Крайнева Н. И., Тамонцева Ю. В., Филатова О. Д.: О публикациях набросков балетного либретто по "Поэме без Героя"

Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество:
Крымский Ахматовский научный сборник. -
Вып. 4. - Симферополь, 2006. - С. 38-56.

О публикациях набросков балетного либретто по "Поэме без Героя"

Работая над балетным либретто в 1958-1961 годах (с длительными перерывами), Анна Ахматова заносила черновые наброски в записные книжки, а также делала записи на отдельных листах. В дальнейшем эти материалы оказались разделены: записные книжки хранятся в Российском Государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), а отдельные листы с набросками либретто - в архивном фонде А. Ахматовой в отделе рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ). Перебеленные тексты этих набросков обнаружены не были, отсутствуют и какие-либо сведения о намерении автора опубликовать либретто. Более того, Ахматова при жизни никому из своих знакомых о либретто по "Поэме без Героя" не сообщала (нет свидетельств об этом ни в ее записях, ни в воспоминаниях близко знакомых с ней людей 1). Только через несколько лет после смерти Ахматовой тексты набросков либретто по "Поэме без Героя" стали публиковаться (в основном - фрагментарно) в научно-исследовательской литературе о ее творчестве и в основных изданиях произведений поэта (в качестве отдельного раздела). Ниже приводится список этих публикаций с принятыми в настоящей статье условными обозначениями:

[Жирмунский: 1973] Творчество Анны Ахматовой. Л.: Наука, 1973. С. 168 (169) 2 - 173.
[БП БС: 1976] Ахматова А. Стихотворения и поэмы / Вступ. ст. А. А. Суркова; сост., подгот. текста, примеч. В. М. Жирмунского. - Л.: Сов. писатель, 1976. (Б-ка поэта: Большая сер.). С. 519 - 521.
[Лямкина: 1978] Лямкина Е. И. Вдохновение, мастерство, труд. (Записные книжки Анны Ахматовой) // Встречи с прошлым. Вып. 3. М.: Сов. Россия, 1978. С. 399-403.
[Герштейн, Черных: 1987] Ахматова А. Сочинения: В 2 т. Т. 2. Проза. Переводы / Сост., подгот. текста и коммент. Э. Герштейн, В. Я. Виленкина, Л. А. Мандрыкиной, В. А. Черных, Н. Н. Глен; вступ. ст. Э. Герштейн. - М.: Худож. лит., 1987. С. 231-235 3.
[Герштейн, Черных: 1990] Ахматова А. Сочинения: В 2 т. Т. 2. Проза. Переводы / Сост., подгот. текста и коммент. Э. Герштейн, В. Я. Виленкина, Л. А. Мандрыкиной, В. А. Черных, Н. Н. Глен; вступ. ст. Э. Герштейн. - М.: Худож. лит., 1990. С. 262-265.
[Кралин: 1990] Ахматова А. Сочинения: В 2 т. Т. 2 / Сост., подгот. текста и примеч. М. Кралина; вступ. ст. Н. Скатова. - М.: Правда, 1990. (Б-ка "Огонька"). С. 365 4.

Др. изд.: М.: Цитадель, 1996, 1999.

[Виленкин: 1990] Виленкин В. Я. В сто первом зеркале. М.: Сов. писатель, 1990. С. 227-229, 234-240.
[Записные книжки: 1996] Записные книжки Анны Ахматовой (1958-1966) / Сост., подгот. текста К. Н. Суворовой. Вступ. ст. Э. Г. Герштейн. Москва - Torino: Einaudi, 1996. С. 21, 84-90, 93-94, 174-175, 179-180.
[Панорама: 1996] Ахматова А. Путем всея земли / Сост., подгот. текста и примеч. Н. В. Королевой, Н. Г. Гончаровой. - М.: Панорама, 1996. С. 395, 398-401.
[Гончарова: 1998] Ахматова А. Стихотворения. Поэмы. Проза / Вступ. ст., сост. и коммент. Н. Г. Гончаровой. - М.: РИПОЛ-КЛАССИК, 1998 (Бессмерт. б-ка). С. 413-424.

Др. изд.: М., 2002, М., 2004.

[Эллис Лак: 1998] Ахматова А. Собрание соч. в 6 т. Т. 3. Поэмы. Pro domo mea. Театр / Сост., подгот. текста, коммент., статья С. А. Коваленко. - М.: Эллис Лак, 1998. С. 279-293.

До второй половины 90-х годов авторы публикаций не ставили перед собой цели собрать полный корпус набросков либретто по "Поэме без Героя", ограничиваясь лишь отдельными извлечениями из того или другого архива (РГАЛИ или ОР РНБ). Не разрабатывалась также до последнего времени система транскрипции рукописей.

Первые публикации набросков либретто появились в 1970-х годах - [Жирмунский: 1973], [Лямкина: 1978] и представляли собой фрагменты записных книжек. К сожалению, как в книге В. М. Жирмунского, так и в обзоре Е. И. Лямкиной, были допущены ошибки и неточности, некоторые в дальнейшем повторялись в других изданиях, где были перепечатаны эти же фрагменты: [Герштейн, Черных: 1986], [Герштейн, Черных: 1990], [Кралин: 1990].

