Выдано свидетельство". И действительно, в том же фонде обнаружено это "Свидетельство", датированное 5 мая 1906 года. А появилось оно на основании следующего "Прошения".

Его Высокородию Господину

Директору Евпаторийской мужской гимназии

Андрея Горенко

Прошение

Имею честь покорнейше просить Ваше Высокородие допустить брата (курсив мой - Л. Н.) моего к испытаниям за курс приготовительного класса и о выдаче ему свидетельства35.

Совершенно неожиданно обнаружен аналогичный документ от 1 мая 1906 года - "Прошение" от отца, Андрея Антоновича Горенко, присланное из Санкт-Петербурга, улица Гороховская, дом 48, квартира 11. Он тоже просит "подвергнуть испытанию сына Виктора и принять его в класс гимназии, соответствующий его познаниям"36.

Эти два документа позволяют сделать следующие выводы.

Во-первых, в 1905-1906 году Виктор Горенко действительно не был учеником Евпаторийской гимназии, а получал, как тогда считалось, "семейное воспитание".

Во-вторых, и после ухода из семьи Андрей Антонович участвовал в судьбе детей, но его намерения и планы семьи, /102/ находящейся в Евпатории, не совпадали. Отец связывал с этим городом и гимназией, которая его, по-видимому, устраивала, новый учебный год своих детей. А Инна Эразмовна с детьми, очевидно, не собирались здесь задерживаться. И возможно, чтобы освободить Вите лето для полноценного отдыха, они в мае затеяли школьные испытания. Видимо, намеревались с евпаторийскими документами продолжить обучение, скорее всего, в Севастополе, где младшие дети с матерью прожили у стариков Горенко до конца 1908 года.

Как видим, испытания Виктора Горенко состоялись. В протоколе заседания педагогического совета евпаторийской гимназии от 10 мая 1906 года "О допуске к приемным испытаниям" за отца присутствовал Андрей Горенко - брат Виктора37. Ему же 5 июня 1906 года было выдано свидетельство № 427 о состоявшихся испытаниях брата38.

По-видимому, за это было заплачено 10 рублей, как отмечено на свидетельстве. Но самое замечательное, что на оборотной стороне этого документа, пролежавшего в архиве 103 года, приклеена фотография 10-летнего брата Анны Андреевны Ахматовой. До сих пор, кажется, неизвестная никому. Это вторая в обширном иконографическом наследии семьи Горенко евпаторийская фотография. Она сделана в ателье Каценеленбогена, по-видимому, специально для гимназии. /103/

Сегодня неизвестно, где учился Виктор Горенко в Севастополе и позже в Киеве, но в 1912 году Инна Эразмовна отправила младшего сына "в воспитательных целях" к отцу в Санкт-Петербург39.

Там он в Морском Корпусе, где когда-то преподавал его отец, получил специальность военного моряка и назначение в Черноморский флот40.

На Малаховом кургане
Офицера расстреляли.
Без недели двадцать лет
Он глядел на Божий свет41, -

так в 1918 году писала Анна Андреевна о брате Викторе, которого в семье тогда по ошибке считали погибшим. Историк В. Зарубин, один из авторов книги "Без победителей", полагает, что молодой офицер Виктор Горенко оказался участником трагических военных столкновений, произошедших 15-17 декабря 1917 года в Севастополе. По имеющимся у историков сведениям, "красные" матросы расстреляли 32 офицера, предварительно их разоружив. Брат Ахматовой вышел из этой резни живым42.

Он прожил долгую жизнь, большей частью вне России. Как Виктор Андреевич сам писал М. Кралину, еще в 14 лет у него "в сердце возникло сильное желание уехать из России…". "Строителем социализма" он не собирался быть43.

Надо полагать, что школьных проблем с обучением младшей дочери Андрея Антоновича Горенко в евпаторийской гимназии не было. К сожалению, Государственный архив Крыма не содержит такого количества документов Евпаторийской женской гимназии за 1905-1906 учебный год, как мужской гимназии. К примеру, кто подавал документы о зачислении Ии Горенко во второй класс, неизвестно. Но "Приемная книга" содержит такую информацию: Горенко Ия, православная, дочь дворянина, 1894 /104/ года рождения 27 января, по свидетельству Царско-Сельской Мариинской гимназии принята в августе 1905 года во второй класс44. Удивление вызывают баллы, которыми оценены в Царском Селе знания Ии:

Закон Божий - 12

Русский язык - 10

Арифметика - 12

География - 12

Французский - 1145.

