Голлербах Эрих- Анне Ахматовой ("Анна Ахматова")

Анна Ахматова

Безмолвие. Глубокая безгласность.
Едва заметное движенье губ.
      Мир, погруженный в суету и страстность,
      Как лава сер, как изверженье груб.
Но в этом раскаленном океане
Есть остров, где золотоглавый скит
      На облаков разорванные ткани
      Крестами многодумными глядит.
В скиту живет подвижница-блудница:
Печален взор застывших синих глаз...
      Мне этот взор весною часто снится,
      Как повесть, читанная много раз.
Иконописно - скованы движенья,
Но хищный профиль дерзок и остер.
      Как душен дым церковного кажденья!..
      Как вешний соблазнителен простор!..
Суровы очи ликов пожелтелых
В колеблющемся отсвете свечей.
      Зачем же в сердце вьется стая белых,
      Воркующих, влюбленных голубей?..
Рукой сухой, рукою восковою
Пергаментный раскрыт молитвослов...
      Ах, где-то есть за далью голубою
      Плеск музыки, дыхание цветов.
У пояса - оливковые четки,
И вместо челки - сумрачный клобук.
      - О если бы в крылатой утлой лодке
      Уплыть из плена благолепных мук!

Она умрет в прозрачный день осенний,
В тот янтареющий, медвяный час,
Когда луч солнца в алтаре Успенья
Позолотит резной иконостас.

И перед смертью оттолкнет причастье,
И медленно взлетит к Престолу Сил,
Поцеловав в последний миг запястье,
Которое ей милый подарил.

1921

© 2000- NIV