Черных В. А.: О метрике и строфике "Поэмы без Героя" Анны Ахматовой

Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество:
Крымский Ахматовский научный сборник. -
Вып. 10. - Симферополь, 2012. - С. 119–125.

О метрике и строфике

«Поэмы без Героя» Анны Ахматовой

Исследовательская литература о "Поэме без Героя" Анны Ахматовой обширна и разнообразна. Она посвящена главным образом содержательной стороне произведения, системе образов, мотивам, межтекстуальным связям; особенно много внимания в ней уделено поискам прототипов главного и второстепенных героев поэмы, попыткам расшифровать ее "загадки" и "тайны". История создания текста поэмы, все его редакции и варианты подробно изучены и описаны в капитальном труде Н. И. Крайневой (при участии Ю. В. Тамонцевой и О. Д. Филатовой)1. Однако до настоящего времени "Поэма без Героя" недостаточно исследована в формальном, стиховедческом плане. Лишь немногие авторы затрагивали эту тему.

Вопрос о происхождении своеобразной метрики и строфики поэмы был основательно рассмотрен в статье Р. Д. Тименчика, В. Н. Топорова и Т. В. Цивьян "Ахматова и Кузмин"2. Авторы статьи обратили внимание не только на содержательные соответствия между поэмой Ахматовой и циклом стихотворений М. А. Кузмина "Форель разбивает лед" (1927), но и на сходство метрической схемы и строфической структуры "Поэмы без Героя" и стихотворения "Второй удар" из названного цикла:

Кони бьются, храпят в испуге,
Синей лентой обвиты дуги,
Волки, снег, бубенцы, пальба!
Что до страшной, как ночь, расплаты?
Разве дрогнут твои Карпаты?
В старом роге застынет мед?

При этом они отметили, что "метрическая схема и строфа в "Поэме" несколько модифицированы. <…> Несомненно, что это метрико-строфическое заимствование было произведено сознательно и, может быть, даже с особым полемическим умыслом. <…> Случайность в данном случае практически исключена, поскольку "ахматовская строфа" до "Поэмы" появляется считанное число раз"3. К сожалению, авторы статьи не указали, в чем именно заключалась "модификация" Ахматовой строфы Кузмина.

И. Л. Лиснянская в работе, озаглавленной "Музыка "Поэмы без Героя" Анны Ахматовой", но посвященной почти исключительно поиску цветаевских аллюзий в Поэме, предложила другой источник уникального музыкального ритма Поэмы. Она обнаружила, что за десять лет до М. А. Кузмина тем же размером написано стихотворение М. И. Цветаевой (1917):

Кавалер де Гриэ! Напрасно
Вы мечтаете о прекрасной,
Самовластной, в себе не властной,
Сладострастной своей Манон…

По мнению И. Лиснянской, "Второй удар и <…> Поэма без героя мелодически, да и фабульно выросли из этого цветаевского стихотворения"4; рисунок строфы Поэмы "заимствован, да не у Кузмина!"5. Однако, сравнивая ритмику6 указанных стихотворений Цветаевой и Кузмина с ритмикой "Поэмы без Героя" Ахматовой, нельзя не отметить, что при несомненном сходстве, различия между ними настолько значительны, что вряд ли можно говорить о "заимствовании". Главное отличие заключается в том, что в обоих стихотворениях строфика и метр остаются постоянными на протяжении всего произведения, а в "Поэме без Героя" и метр (размер), и строфика являются варьирующимися, переменными. И у Цветаевой, и у Кузмина в третьей стопе каждого стиха, в отличие от схемы обычного анапеста, постоянно пропущен один безударный слог: - - + - - + - + (-)7. Такой размер в литературе по стиховедению именуется не дольником, а логаэдом8.

Стиховой размер (метр) "Поэмы без Героя" обозначается обычно как "ахматовский дольник", однако это слишком общее определение, поскольку дольник имеет множество разновидностей. М. Л. Гаспаров предложил более точно определить его как "трехударный дольник с анапестической анакрузой"9. Это определение, обоснованное теоретически, наталкивается на трудности при анализе конкретного поэтического текста, в частности, "Поэмы без Героя" Анны Ахматовой. Руководствуясь им, пришлось бы признать, что метр поэмы гетерогенен даже в пределах отдельных строф: одни строки в строфе написаны классическим анапестом, а другие - дольником. Между тем, даже на интуитивном уровне очевидно, что метр поэмы, при несомненной его вариативности, в своей основе един. Это противоречие можно устранить, если принять, что основная часть стихотворного текста "Поэмы без Героя" написана не перемежающимися без определенного порядка анапестом и дольником, а тремя разновидностями трехстопного анапеста:

(1). Правильный (полномерный) анапест: - - + - - + - - +(-);

(2). Анапест с пропуском одного безударного слога во второй стопе: - - + - + - - +(-);

(3). То же - в третьей стопе: - - + - - + - +(-)

Например: Бледен лоб, и глаза открыты… (3)

Значит, хрупки могильные плиты, (1)

Значит, мягче воска гранит… (2)

Такое же нерегулярное чередование строк полномерного трехстопного анапеста со строками, в которых пропущен один безударный слог, встречается и в некоторых ранних стихотворениях Ахматовой, например, в "Песне последней встречи" (1911), а также у поэтов - её современников, в частности у Блока во "Вступлении" ко Второй книге стихотворений ("Ты в поля отошла без возврата…", 1905). Если отдельные элементы строфики и метрики "Поэмы без Героя" и можно считать заимствованными, то в целом ее ритм является, несомненно, оригинальным и представляет собой поэтическое открытие Анны Ахматовой.

Из 748 стихотворных строк, составляющих критически установленный текст "Поэмы без Героя"10 (помимо прозаических фрагментов и эпиграфов), 717 строк написаны этими тремя разновидностями анапеста. Их распределение между частями и главами поэмы показаны в таблице:

  Полномерный анапест Анапест с пропуском
безударного слога
во 2-й стопе
Анапест с пропуском
безударного слога
в 3-й стопе
Всего
Второе и Третье Посвящения 1 16 22 39
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Глава Первая 53 33 80 165
Через площадку. Интермедия 5 12 23 40
Глава Вторая 43 27 59 129
Глава Третья 4 14 27 45
Глава Четвертая и Послесловие 16 15 22 53
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РЕШКА 27 44 78 149
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЭПИЛОГ 8 30 58 96
ИТОГО 157 191 369 717
В процентах 22,0 26,5 51,5 100

Исключение составляют лишь немногие строки, написанные другими размерами, в том числе: первое Посвящение (11 строк) - пятистопным ямбом; Вступление (6 строк) - тремя разными вариантами трехстопного дольника; выделенные курсивом 8 строк в "Эпилоге" (За тебя я заплатила / Чистоганом…) - четырехстопным и двустопным хореем; строки, завершающие Первую часть поэмы: И на край подоконника… - меняющимся размером: двустопным анапестом, двустопным дактилем и шестистопным хореем; в строке Победившее смерть слово в третьей стопе опущены оба безударных слога; Да простит тебя Бог - двустопный анапест; И факел Георг держал - трехстопный амфибрахий с пропуском безударного слога во второй стопе. Метрическое выделение этих строк соответствует их смысловому выделению в тексте поэмы.

Три разновидности анапестических строк располагаются в тексте поэмы непредсказуемо. В большинстве случаев они чередуются без какой-либо системы, но в Части первой содержится несколько фрагментов, целиком или почти целиком написанных полномерным анапестом. Все они сохранились в мало изменившемся виде с самых ранних редакций поэмы. Такова строфа Вы ошиблись: Венеция дожей…, с которой начинается Первая глава в самом раннем из дошедших до нас "списке Андриевской" (1941)11; таковы же четыре строфы подряд (начиная со С детства ряженых я боялась…), которые в указанном списке следуют непосредственно за этой строфой. Важно отметить, что первая строка этого отрывка, в которой (в поздних редакциях) опущен один безударный слог в третьей стопе, первоначально читалась как строка полномерного анапеста: Только… ряженых ведь я боялась12; строка: На себя согласна принять, в которой безударный слог опущен во второй стопе, также первоначально звучала как строка классического анапеста: На себя обязуюсь принять13.

Анна Ахматова, многократно обращаясь в "Прозе о Поэме" и в прозаических фрагментах поэмы к истории ее создания, ничего не говорит о возникновении и развитии ее своеобразного ритма и метра (кроме полушутливого замечания в XVII строфе "Решки": Так и знай: обвинят в плагиате…). Н. И. Крайнева в детальном исследовании эволюции текста "Поэмы без Героя" также не затронула этих вопросов. Между тем, приведенные примеры подтверждают догадку М. Л. Гаспарова, что первые куски поэмы были "написаны не дольником, а правильным анапестом"14 (тем же размером, как поэма А. Блока "Соловьиный сад"). Но очень скоро (по-видимому, в первые месяцы 1941 года) Ахматова решила использовать в поэме открытые ею уже в раннем творчестве возможности оркестровки поэтического слова, заключенные в изменчивом ритме анапеста, в котором, наряду с полномерным вариантом, могут опускаться безударные слоги. Однако она не стала переделывать уже сложившиеся фрагменты текста, написанные правильным анапестом. Даже в самых ранних дошедших до нас источниках текста поэмы чередуются все три разновидности строк.