Как видим, она отличница. Это единственный случай 12-ти балльной системы оценок, зафиксированный в Приемной книге46.

К сожалению, в Севастопольском архиве не сохранилось документов дореволюционных гимназий, и мы не знаем, где училась Ия дальше. Из статьи Е. М. Ольшанской "Анна Ахматова в Киеве" известно, что в 1914 году Ия закончила 4-ю Киевскую гимназию и осенью того же года поступила на Киевские высшие женские курсы, на историко-филологическое отделение47.

Представление о младшей сестре Анны Андреевны Ие может дать замечательная запись Л. К. Чуковской от 30 июня 1940 года. В одно из ее посещений Анна Андреевна достала групповую гимназическую фотографию, на которой была запечатлена и ее сестра Ия, "…красавица, лицо греческой императрицы. Похожа на Анну Андреевну… Потом вытащила рукопись - сочинение сестры Ии о протопопе Аввакуме и тут же похвальный отзыв профессора"48.

Весна 1906 годы выдалась для Инны Эразмовны Горенко сложной. Выпускные экзамены на аттестат зрелости сдавал /105/ Андрей. Нужно было что-то решать с Виктором. Целый учебный год Анна занималась с учителем, но жила с ощущением страшного одиночества, и потому вызывала беспокойство матери. В Евпатории с детьми Инна Эразмовна оставаться не собиралась. Поэтому в апреле она подала прошение в Фундуклеевскую гимназию Киева о приеме в 8 класс дочери Анны, а с младшими намеревалась переехать в Севастополь.

Естественно, что никаких архивных "следов" обучения Ани Горенко в Евпатории нет и быть не может. Из автобиографической заметки Анны Ахматовой известно, что предпоследний, т. е. 7 класс гимназии она "проходила дома". Как и Виктор, на основании "установленных предложений господина Министра народного просвещения от 29 января 1897 года за № 2518 и Правил об испытаниях лиц домашнего воспитания" она в мае 1906 года держала испытания в Фундуклеевскую гимназию Киева за 7 класс49.

Возникает вопрос, почему, только ли из-за материальных трудностей она не посещала гимназию? Уже в 1904-1905 гг. в женской гимназии Евпатории был открыт выпускной 8 класс, так что и старшая дочь статского советника А. А. Горенко могла получать знания не экстерном, а за гимназической партой. Хорошо известно, что дети Горенко были болезненны, и это, конечно, веская причина для организации "домашнего воспитания". Но, возможно, предпочтение такого варианта образования было некоей семейной традицией Горенко. Например, блестящий гимназист Андрей, поступив в Царскосельскую гимназию в 1898-1899 учебном году в первый класс, подвергался испытаниям за курс 3, 5 и 7 классов, хотя гимназию не посещал, а обучался дома50. Как уже знаем, и Виктор учился с домашним учителем, готовясь к испытаниям за приготовительный класс в Евпатории.

Но как бы там ни было, в Евпатории домашним учителем Анны Горенко, согласно свидетельству Лукницкого, был гимназист 7 класса Миша Мосарский51. "Занятия скрашивались тем /106/, что молодой учитель влюбился в свою ученицу", - скажет А. Хейт52.

Однако архивные документы говорят, что в 7 классе Евпаторийской мужской гимназии в 1905-1906 учебном году такого ученика не числилось. Но других мужских гимназий в Евпатории не было. А вот в 8 классе, вместе с братом Анны Андреевны, учился Мишуэль (Мишуель) Масарский, 1 апреля 1888 года рождения, иудейского исповедания, сын мещан. Он также закончил Евпаторийскую гимназию с медалью, но серебряной. В своем обязательном заявлении о дальнейшем обучении Мишуэль Пинкусов Масарский указывал, что будет поступать в Императорский Харьковский университет по математическому факультету53.