В [Виленкин: 1990] автор среди текстов, которые Ахматова ему "в разное время давала <…> или предлагала переписать из своих заметок о поэме" (с. 223), поместил выборочный и непоследовательный пересказ набросков либретто (опубликованных в [Жирмунский: 1973] или хранящихся в РНБ), сопровождая его комментарием и давая свою трактовку "внутреннего значения" этих записей (с. 234). Цитаты, приводимые В. Я. Виленкиным, не всегда точны, наброски значительно сокращены, а иногда произвольно контаминированы из разных автографов Ахматовой. Иногда указывая в качестве источника на РНБ (тогда - ГПБ), Виленкин нигде не дает точной ссылки на архивный документ (фонд, единица хранения, лист).

Вышедшие в 1996 году [Записные книжки: 1996] предоставили возможность увидеть полные тексты сохранившихся в записных книжках Ахматовой набросков либретто, однако цели этого издания не предусматривали подробного воспроизведения всех уровней правки. Таким образом, это по-прежнему лишь часть, пусть и значительная, относящихся к замыслу балетного либретто материалов. Для исчерпывающе полного представления о незавершенном замысле либретто все еще не доставало набросков на отдельных листах, хранящихся в собрании ОР РНБ. Некоторые из них были впервые опубликованы Н. Г. Гончаровой в издании [Панорама: 1996], вышедшем в том же году, что и [Записные книжки: 1996], однако эту публикацию нельзя считать удачной из-за многочисленных расхождений с автографами. В появившемся через два года после [Панорама: 1996] издании [Гончарова: 1998] тем же составителем была предложена еще одна версия либретто, составленная на этот раз по опубликованным в [Записные книжки: 1996] текстам набросков. Принципы создания этой версии либретто в [Гончарова: 1998] составителем полностью не оговариваются. В одно время с [Гончарова: 1998] в свет вышел третий том Собрания сочинений Ахматовой [Эллис Лак: 1998], в котором впервые были собраны практически все сохранившиеся наброски и записи, относящиеся к либретто. Однако представленные в издании тексты, их состав и принцип расположения обнаруживают грубые текстологические просчеты составителя, включая многочисленные несоответствия с автографами.

История публикации набросков либретто насчитывает более трех десятков лет, тем не менее ни одну из появившихся в течение этого времени публикаций нельзя считать соответствующей авторской воле Ахматовой (в той мере, в какой эта воля проявлялась на разных этапах работы над либретто). С большой осторожностью нужно говорить о реконструкции либретто, поскольку реконструкция как таковая предполагает восстановление утраченных фрагментов целого на основе того, что сохранилось, но в данном случае не было ни завершенного целого, ни утраченных фрагментов (нет сведений об их существовании). В тех случаях, когда авторы публикаций избирали аналитический подход, используя при этом пересказ и обобщение тематически близких фрагментов, можно назвать то, что получается в итоге, реконструкцией замысла либретто. Такой подход правомерен при изучении, но не при публикации еще не введенных в научный и литературный оборот текстов, так как велика опасность исказить исходный авторский (здесь - ахматовский) замысел. В тех случаях, когда авторы публикаций выбирали путь обзора, передавая содержание рукописей по возможности точно, искажение также присутствует - за счет ошибок, неполноты текстов и неверного расположения фрагментов. В последнем случае не учитывался либо порядок, установленный Ахматовой (ее нумерация), либо хронология.

Впервые почти все 5 материалы, относящиеся к либретто, хранящиеся в РГАЛИ и ОР РНБ, были представлены в [Эллис Лак: 1998], что, однако, также не стало последней точкой в истории публикации набросков либретто. Вошедшие в [Эллис Лак: 1998] тексты изобилуют ошибками и часто не соответствуют оригиналу 6:

Лист в ед. хр. Источник Публикация в издании [Эллис Лак: 1998]
  Записная книжка № 4; РГАЛИ, ф. 13, оп. 1, ед. хр. 99: С. 279-280:
л. 27 "Гость из будущего" выходит из одного зеркала "Гость из Будущего" выходит из одного зеркала
л. 27 об. ["Лишняя Тень"]

Придворная "русская". Хиромант или Распутин и все вокруг нее.

Придворная "русская".

["Лишняя Тень"]. Хиромант или Распутин и все вокруг нее.

л. 27 об.

 

л. 28

 

 

 

Показывает всем их будущее,=)

<…>

=) т. е. предчувствие наводненья, Дон Жуану - Командора, Фаусту, еще старому, - Мефисто<феля>

Показывает всем их будущее, т. е. предчувствие наводненья, Дон Жуану - Командора, "Фаусту", еще старому, - Мефисто<феля>
л. 27 об. Кто-то страшно заглядывает в окно два раза. Кто-то страшный заглядывает в окно два раза.
  ОР РНБ, ф. 1073, ед. хр. 209: С. 280 - 281:
л. 4 I

