Лобанова Софья - Анне Ахматовой *** ("О, я всегда закат любила... ")

С. Д. Умников Краткая ахматовская энциклопедия.
Л., 1991. - С. 102-107.

О, я всегда закат любила,
И с ним вдвоем наедине
В лесной дремотной тишине
Немало время проводила.
Закатный луч ласкал мне веки,
И день, бесцельно прожитой,
С его извечной суетой
Стихал и уходил навеки.
Зачем и сколько еще дней
Уйдет вот так в страну теней?
Душа томилась и грустила
И начала искать ответ
В лучах закатного светила
Уже тогда - в 16 лет.

Уже тогда - в 16 лет
Я долго на море глядела
По вечерам. Оно мне пело
Свой расплескавшийся сонет.
О том, что эта жизнь - загадка,
И что сосуд добра и зла
Разлит, и каждая волна
С тех пор повсюду горько-сладка
Что только ветер знает песню
Былых и будущих веков,
Что все умершее воскреснет.
И сила, вне земных оков,
О чем-то знать меня просила,
Но я не знала, что за сила.

Но я не знала, что за сила
Звала меня на край земли.
Туда, где море осветило
На горизонте корабли.
Зачем романтику разлуки
Мне было суждено познать?
Зачем трагические звуки
Писала Муза мне в тетрадь?
Я многого еще не знала.
Небрежна ль я была с судьбой,
Судьба ли мной всегда играла,
Но годы мчались чередой
И принесли на все ответ
В лучах, что льют последний свет.

В лучах, что льют последний свет,
Я негу грусти находила,
И все, что в жизни я любила,
Всегда имело этот цвет.
Цвет возвышающих раздумий
И уходящей красоты,
В которой зреют полнолуний
Полубезумные мечты.
И может быть земное чувство
Искало отклика в мирах,
Где все как будто тихо, пусто,
Лишь свет неведомый в лучах.
Что манит душу в мир бескрайний?
Нет, я не знала этой тайны.

Нет, я не знала этой тайны,
Когда поэт берет перо,
Когда вдруг все необычайно
И однозначно, и остро.
Но вот, "откинув покрывало",
И мне являлась вдруг Она,
Та, что и "Данту диктовала",
И у Ахматовой была.
И спали дымные покровы,
И бездна новая легла,
И стало все свежо и ново,
И я всем сердцем приняла
Тот созидательный пожар
Последних чувств, последних чар.

Последних чувств, последних чар,
Всей мудрости закатной силы
Коснулась, лишь бессмертный дар
Строки ахматовской вкусила.
Ее слова по каплям ёмким
Срывались в душу с высока,
Чтобы могуществом негромким
Свой след оставить на века,
Свой звук на частоте поэта,
Свою невидимую суть...
Моих раздумий долгий путь
Пролёг за облаками где-то.
Вот в этом может быть и тайна,
Она открылась мне случайно.

Она открылась мне случайно -
Ахматова. А с нею все,
Что величаво и бескрайно.
И сердце выросло мое.
И звуки новых дивных песен
Блаженно стало принимать.
Пылал закат. Он был чудесен,
И лил мне в сердце благодать,
И мудрость теплым покрывалом
С таким усердьем небывалым
Закутала мой хрупкий дар,
Уберегла от тверди грубой
И стала мне защитой любой,
Прививкой розы на анчар.

Прививкой розы на анчар
Явилась мне душа родная,
Она, сама того не зная,
Преподнесла редчайший дар.
Но взять его нельзя руками,
А только сердцем можно пить.
В нем плюс и минус, лед и пламя,
Мне суждено его любить.
Ах нет, не так все было это:
Я шла песками долго где-то
Меж саксаулами шагая,
Я повстречалась вдруг анчар,
И вот теперь, как божий дар,
Прохладный яд его глотаю.

Прохладный яд его глотаю
И становлюсь сильнее я
Прощая, духом вырастаю,
Терпенье долгое храня.
Пускай от яда ноют раны,
Но верю: свят мой трудный путь,
В нем буераки и бурьяны,
Но, Боже! ты ведь знаешь суть!
Иду одна, иду упорно,
Мне влага яда благотворна.
Анчар в песках не увядает -
В чаду засушливого дня
Цветами роз благоухает
И аромат пьянит меня.

И аромат пьянит меня,
И день несбыточностью дышит,
И сердце все яснее слышит
Гул подступившего огня.
Я с места не сойду. Распята,
Быть может за свои грехи,
Но льются струйка ми стихи -
Наисладчайшая расплата.
Душа-скиталица томится,
Не зная, где ей приютиться,
Не находя в ночи угла,
Как в сердце дорогом тепла.
Скажи мне, Господи, - не знаю,
Живу я или умираю?

Живу я или умираю?
Пускай неясен мне ответ,
Но все струится в душу свет
И путь любви я продолжаю.
Откуда свет? Не мне ответом
Дано открыть для всех секрет,
Об этом знают с давних лет
Все, освещенные тем светом
А тот, кто был рожден поэтом,
То излученье отразил
И скудость Жизни озарил.
Судьбу свою не укоряю,
Ее капризу доверяю,
Все нахожу или теряю.

Все нахожу или теряю,
Но быть иною не могу
И, как косуля на лугу,
Свой лоб стрелку я подставляю.
Но трав вечерняя прохлада
Не телу, а душе услада,
И ты, охотник, не спеши -
Я здесь и для твоей души
И, если будешь ты умней,
Напьешься песнею моей.
Себя от пуль не заслоняю,
Коль суждено, ну что же, бей -
На безопасность скучных дней
Я этот вечер не сменяю.

Я этот вечер не сменяю
Ни на какое волшебство -
Как светлой грусти божество,
Там тень Ахматовой встречаю.
И голос тихо говорит
О том, как длилась жизнь земная
И что земного нету рая,
А душу добрый сохранит.
И профиль ясный, величавый,
Под пенье музы чуть усталой,
В закатном отблеске плывя,
Крылом касается меня.
Теперь смотреть мне скучно стало
На яркий свет в зените дня.

На яркий свет в зените дня
Я не сменяю теплый вечер,
Под пение музы, чуть усталой,
Где умудренностью на плечи
Ложится память, суть храня.
И шепчет о веках минувших
В ветвях колышащийся лист,
Всплывает круг знакомых лиц,
Живых или давно уснувших,
Среди плывущих в небе туч,
К безмолвью вечному креста
Центральным замыслом холста
Протянут тонкий, теплый луч.
Святая в нем струится сила,
О, я всегда закат любила!

О! Я всегда закат любила,
Уже тогда - в 16 лет.
Но я не знала, что за сила
В лучах, что льют последний свет.
Нет, я не знала этой тайны
Последних чувств, последних чар,
Она открылась мне случайно
Прививкой розы на анчар.
Прохладный яд его глотаю,
И аромат пьянит меня.
Живу я или умираю,
Все нахожу иль все теряю,
Но этот вечер не сменяю
На яркий свет в зените дня.

© 2000- NIV