Миша поступил в 5 класс Евпаторийской гимназии в 1902 году, согласно прошению его отца Пинкуса Масарского и проведенных испытаний по восьми предметам: русский язык, латынь, арифметика, алгебра, геометрия, история, география, французский язык54. Отец Миши, обосновывая свою платежеспособность, указывал в "Обязательствах" перед гимназией, что он мещанин, занятый торговлей, имеет доход 1200 рублей в год, проживает по адресу: г. Евпатория, Базарная улица, собственный дом № 136755.

Личностью домашнего учителя Анны Горенко интересовалась евпаторийский историк-краевед В. К. Катина. В своей статье "Дачная улица, дом Пасхалиди" она называла полное имя учителя: Мовша (Моисей) Вульфович Массарский, также указывала, что он сын евпаторийских мещан Вульфа Пинхусовича и Двойры Берковны. Есть и указание на место жительства: "в трех минутах от дома Пасхалиди"56.

Как указал евпаторийский краевед А. Г. Мезенцев, улица Базарная и дом Пасхалиди расположены в разных концах города. /107/ Нет сомнения, что одноклассник Андрея Горенко Мишуэль Масарский и фигурант статьи В. К. Катиной - абсолютно разные люди. Кто же из них учил Анну Горенко? Конечно, П. Лукницкий мог перепутать факты: подготовку к экзаменам за 7 класс вел гимназист 7 класса. На наш взгляд, главное в характеристике домашнего учителя Анны это то, что он гимназист (выделено мной - Л. Н.). Кроме того, логичнее, что к экзамену по курсу предметов 7 класса готовил восьмиклассник, будущий медалист.

Как бы там ни было, легендарный Миша Масарский хорошо подготовил свою ученицу к испытаниям в Фундуклеевскую гимназию Киева. После успешной экзаменовки Анна Горенко была зачислена в 8 класс и 28 мая 1907 года получила аттестат за № 1881. В нём сказано:

"во время пребывания в сем заведении, при отличном поведении, показала успехи:

По Закону Божию - отличные,

По русскому языку и словесности - очень хорошие,

По французскому языку - весьма хорошие,

по немецкому языку - очень хорошие,

по математике - весьма хорошие,

по истории - очень хорошие,

по географии - отличные,

по естествознанию с гигиеной - весьма хорошие,

по физике и космографии - очень хорошие,

по педагогике - весьма хорошие,

по рисованию и чистописанию - хорошие,

по рукоделию - не обучалась,

по хоровому пению -----------------------------

по музыке------------------------------------------

по танцам -----------------------------------------"57.

По современной шкале оценивания учебных достижений украинских школьников оценки этого аттестата в основном соответствуют "10", "11", "12" баллам. Это не удивительно, потому что многие биографические свидетельства говорят о замечательных способностях будущего поэта Анны Ахматовой. /108/ Уже в пять лет она говорила по-французски, потому что ей приходилось присутствовать на занятиях старших детей с учительницей французского языка. В шесть лет она бегло болтала и по-немецки и по-французски со своей подругой Валерией Тюльпановой. Хотя читать начала поздно, как сама вспоминала, в семь лет, в восемь уже читала Тургенева, в тринадцать лет в подлиннике знакомилась со стихами Бодлера и Верлена58. Знание языков, как мы знаем, станет для Анны Андреевны Ахматовой в трудные часы подспорьем в переводческой работе.

Работа в Крымском Государственном архиве позволила раскрыть еще одну страницу семейной истории Горенко - учительскую.

Известно, что В. А. Черных нашел в "Евпаторийском списке жителей" брата Андрея Антоновича Горенко, отца Анны Ахматовой, преподавателя училища в Евпатории. Высказывалось предположение, что его семья и есть те родственники, к которым в 1905 году и переехала Инна Эразмовна с детьми. Разыскания в Крымском государственном архиве отчасти подтвердили эти предположения В. А. Черных - о Владимире Антоновиче Горенко.