ИЛИ

Или

I

л. 4 Лирическое отступление - гость из будущего - он один во фраке и в маске - во всех зеркалах. Танцует со всеми. Лирическое отступление - Гость из Будущего - (он один во фраке и без маски) - во всех зеркалах... Танцует со всеми.
л. 4 2 поэта[.] в масках - демон и верстовой столб. 2 поэта в масках - Демон и Верстовой Столб.
л. 4 Общий бред[.] m-me de Lamballe и еще кто угодно. Требованье героя. Мнимая встреча героя, кот<орая> кончается тем, что все убегают. Общий бред, требование героя. Мнимая встреча. Голова m-me de Lamballe и еще кто угодно. Мнимая встреча героя, которая кончается тем, что все убегают.
л. 4 Лестница по которой идет драгун [с Коломб<иной>] видит как Кол<омбина> прощается с кем-то кто Целует ее прощаясь - дает ей розу. Ее вопль: Не надо! Лестница, по которой идет драгун, видит, как Кол<омбина> прощается с кем-то. Целует ее прощаясь - дает ей розу. Ее вопль - не надо!

 

 

  ОР РНБ, ф. 1073, ед. хр. 209: С. 282 - 283:
л. 2 Сцена повернулась. царскосельские Лебеди (черные австрал<ийские> в маленьких прудах) Царское Село. Дворец, парк, в первый раз - трагический, лестница Камероновой Галереи.

 

 

<Воспоминания>

Сцена повернулась. Лебеди царскосельские (черные австралийские в маленьких прудах). Царское Село. Дворец, парк (в первый раз - трагический), лестница Камероновой галереи.
л. 2 Две тени. Царскосельская античность феерия. Две тени. Царскосельская античная феерия.
л. 2 Спиной к зрителю тень (Икс) на больших белых листах что-то пишет и бросает в /живой/ огонь. Спиной к зрителю Тень (икс) на больших белых листах что-то пишет и бросает в живой огонь.
л. 2 В зеркале - гость из будущего [.] - замурованный в стекле в наказание за свой грех. В зеркале - Гость из Будущего - замурованный в стекле в наказание за свой грех.
л. 2 об. Сцена повернулась. Шереметевский чердак. [Угол Мраморного Дворца. Мои окна.] Сцена повернулась. Шереметевский чердак. Угол Мраморного Дворца. Мои окна.
л. 2 об. Декорации, костюмы Д. Бушена [или Ю. Анненкова] Декорации, костюмы Д. Бушена или Ю. Анненкова.
л. 2 об. 10 марта 1917 - Похороны жертв Революции на Марсовом Поле... /песни <Е. и Ш.>/ и уже завывает первая сирена 1941.

Приключения Тени.

IV

10 марта 1917 - похороны жертв революции на Марсовом Поле. Песни Е. и Ш. и уже завывает паровозная сирена 1941.
  ОР РНБ, ф. 1073, ед. хр. 205 С. 284 - 285
л. 7 Мейерхольдовы арапчата раздвигают второй сам Мейерхольд-Демон - руководит представлением легкий занавес, показывают - город Питер, /Петрушку/, трактир, тройку, /тюрьму/, Вяземскую Лавру - все, что придется. Мейерхольдовы арапчата раздвигают второй, легкий занавес. [Сам Мейерхольд - Демон - руководит представлением] - показывают город Питер [Петрушку], трактир, тройку [тюрьму], [Вяземскую Лавру] - все, что придется.
л. 7 Превращенья Коломбины Вс<еволод> Эм<ильевич> продолжает тут же создавать из ничего - Нечто (русская, Путаница, новобрачная и так далее). Она руководит придворной кадрилью (сарафаны - кокошники можно показать всех). Коломбина и [Демон] Блок - на островах. Превращенья Коломбины. Вс. Эм. <Мейерхольд> [продолжает тут же создавать из ничего - Нечто]. (Русская, Путаница, новобрачная и так далее). Она руководит придворной кадрилью. Сарафаны - кокошники (можно показать всех). Коломбина и (Демон) Блок - на островах.
л. 7 Соперник - "[л]Лишняя [т]Тень" ревность. Соперник - "Лишняя Тень", ревность, борьба.
  Записная книжка № 4; РГАЛИ, ф. 13, оп. 1, ед. хр. 99: С. 281 - 282:
л. 29 Приезжает драгун. Столовая. Интимный завтрак. Столовая. Приезжает драгун. Интимный завтрак.
л. 29 [Requiem Моцарта] Requiem [Моцарта]
л. 29 Два Арлекина - он гонит обоих. Опять спальня. Два Арлекина - он гонит обоих. Проем. Опять спальня.
  Записная книжка № 1; РГАЛИ, ф. 13, оп. 1, ед. хр. 97: С. 287:
л. 36 об. Все из моего балета "Сн<ежная> маска". Бал призраков. Призрак военного парада - военная музыка. Марш. Взлетает второй занавес. Драгун в ник<олаевской> шинели неподвижен. В глубине сцены страшная лестница, освещенная газовыми лампами. Все из моего балета "Сн<ежная> маска". Ср. "Маскарад". [Как тяжкий камень давит мне грудь] Бал призраков. Призрак военного парада - военная музыка. - Марши. Взлетает второй занавес. В глубине сцены страшная лестница, освещенная газовой лампочкой. Драгун в николаевской шинели неподвижен.
  ОР РНБ, ф. 1073, ед. хр. 209: С. 287 - 288:
л. 3 Драгун у углового фонаря дома Адамини. [<Встречи.>] Прохожие: Генерал, девка, трубочист, [<…>] /два товарища/ Драгун у углового фонаря дома Адамини. <…> Прохожие: генерал, девка, трубочист. <…> два товарища.
л. 3 Драгун в ник<олаевской> шинели неподвижен рука в белой перчатке держит розу. Все кончено - козлоногая возвращается из маскарада, с ней Неизвестный м. б. даже "[л]Лишняя [т]Тень" (страшный)… Драгун в ник<олаевской> шинели неподвижен. Рука в белой перчатке держит розу. Все кончено - Козлоногая возвращается из маскарада, с ней Неизвестный, м. б. "Лишняя Тень" (страшный)…
л. 3 25 февр<аля> 17 - на Невском Революция [25 февраля 17 - на Невском Революция]
л. 3 Вместо памятника Психея, с бабочкиными крылышками. [Плачет.] и горящим светильником. ("В глине чистое пламя") /Вечная жизнь./