Строфика "Поэмы без Героя" относительно более упорядочена, чем ее стиховой метр. Особенно четко это выражено в Части второй - "Решке", где графически выделены и даже пронумерованы одинаковые по построению 6-строчные строфы со схемой рифмовки : ААсВВc, аналогичной наиболее употребительной рифмовке в терцетах классического сонета. По сути, подобная строфика и система рифмовки характерны также для первой и третьей частей Поэмы. Разница заключается в том, что там эти строфы графически не отделены друг от друга, а лишь набраны "лесенкой". Кроме того (что значительно более существенно) в Части первой количество строк с женскими рифмами, заключенных между строками с мужскими рифмами (неизменно занимающими свое место в строфе, играющими как бы роль жесткого каркаса), не постоянно, а может варьироваться от двух до пяти (см. строки от Этот Фаустом, тот Дон Жуаном до И все шепчут своим Дианам в Главе Первой). Случай употребления двух мужских рифм подряд: И топтала торцы площадей / Ослепительной ножкой своей единичен. Встречаются и фрагменты, где строфа состоит из строк, объединенных не двумя, а тремя мужскими рифмами: сейчас/ глаз/ час; сок/ срок/ приволок; плыл/ могил/ стыл; костра/ сестра/ пора. Можно указать также на немногие случаи дактилического окончания строки: в Главе Первой: А несет по цветущему вереску и в Главе Четвертой: И на край подоконника / В доме покойника.

Строки полномерного анапеста и строки, в которых пропущен один безударный слог во второй или третьей стопе, свободно и естественно рифмуются в пределах строфы. Это также может служить аргументом в пользу того, что мы имеем дело не с разными размерами, а с тремя разновидностями одного размера.

Без сомнения, все эти вариации строфики и метрики не только не разрушают структуры и ритма "Поэмы без Героя", но, напротив, вносят в них то разнообразие, непредсказуемость, новизну, которые ощущаются читателями и слушателями как высшая степень гармонии. Ни в названном цикле М. А. Кузмина, ни в указанном стихотворении М. И. Цветаевой, ни вообще в русской поэзии до "Поэмы без Героя" эти особенности ритма в их совокупности, по-видимому, не встречались. Опасения Анны Ахматовой, что ее могут "обвинить в плагиате", были безосновательны.

Прав был Иосиф Бродский, когда говорил, что "музыка ахматовской строфы абсолютно самостоятельна: она обладает уникальной центробежной энергией. Эта музыка совершенно завораживает. В то время как строфа Кузмина в "Форели" в достаточной степени рационализирована"15.

Примечания 

1. Анна Ахматова. Поэма без Героя; Проза о Поэме; Наброски балетного либретто. Материалы к творческой истории. СПб., 2009. 1487 с. (Далее в сносках: Материалы).

2. Russian Literature. Amsterdam, 1978. Vol. VI. №3. С. 213-305.

3. Там же. С. 238-239.

4. Лиснянская Инна. Музыка "Поэмы без Героя" Анны Ахматовой. М., 1991. С. 20.

5. Там же. С. 15.

6. Ритмика поэтического произведения включает в себя как строфику и метрику, рассмотрению которых посвящена настоящая статья, так и другие элементы (в частности, распределение сверхсхемных ударений ), которые в этой статье затрагиваются лишь попутно. 

7. Здесь и далее метрические схемы строк даются в упрощенном виде, без учета обычных сверхсхемных ударений на первой стопе анапеста. Знаком "+" обозначены сильные (ударные) слоги; знаком "-" безударные. В скобках указано необязательное наличие вслед за последним ударным - безударного слога, определяющее мужское или женское окончание строки.

8. См. Гаспаров М. Л. Русский трехударный дольник ХХ в.// Теория стиха. Л.,1968. С. 60-61.

9. Там же. С. 63. Анакруза - начальная часть стихотворной строки перед первым ударным (сильным) слогом.

10. Материалы. С. 871-896.

11. См. Материалы. С. 185.

12. Там же. С. 186.

13. Там же. С. 60.

14. Гаспаров М. Л. Стих Ахматовой: четыре его этапа // Лит. обозрение. 1989. № 5. С. 28.

15. Волков С. Диалоги с Иосифом Бродским. М., 1998. С. 231.

© 2000- NIV