К ранее напечатанному в Ахматовском сборнике № 7 добавим, что право на звание учителя он получил по испытанию в Константиновском училище в своем родном городе Севастополе59. Итак, подчеркнем, младший брат Андрея Антоновича состоял учителем математики Евпаторийского уездного училища, а не гимназии, как утверждается в статье "Род Горенко в Севастополе. Новые данные к родословной Анны Ахматовой"60. Это досадная ошибка авторов статьи. Объективно говоря, не мог быть учителем дореволюционной гимназии человек, окончивший всего лишь училище. /109/

Как показывают архивные документы, по-видимому, Владимир Горенко вообще выбыл из состава учителей по ведомству народного просвещения Таврической губернии в Крыму. Новые данные о брате Андрея Антоновича Горенко Владимире не уточняют сведений о тех родственниках, к которым в Евпаторию приезжала с детьми Инна Эразмовна.

Севастопольские исследователи С. М. Шевченко и П. М. Лящук, сообщая новые данные к родословной Анны Ахматовой, приводят достоверный факт о смерти сына Владимира Антоновича - Константина, похороненного в Севастополе в четырехлетнем возрасте. Эпитафия гласит: "Младенец Константин Горенко, умер 25 марта 1891 года"61.

Отсюда возможно предположение, что дальнейшая судьба Владимира Антоновича Горенко после Евпатории была связана с Севастополем, где жили его родители. Попутно отметим, что в 1888 году, судя по архивным документам, у него сына еще не было, а поэтому тот не мог умереть "в четырехлетнем возрасте".

Беглый просмотр архивного "Дела о внесении в родословную Антона Горенко" неожиданно дал намёк на то, что в 1878 году в Алешковском уездном училище мог преподавать еще один брат Андрея Антоновича Горенко - Петр62. Неожиданно этому нашлось подтверждение. В четвертом выпуске Крымского Ахматовского научного сборника "Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество" за 2006 год опубликована "Крымская Ахматовиана", составленная П. Е. Поберезкиной. В неё включено название статьи одесского писателя Г. Д. Зленко "Перший учитель - дядько Анни Ахматової" с комментарием составителя "О Петре Горенко"63.

В итоге выяснилось следующее.

Если старший сын Антона Горенко, отец Анны Ахматовой, профессиональную карьеру начал в 10 лет кадетом в Черноморской /110/ штурманской роте, а в 14 лет был уже переведен в юнкера64, то следующий за ним сын Петр, родившийся 16 января 1850 года (по-видимому, в Николаеве), получил в жизни другое направление. Очевидно, он не отличался крепким здоровьем и не обладал активным характером. В "Деле о внесении семейства Антона Горенко в родословную Таврической губернии" зафиксировано, что в 1864 году он учился в Симферопольской гимназии65. Архивные документы этого учебного заведения подтвердили обучение Петра Горенко в его стенах. Уважаемый штабс-капитан Антон Андреевич Горенко, по всей видимости, мечтал о добротном образовании для сына Петра и не ждал привилегий, которые он действительно получил Указами Правительствующего Сената по департаменту геральдии в 1864-1865 гг66. Его сын стал раньше этого времени гимназистом Симферопольской гимназии, т. к. в Севастополе гимназии не было. Этому есть архивные подтверждения. Из Севастополя сопроводительным письмом от 14 января 1863 года Антон Горенко передал 135 рублей серебром в пансион главной гимназии Таврической губернии "за воспитание сына моего Петра за первую половину настоящего года" (т. е. 1863 - Л. Н.)67.

Примечательная резолюция значится под датой и подписью Антона Горенко: "Уведомление о получении денег Андрею Антоновичу Горенко письменно 26 марта № 486". Из этой записи следует, что о получении денег письменно был уведомлен 15-летний старший сын Антона Андреевича Горенко, будущий отец Анны Ахматовой.

Можно уверенно говорить, что гимназист Петр Горенко учился в Симферопольской гимназии не менее трёх-четырёх лет: с осени 1862 года до июня 1866 года. Если предполагать, что мальчик начал обучение с приготовительного класса (это достоверно не выявлено) и переходил из класса в класс, то в гимназию он поступил в 1860 году. Но решением педагогического совета от 15 июня 1866 года гимназист Горенко по итогам /111/ учебного года не был переведен из четвертого в пятый класс68. Более того, он же на следующей странице протокола этого же педсовета назван как оставленный в четвертом классе на третий год! Чтобы это стало возможным, педагогический совет должен был испросить и получить согласие попечительского совета гимназии, о чем и ходатайствовали педагоги69.