Миша Линдеберг - 24 декабря 1911

Наконец и самый Маскарад Iого действия

Вместо памятника Психея, с бабочкиными крылышками [плачет] [и горящим светильником.] ("В глине чистое пламя") Вечная жизнь. † Миша Линдеберг - 24 декабря 1911 Наконец и самый Маскарад Iого действия
  Записная книжка № 4; РГАЛИ, ф. 13, оп. 1, ед. хр. 99: С. 288 - 289:
л. 26 [I] III <Отсутствует>
л. 26 Драгун сочиняет стихи под фонарем. Марсово поле. Лир<ическое> отступление. Все переплетается как во сне. Бал призраков. Призрак военного парада. Лир<ическое> отступление. Все переплетается как во сне. Драгун сочиняет стихи под фонарем. Марсово поле. Бал призраков. Призраки военного <парада>
  ОР РНБ, ф. 1073, ед. хр. 209 С. 290 - 291
л. 2 Вход в "[под] Привал комедиантов". Туда входят все[.] /-/ кажется, нет им конца последний - хромой. Вход в "Привал комедиантов". Туда входят все. Последний - хромой.
л. 2 Судьба маскированная шарманщиком вертит шарманку (Пой, ласточка, пой - сердце успокой) - попугай вынимает жребий. Х. - замаскированная нищенкой получает от птицы свою судьбу. В музыке песни шарманки. Судьба, маскированная шарманщиком, вертит шарманку - попугай вынимает жребий. Х., замаскированная нищенкой, получает от птицы свою судьбу. В музыке песни шарманщика (Пой, ласточка, пой - сердце мое успокой).
л. 2 Марсово Поле - великолепный парад принимает царь. Марсово Поле. Великолепный парад принимает царь.
л. 2 Из сцены -"За заставой" - пляшет цыганка с бубном, водят Мишку, шарманка. Из сцены - "За заставой". Пляшет цыганка с бубном, водят мишку. Шарманка.
л. 2 Появляется месяц из песенки "Au clair de la lune"... Появляется месяц из песенки "Au clair la lune".
  ОР РНБ, ф. 1073, ед. хр. 209: С. 291 - 292:
л. 5 I Танцует с невестой, [как] на институтском балу /в Смольном/ (вальс, зал с коринф<скими> кол<оннами>) I. Танцует с невестой [как] на институтском балу в Смольном (вальс), зал с коринф<скими> кол<оннами>
л. 5 По верхней галерее ее несут мертвую /(Похожа на нашу Гитану)/ Он ничего не замечает[.]/,/ /как завороженный./ По верхней галерее ее несут мертвую [Похожа на нашу Гитану.] Он ничего не замечает (как завороженный).
л. 5 об. Палевый локон и роза. [Он в нише.] Синяя от газовых фонарей и беззвучная от ковра лестница Большие зеркала Он (драгун) прячется в нише. Они (Коломбина и Лишняя Тень<)> идут по лестнице. Палевый локон и роза. Синий огонь газовых фонарей. И беззвучная от ковра лестница. Большое зеркало. Он (драгун) прячется в нише. - Они (Коломбина и Лишняя Тень) идут по лестнице.
л. 5 об. Лишняя тень [бежит] сходит вниз по лестнице, теряя маску, под которой нет лица. убегает одна ник<олаевская> шинель Лишняя тень [бежит] спускается вниз по лестнице, теряя маску, под которой нет лица. Убегает одна николаевская шинель.
  Записная книжка № 4; РГАЛИ, ф. 13, оп. 1, ед. хр. 99:  
л. 32 Коломенское. Свежесть с Москва-реки. Церковный звон. Кого-то отпевают в церкви. Петр. Хор издалека. <Отсутствует>

Принятая в [Эллис Лак: 1998] система транскрипции рукописи применяется крайне непоследовательно и не отражает всех уровней правки в ахматовском тексте, дополнительно искажая представление об автографах.