В документах после 1866 года ученика Горенко обнаружить не удалось - то ли Антон Андреевич забрал сына из гимназии по своей доброй воле, то ли попечительский совет не дал согласия на обучение мальчика в том же классе третий раз.

Чтобы у читателя не сложилось впечатления о Петре Горенко как о безнадежно отстающем ученике, нужно сделать оговорку. В дореволюционных гимназиях очень строго и требовательно подходили к оцениванию знаний ученика, и второгодничество было естественным явлением. К примеру, два раза оставался на второй год А. П. Чехов, был второгодником его брат Михаил. Известно, что также плохо учился в Нежинской гимназии Николай Гоголь.

Цифры Отчета Евпаторийской мужской гимназии за 1914-15 учебный год по второгодникам современного педагога могут ошеломить. 79 мальчиков из 399 было оставлено на второй год, т. е. почти 20%! А вообще за всё время обучения этих 399 человек 106 из них оставались на второй год один раз, 26 - два раза, 9 - трижды. Хотя родители оплачивали за обучение ребенка в гимназии только 50 рублей в год, из 178 рублей 50 копеек, ведомство народного просвещения брало на себя такие издержки второгодничества70.

Чем занимался после Симферополя Петр Горенко, где продолжил образование, неизвестно.

Как пишет в своей статье Г. Зленко, в 1872 году старший брат Петра Андрей получил в Николаеве должность преподавателя юнкерских классов и вызвал к себе "непригодного к /112/ военной службе" Петра, чтобы устроить его на педагогические курсы71. А с лета 1873 года, действительно, Петр Горенко уже числился учителем арифметики и геометрии Алешковского уездного училища72.

Это было одно из старейших учебных заведений Таврической губернии. В 1912 году торжественно отмечалось его 100-летие. В связи с таким крупным событием в Одесской типографии Л. Нитче была даже издана "Историческая записка", составленная об этом учебном заведении учителем С. Сысоевым. Город Алешки - один из 18 городов Таврической губернии по состоянию на 1865 год - находился в Днепровском уезде73. Его жители, как пишет С. Сысоев, - российские казённые поселяне. По данным на 1836 год в городе проживало 2035 человек, в уезде - казённых поселян 46490 и помещичьих - 6394 человек, т. е. всего около 55 тысяч человек74. Их детей и начал учить Петр Антонович Горенко, тут произошло его профессиональное становление.

Выслужив в Алешковском училище чуть более четырех лет, в октябре 1877 года он был представлен к чину губернского секретаря75.

А 21 ноября 1879 года, как пишет Г. Зленко, ему был определен чин коллежского секретаря, т. е. он достаточно энергично продвигался по службе. В сентябре 1880 года Петр Антонович Горенко открывал в Карамахмете Измаильского уезда Бассарабии одноклассное мужское училище. Он стал первым учителем этого учебного заведения, где учились дети украинцев, беглых крестьян из внутренних губерний Российской империи, и молдаван76. /113/

Из уже упоминаемой статьи севастопольцев С. М. Шевченко и П. М. Лящука следует, что Петр Горенко "скончался 13 февраля 1894 года в Севастополе в чине титулярного советника от чахотки легких"77.

Наконец, преподавательской деятельностью занимался еще один Горенко - отец Анны Ахматовой. Как уже говорилось, в Николаеве он преподавал в юнкерских классах, затем в 1875 году был назначен штатным преподавателем Морского училища в Петербурге78.

Подводя итог сказанному, следует подчеркнуть, что именно школьный возраст и гимназический статус братьев и сестры Анны Ахматовой обеспечили документирование их школьной жизни, что и позволило обнаружить бесценные свидетельства их пребывания в Евпатории в 1905-06 учебном году. Трудно предполагать, в каких фондах Крымского архива могут отыскаться документальные свидетельства об Инне Эразмовне, бывшей жене статского советника. Она была частным лицом, обычной матерью многодетного семейства.