Так, в тексте наброска "Пустая авансцена. На двух колоннах большой женский портрет..." (в [Эллис Лак: 1998] - номер <8>) даны в квадратных скобках (как зачеркнутые части текста) и более поздние вставки ("трактир, тройку, [тюрьму]" и др.), и зачеркивания ("[Т]"); другие зачеркнутые Ахматовой в том же тексте фрагменты даются в круглых скобках: "(Демон)", третьи не отображаются вообще (см. таблицу). То же можно наблюдать в публикации наброска "Если можно шекспировскую трагедию..." (в [Эллис Лак: 1998] - номер <12>) и других.

Кроме неточного прочтения рукописей и неверно воспроизведенного авторского текста, неправомерен и выбор последовательности, в которой опубликованы наброски либретто в [Эллис Лак: 1998]. Тексты расположены по принципу соотнесения их составителем с каждым из трех действий либретто, при этом не учтена запись Ахматовой 1963 года "Два либретто к Триптиху" 7. Составитель не обратил внимания на то, что отдельные листы с записями набросков I, II и III действий (в [Эллис Лак: 1998] - под номерами <2>, <8>, <12>) имеют авторскую пагинацию страниц, то есть являются единым целым. При подготовке к публикации составителем также было проигнорировано, что наброски, записанные в декабре 1959 года в одной записной книжке на нескольких листах подряд с небольшими промежутками, представляют собой отдельный этап в развитии творческого замысла. В результате все сохранившиеся наброски предстали перед читателем как ряд смешанных разновременных текстов, связь между которыми зачастую почти невозможно проследить. Тексты балетного либретто в [Эллис Лак: 1998] представляют собой искусственно созданное целое, отсутствующее в творческом наследии Ахматовой, даже в виде незавершенного произведения. Так, например, I действие в версии составителя в [Эллис Лак: 1998] представлено в следующей последовательности: набросок I действия 1959 года "На темной сцене освещен только стол - два прибора...", набросок I действия 1958 года "Часы справа - накрытый стол - два прибора...", далее следует отрывок наброска II действия 1959 года ("Гости Клюев и Есенин <…> Где казнили людей до рассвета"), а также три отрывка наброска 1960 года "Двор - колодезь дома Адамини...", опубликованные в [Эллис Лак: 1998] под номерами <1>, <2>, <3>, <4>, <5>, <6> как разрозненные самостоятельные фрагменты. Подобная компиляция не может дать представления о работе автора над замыслом балетного либретто. Необоснованное разделение некоторых набросков и публикация их отдельно друг от друга является одним из серьезных просчетов с точки зрения текстологии (какие-либо указания на то, что все они являются частями одного и того же текста, отсутствуют в комментариях). Так, набросок "Двор - колодезь дома Адамини...", упомянутый выше, разделен на четыре фрагмента: "Сцена повернулась. Лебеди царскосельские <…> хор теней - (слова)", "Две тени <…> в наказанье за свой грех", "Сцена повернулась. Шереметевский чердак <…> паровозная сирена 1941" 8, "Двор - колодезь дома Адамини <…> Мнимое благополучие" (в [Эллис Лак: 1998] - под номерами <4>, <5>, <6>, <14>), а набросок II действия "У Коломбины. Intèrieur О. ..." - на три фрагмента "Гости Клюев и Есенин <…> Где казнили людей до рассвета", "…"Бродячая собака" - вечер Тамары Карсавиной <…> [Ее перчатка. Два арлекина…]", "Intèrieur О. [спальня]. <…> "И в круглом зеркале постель отражена"" (в [Эллис Лак: 1998] - <3>, <9>, <10>). В результате начало II действия "У Коломбины. Intèrieur О. ..." следует после эпизодов, разработанных как продолжение того же действия (ссылки на принадлежность этих фрагментов к одному автографу отсутствуют). Подобное произвольное замещение целостных записей отрывками недопустимо с точки зрения текстологии и может быть расценено либо как небрежность, либо как непонимание творческого замысла автора, относящегося к наброскам балетного либретто по "Поэме без Героя". Последовательность, в которой помещены тексты набросков либретто в [Эллис Лак: 1998], полностью не отвечает принципу публикации, который заявлен составителем в комментариях на с. 715: "Порядок расположения частей либретто определяется развитием авторского замысла и временем работы Ахматовой над каждым из публикуемых фрагментов".

Собрание сочинений [Эллис Лак: 1998] хоть и является "научно-массовым изданием", однако его "не-академичность" не может служить оправданием столь халатной подготовки текстов, тем более что составитель заявляет, что в основу публикации каждого фрагмента положены авторские рукописи. Такое заявление не соответствует истине, о чем свидетельствуют допущенные в передаче текстов фактические ошибки и неточности, отсутствие датировок почти половины опубликованных набросков 9 или ошибочные указания времени записи того или иного наброска, неверные сведения об источниках публикации в комментариях.

Так, в комментарии к наброску I действия "На темной сцене освещен только стол - два прибора..." (в [Эллис Лак: 1998] - под номером <1>), который внесен в записную книжку в декабре 1959 года, сказано: "фрагмент имеет два авторизованных источника текста. Это машинописные копии с авторской правкой, первая относится к 1959 г., вторая <2> - к 1962 г. Оба равноправны, отражают разные временные периоды работы" (c. 716). Под вторым источником текста, отнесенным к 1962 году, имеется в виду набросок I действия "Часы справа - накрытый стол - два прибора...", записанный в 1958 году. Та же ошибка датировки повторяется в комментарии на с. 718. Кроме того, оба наброска представляют собой текст, записанный карандашом, а не "машинописные копии". В комментарии к наброску II действия "Пустая авансцена. На двух колоннах большой женский портрет..." (в [Эллис Лак: 1998] - под номером <8>) составитель отмечает, что это "версия 1962 г." (с. 724), хотя основной текст записан в 1958 году. Неверно датирован и набросок III действия "Драгун у фонаря. Встречи: Вера с злой запиской..." (в [Эллис Лак: 1998] - <13>): "Фрагмент относится к 1960-1961 гг." (c. 729), хотя набросок в записной книжке записан в декабре 1959 года 10. Кроме того, в комментарии к этому фрагменту указаны неверные сведения об источнике публикации: "Печ. по автографу РНБ" (тогда как в действительности воспроизводится автограф РГАЛИ). В этом же комментарии сообщается: "На обороте автографа (РНБ) - запись Ахматовой: "Вот наконец и "Маскарад"" (c. 729). Подобная помета отсутствует на всех автографах с набросками либретто, которые хранятся в ОР РНБ. Вероятно, не утруждая себя необходимостью точно воспроизводить авторский текст, составитель по памяти "перенес на оборот" несуществующего "автографа" помету "Наконец и самый Маскарад Iого действия" из наброска III действия "Если можно шекспировскую трагедию...", записанного на отдельном листе, который действительно хранится в ОР РНБ. Мотивы подобной компиляции понять невозможно, так как точный текст пометы приводится в вошедшем в [Эллис Лак: 1998] тексте этого наброска на с. 288 под номером <12>).

В конце наброска III действия "Драгун у фонаря. Встречи. Метель..." (в [Эллис Лак: 1998] - под номером 11) помещена дата "1958, 23 июля", тогда как в оригинале дата "23 июня 1958" относится к другой записи на этом же обороте листа выше. В тексте этого же наброска в [Эллис Лак: 1998] опубликована зачеркнутая строка "Как тяжкий камень давит мне грудь", которая относится не к либретто, а к работе над переводами на следующем листе записной книжки 11. Аналогичный случай встречается в тексте наброска "Линия "Лишней Тени"..." (в [Эллис Лак: 1998] - <17>), где в конце также помещены строки, не связанные с замыслом либретто: строки "(И отнять у них невозможно / То, что хищно и осторожно / Они в руки свои берут)", записанные на следующем листе после записи наброска, относятся к черновому варианту стихотворения "И отнять у них невозможно…" на одном из первых листов в этой же записной книжке 12.

В преамбуле к комментарию в [Эллис Лак: 1998] говорится о процессе "театрализации поэмы" и "межжанровых формах", которые Ахматова создавала одновременно с либретто: "В зависимости от контекста картины могут восприниматься и как проза о поэме, и как фрагменты либретто, и как выход в кинодраматургию, не утрачивая своей связи с поэмой" (с. 712). В дальнейшем составитель продолжил работу в этом направлении. Её авторству принадлежит текст так называемой "театрализованной редакции" "Поэмы без Героя" (Петербургские сны Анны Ахматовой // Наше наследие. 2003, № 66, с. 72-86; Петербургские сны Анны Ахматовой. СПб., 2004) 13.

"Театрализованная редакция" - неверное определение, поскольку под редакцией принято считать текст произведения, появившийся в результате определенного этапа работы автора над произведением и зафиксированный в рукописи до начала следующего этапа работы. С точки зрения палеографической редакцией бывает только беловой автограф или машинописный текст с подписью-автографом, существующий до начала внесения в него автором последующей правки и дополнений. С точки зрения текстологической редакция всегда соответствует основному тексту рукописи. Текст, который "сделала" С. Коваленко, составлен из действительно "разножанровых" кусков разного времени, этот текст не существовал ни в одной редакции "Поэмы без героя" и даже не задумывался Ахматовой в таком виде, в каком опубликован в этих изданиях.

Во всех случаях публикации набросков либретто по "Поэме без Героя" неизменно повторялась одна и та же ошибка: черновые записи, изобилующие авторскими поправками, заменялись несуществующим в действительности "окончательным текстом", который был произвольно "установлен" тем или иным публикатором или составителем (тем же шрифтом, что и основной текст, воспроизведены вставки и дополнения, этим же шрифтом в квадратных скобках напечатаны исключенные фрагменты как вписанного, так и основного текста). Последовательность, в которой помещались тексты набросков, также определялась составителями и публикаторами произвольно (ни в одном из случаев нет какого-либо исчерпывающего обоснования расположения текста именно в таком порядке).

Такие сложные тексты, как фрагменты незавершенного либретто по "Поэме без Героя", требуют серьезного комментирования. В [Эллис Лак: 1998] раздел "Комментарии" в целом занимает почти столько же места, сколько сами произведения, однако ценность пояснений к историческим, культурным и иным реалиям, упоминаемым Ахматовой, неравнозначна: полные и точные в одних случаях, они сомнительны в других и прямо ошибочны в третьих. Позволим себе для примера одну достаточно объемную цитату: "... вечер Тамары Карсавиной - она танцует на зеркале. - Тамара Платоновна Карсавина (1885 - 1978) - ведущая балерина Мариинского театра. Увлекалась стилизацией старинного французского танца и народной "комедии масок". Считалась непревзойденной Коломбиной ("Карнавал"" Шумана, "Арлекин" Дриго). <…> Первая исполнительница главных партий в "Петрушке" и "Жар-птице" И. Ф. Стравинского, партнерша В. Ф. Нижинского. С 1918 г. - в эмиграции. Часто танцевала в "Бродячей собаке", считалась самой современной танцовщицей.