Историко-педагогический аспект новых сведений о родных братьях отца Анны Андреевны Ахматовой позволяет говорить об активной роли учителей Горенко в закладывании основ и развитии системы начального народного образования Таврической губернии.

Судьба сыновей участника Крымской войны и обороны Севастополя потомственного дворянина Антона Горенко убедительно свидетельствует о высоком престиже профессии российского учителя.

Наконец, история среднего образования Евпатории, история современной гимназии им. И. Сельвинского, правопреемницы дореволюционных мужской и женской гимназий, связаны с именами Ии, Андрея и Виктора Горенко, родных великого русского поэта Анны Ахматовой.

Примечания

1. Лукницкая В. Николой Гумилев. Жизнь поэта по материалам домашнего архива Лукницких. Л.: Лениздат, 1990. С. 35.

2. Черных В. А. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. Изд. второе, исправ. и доп. М.: Индрик, 2008. С. 42.

3. Хейт А. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Дневники, воспоминания, письма А. Ахматовой. М.: Радуга", 1991. С. 26.

4. Черных В. А. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой… С. 41.

5. Там же, с. 44.

6. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 78, л. 128, 131.

7. Катина В. Судьба Анания Пасхалиди. "Крымские известия", № 125 (3111), 2004.

8. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 78, л. 129.

9. Там же, л. 127.

10. Там же, л. 133.

11. Там же, л. 137.

12. Там же, л. 135.

13. Там же, л. 130.

14. Черных В. А.. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой… С. 58.

15. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 78, лл. 134, 136.

16. Там же, д. 25., л. 56.

17. Там же, д. 78, л 132.

18. Сельвинский И.. Собр. соч. в 6-ти т. М.: Худож. Лит., 1971- 1974. Т. 6. С. 48.

19. ГААРК Ф. 546, оп. 1, д. 71, л. 70.

20. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 78, л. 8-10.

21. Там же, л. 21.

22. Там же., д. 63, л. 50.

23. Постановления Евпаторийской Городской Думы за 1906 г. Евпатория: Тип. М. Л. Мурованского, 1912. С. 98.

24. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 62.

25. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 78, л. 126.

26. Черных В. А. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой… С. 49.

27. Лукницкая В. Николой Гумилев… С. 33.

28. Там же.

29. Черных В. А.. Родословная Анны Ахматовой. Памятники культуры. Новые открытия. 1992. М.: Наука , 1993. С. 76.

30. Кричевская Е. А. "Пришли и сказали: "Умер твой брат"…" В кн.: Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество. Крымский Ахматовский научный сборник. Вып. 7. Симферополь: "Крымский Архив", 2009. С. 33.

31. Ольшанская Е. М.. Анна Ахматова в Киеве. // Серебряный век. Киев: 1994. (Приложение к журналу "Ренессанс"). С. 25.

32. Ottomar Laamann. Mälestused Krimmist. Toronto. 1981 (Пер. М. Никольской). Оттомар Лааманн - крымский эстонец, окончивший Евпаторийскую мужскую гимназию, в этой книге детально описал учителей. С большой теплотой автор сообщал о В. Штифтаре как об увлеченном историей города человеке. Учитель водил гимназистов на археологические раскопки древнегреческого городища. Позже он выпустит брошюру "Дачный архитектурный пейзаж в Евпатории".

33. Е. А. Кричевская "Пришли и сказали: "Умер твой брат"…" В кн.: Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество. Крымский Ахматовский научный сборник. Вып. 7. Симферополь: "Крымский Архив", 2009. С. 34-36.

34. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 25, л. 66.

35. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 67, л. 122.

36. Там же, д. 67, л. 124.

37. Там же, д. 39, л. 157-158.

38. Там же, д. 67, л. 123.

39. Ольшанская Е. М. Анна Ахматова в Киеве... С. 17.

40. Кралин М. Младший брат. // Звезда, № 6, 1989. С. 149.

41. Ахматова А. Сочинения в 2-х т. М.: "Правда", 1990. Т. 1. С. 99.

42. Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Из истории Гражданской войны в Крыму. Симферополь: Антиква, 2008. С. 225-226.

43. Кралин М. Младший брат… С. 149

44. ГААРК. Ф. 546. оп. 1, д. 30, л. 7.

45. Там же.

46. Автор книги "Императорская Николаевская Царскосельская Гимназия" Кирилл Финкельштейн в электронном письме от 8. 12. 2009 г. так прокомментировал эту ситуацию: "…в начале ХХ века 12-бальная система оценок использовалась в кадетских корпусах, женском Смольном институте. А в мужских классических гимназиях использовалась 5-бальная шкала оценок. Видимо, и в женских гимназиях была 12-бальная система. В аттестате Ахматовой значатся оценки словами: "очень хорошие", "весьма хорошие", и др. Т. е. 4 (хорошо) делится на три градации, отсюда и 12-бальная шкала".

47. Ольшанская. Е. М.. Анна Ахматова в Киеве… С. 24.

48. Лидия Чуковская. Записки об Анне Ахматовой… Т. I. С. 115.

49. Черных. В. А. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой … С. 44.

50. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 78, л. 132.

51. Черных. В. А. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой … С. 43.

52. Хейт А. Анна Ахматова. Поэтическое странствие... С. 26.

53. ГААРК. Ф. 546, оп. 1, д. 78, л. 160.

54. Там же. Ф. 546, оп. 1, д. 25, л. 4.

55. Там же. Ф. 546, оп. 1, д. 78, л. 161, 163.

56. Катина В. Дачная улица, дом Пасхалиди. "Крымская правда", 2 марта 2002.

57. Хейт А. Анна Ахматова. Поэтическое странствие... С. 356-357.

58. Черных. В. А. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой … С. 29, 31-33.

59. ГААРК. Ф. 100, оп. 1, д. 1857, л. 176.

60. Шевченко С. М., Лящук П. М.. Род Горенко в Севастополе. Новые данные к родословной Анны Ахматовой. В кн.: Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество. Крымский Ахматовский научный сборник. Вып. 3. Симферополь: "Крымский Архив", 2005. С. 157.

61. Там же, с. 157.

62. ГААРК. Ф. 49. оп. 1, д. 6887, л. 47.

63. Сост. П. Е. Поберезкина. Крымская Ахматовиана (1992-2001). Материалы к библиографии. В кн.: Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество. Крымский Ахматовский научный сборник. Вып. 4. Симферополь: "Крымский Архив", 2006. С. 194.

64. Черных В. А. Родословная Анны Ахматовой... С. 76.

65. ГААРК Ф. 49. оп. 1, д. 6887, л. 8.

66. Шевченко С. М., Лящук П. М.. Род Горенко в Севастополе… С. 155.

67. ГААРК. Ф. 104, оп. 1, д. 118, л. 141.

68. ГААРК. Ф. 100, оп. 1, д. 1063, л. 43.

69. ГААРК. Ф. 100, оп. 1, д. 1063, л. 44.

70. Отчет о состоянии Евпаторийской гимназии за 1914-15 уч. год. Составлен секретарем Пед. Совета В. Н. Тациевским под общей редакцией директора гимназии А. К. Самко. Евпатория: Типография И. Ф. Райхельсона, 1916. С. 18.

71. Зленко Г. Перший учитель - дядько Анни Ахматової. "Кримська свiтлиця", № 23, 1995.

72. ГААРК. Ф. 100, оп. 4, д. 1795, л. 188-195.

73. Административно-территориальные преобразования в Крыму. 1783-1998. Справочник. Симферополь: Таврия-Плюс, 1999. С. 144.

74. ГААРК. Ф. 100, оп. 1, д. 2530, л. 412.

75. То же. Ф. 100, оп. 4, д. 1795, л. 158.

76. Зленко Г. Перший учитель - дядько Анни Ахматової…

77. Шевченко С. М., Лящук П. М.. Род Горенко в Севастополе... С. 157.

78. Черных В. А. Родословная Анны Ахматовой… С. 76.

© 2000- NIV