24 марта 1914 г. в "Бродячей собаке" состоялся вечер чествования Тамары Карсавиной <…>. В зале, среди зрителей, на маленьком пространстве, выложенном зеркалами <…> Карсавина танцевала под музыку Куперена. "Я сама выбрала музыку, так как очень увлекалась в ту пору французским искусством XVIII века, с его кринолинами, мушками и чарующими звуками клавесина <…>" (Карсавина Т. П. Театральная улица. Л., 1971. С. 202).

Театральный критик Зигфрид (Э. Старк) писал: "…Ее лицо, руки, стан, ноги, облеченные в костюм XVIII века по рис. Судейкина, были замкнуты в едином ритмическом круге и подчинены бессознательному единому замыслу" ("Видение XVIII века" // Курьер. 1914. 30 марта). К чествованию Карсавиной была сделана книга "Тамаре Платоновне Карсавиной - Бродячая собака" с датой 26 марта 1914 г. <…> и посвященными ей стихами М. Кузмина, Н. Гумилева, А. Ахматовой <…> с портретами В. Серова, С. Сорина, С. Судейкина" (с. 725 - 726). На первый взгляд, это добросовестный, полный (может быть, даже несколько избыточный) комментарий, дающий достаточное представление о культурно-историческом пространстве в определенный период, но это не совсем так. На самом деле вечер Карсавиной состоялся не 24, а 28 марта (книга имела дату "26 марта", так как представление первоначально планировалось именно на этот день), балет Дриго называется не "Арлекин", а "Арлекинада", Карсавина не "часто танцевала в "Бродячей собаке"", а один единственный раз, причем этот ее поступок был неодобрительно встречен многими любителями балета (кабаре - неподходящее место для выступления "классической" балерины), кроме того, ни в мемуарах Карсавиной, ни в работах о ней ничего не говорится о ее якобы увлечении "стилизацией <…> народной "комедии масок"" - она просто танцевала партию Коломбины в ряду множества других. Ту же недобросовестность комментатора видим и в обращении с источниками: цитата из мемуаров Т. П. Карсавиной находится не на 202, а на 221 странице; издание, где помещена рецензия, называется не "Курьер", а "Петербургский курьер"; в самой выдержке из рецензии вместо фрагмента "стан, ноги, облеченные в костюм" должно быть "стан, ноги, все тело, облеченное в костюм", вместо "подчинены бессознательному" - "подчинены бессознательно" (и еще несколько мелких разночтений) 14.

В результате фактических ошибок и неточностей в комментариях в [Эллис Лак: 1998] читатель получает искаженное представление как о культурно-историческом пространстве, так и об источниках сведений. Так, переезд И. Ф. Стравинского в США датируется 1937 годом (с. 721), хотя композитор покинул Францию в 1939-м в связи со смертью близких и началом второй мировой войны; автором трагедий "Антигона", "Царь Эдип" и "Эдип в Колоне" назван Эсхил вместо Софокла (с. 720); композитор И. Сац умер в 1912 году, а не в 1913 (с. 524); стихотворение Н. Гумилева "У меня не живут цветы…" датируется 1918-м годом вместо 1910-го (с. 724); в цитате из стихотворения А. Блока "На островах" дается строка "И голос женщины влюбленной" вместо "И голос женщины влюбленный" (с. 725); строфа из стихотворения О. Мандельштама "В Петербурге мы сойдемся снова…" при цитировании ошибочно разбивается на два четверостишия (с. 718). В одном из комментариев цитируется "Посвящение" из "Поэмы без Героя" ("Нет, это только хвоя…" и далее), но при этом говорится об "отсылке к вступлению "Поэмы без героя"" (с. 728), что вряд ли допустимо, поскольку в поэме действительно есть "Вступление", но текст его совершенно другой. Недопустимо также комментировать не собственно ахматовский текст, представляющий собой цитату на французском языке ("Ma chandelle est morte..."), а перевод, данный автором публикации и комментария: ""Мои свечи гаснут…" - См. строки из "Седьмой элегии": "Оно идет гасить мою свечу…"" (с. 731). (В действительности источником цитаты является начало последнего куплета песенки "Au clair de la lune", упоминаемой в том же наброске ранее. Здесь очевидна перекличка с первой строкой "Поэмы без Героя": "Я зажгла заветные свечи…" и первой строкой написанного позднее стихотворения "Через 23 года": "Я гашу те заветные свечи..."). Не меньшее недоумение вызывает недоумение комментарий к наброску под номером <12>: "В автографе фрагмента тексту предшествует запись другой, нереализованной, но заявленной темы: "Евдокия Федоровна проклинает Санкт-Петербург. (Хор за сценой.)"". Зачем приводить в качестве дополнения эту фразу, если она опубликована в тексте наброска либретто в [Эллис Лак: 1998] (с. 287), да еще давать ее с искажениями (в автографе - "Евд." и "Санктпитербурх")? Также странной кажется при комментировании фрагмента "Клеопатре - змеек" отсылка к стихотворению Ахматовой "Любовь", поскольку в нем змейка, свернувшаяся у сердца - всего лишь метафора любви, а о Клеопатре вообще нет речи; в то же время есть стихотворение 1940 года "Клеопатра", более уместное для упоминания в данном случае.

Наличие значительного количества в [Эллис Лак: 1998] фактических ошибок и неточностей (в этой статье перечислены далеко не все) подрывает доверие к данному разделу в целом и снижает ценность проделанной автором работы. Кроме того, комментарий иногда подменяется интерпретацией 15, причем весьма произвольной, необоснованной; не всегда указывается источник сведений (следовательно, невозможно проверить их достоверность), и, главное, значительная часть информации лишь косвенно связана с содержанием, проблематикой ахматовских произведений. Например, читатель многое узнает об истории Пергамского алтаря и в деталях - миф об Эдипе, но ничего о том, что оба эпизода связаны с традициями театра начала ХХ века (сценическая пластика, ориентированная на изобразительное искусство античности) и с темой рока. Таким образом, в ряде случаев вызывают сомнение сами принципы комментирования, которыми руководствуется автор публикации и комментария в [Эллис Лак: 1998].

* * *

Поскольку все сохранившиеся наброски либретто представляют собой черновые записи, не перебеленные автором, их публикация возможна лишь в полном соответствии оригиналам, с отражением всех уровней правки (то есть транскрипция рукописей) и обязательно с текстологическими комментариями к каждому публикуемому фрагменту.

Примечания

1. В воспоминаниях Г. И. Ратгауза говорится о чтении ему фрагмента "Сегодня ночью…", который был записан в рукописи поэмы с редакцией 1956 года, при этом он называет его "вступлением к поэме". См.: Г. Ратгауз. Как феникс из пепла: Беседа с Анной Андреевной Ахматовой // Знамя. 2001. № 2. С. 154.

2. В [Жирмунский: 1973] публикация версии либретто начинается (с. 168) с наброска "Сегодня ночью я увидела (или услышала) <…>", который находится в записной книжке, то же - в [БП БС: 1976], с. 519.

3. Фрагмент "Если можно шекспировскую трагедию …" ошибочно помещен в раздел "Прозы о Поэме", с. 231 (также и во 2-м издании 1990 года).

4. В [Кралин: 1990] фрагмент "Если можно шекспировскую трагедию …" ошибочно помещен в раздел "Прозы о Поэме".

5. В [Эллис Лак: 1998] целиком отсутствует набросок "Из какого-то места. В глубине очень большой сцены..." и небольшие фрагменты других набросков.

6. Тексты рукописей приводятся в таблице с отображением уровней правки: первый уровень - курсив, второй уровень - жирный курсив, третий уровень - курсив в косых скобках, самый последний уровень - курсив в разрядку; зачеркнутые автором строки, слова, буквы - в квадратных скобках; восстановленные фрагменты текста - в угловых скобках.

7. Записные книжки. С. 286.

8. Все три фрагмента помещены под общим заглавием "<Воспоминания>", отсутствующим в рукописи-источнике, причем в комментариях почему-то указано, что эти тексты "печатаются по черновым автографам РНБ" (с. 722), тогда как в действительности записи сделаны на одном листе и являются частью одно и того же "чернового автографа". В этом же комментарии составитель отмечает, что фрагменты "Сцена повернулась. Лебеди царскосельские <…> хор теней - (слова)", "Две тени <…> в наказанье за свой грех" (в [Эллис Лак: 1998] фрагменты под номерами <4> и <5>) "по-видимому, написаны с незначительным разрывом времени, варьируют одну тему, однако представляют собой самостоятельные отрывки как по содержанию, как и по стилистике" (с. 722). Составитель не разобрался: упомянутые фрагменты представляют собой часть основного текста с последующей правкой, а основной текст наброска и последующая правка в нем не могут являться разными отрывками "как по содержанию, так и по стилистике".

9. Отсутствуют датировки в комментариях к наброскам либретто, опубликованным в [Эллис Лак: 1998] под номерами <3>, <4>, <5>, <6>, <7>, <9>, <10>, <12>, <17>.

10. Отметим, что эта дата публикуется в [Эллис Лак: 1998] на с. 289.

11. Записные книжки. С. 22.

12. Там же. С. 68.

13. Критический анализ опубликованного в "Петербургских снах" текста "Поэмы без Героя" см.: Крайнева Н. И., Тамонцева Ю. В., Филатова О. Д. К истории издания "Поэмы без Героя": поэма в собрании сочинений А. Ахматовой // "Я всем прощение дарую...": Ахматовский сборник. М. -СПб., 2006. С. 518-550. (UCLA SLAVIC STUDIES. New Series. Vol. V).

14. См. "Петербургский курьер", 30 марта 1914 г. № 69. С. 6.

15. В большей степени это относится к комментированию "Поэмы без Героя".

 

© 2000- NIV