Анна Ахматова в записях Дувакина
Т. В. Усова

Татьяна Владимировна Усова

Беседу ведет В. Д. Дувакин    

Д. Тридцать девятый год, Вы вернулись из экспедиции - значит, последняя зима перед войной?

У. Да... Вы знаете что, я уже сейчас как следует не помню, но вероятно, что это был 39-й год... Тогда собирались издавать антологию французской поэзии конца XIX и начала XX века 1.

Д. В каком издательстве?

У. Какое издательство? Вот этого я не помню. Там главным художественным редактором должен был быть Борис Леонидович Пастернак, антологии поэзии. Ну, это были поэты-символисты в основном, такие как Верлен, Бодлер, Лафорг, Поль Фор, ну, Верхарн, хоть не символист, но у них Верхарн тоже туда входил, ну и так далее... Рембо 2; и мама моя много переводила 3, стихов именно. По большей части она переводила, правда, для души - вот она Рильке 4 переводила, но кое-что иногда, изредка печаталось в журналах. А тут для этой антологии ей дали довольно большую работу, и работала она с большим интересом, с большим увлечением. Она ходить уже почти не могла: у нее был деформирующий полиартрит. Но голова была совершенно ясная, и переводы она делала хорошие. И эти переводы я относила Борису Леонидовичу, Пастернаку. Он жил тогда в доме против Третьяковской галереи.

Д. Ах, в этом самом - Лаврушинский переулок, писательский...

У. В Лаврушинском, да. Там писательский дом тогда был.

Д. Он же раньше жил на Волхонке.

У. Нет, это я не знаю, где он раньше жил, а я бывала у него здесь, против Третьяковской галереи. Это одно большое здание, по-моему, оно все было писательское. И знаете, когда я первый раз шла - очередную партию вот этих переводов маминых я ему туда принесла, - и шла так с некоторым сомнением. Думаю, ну, как - все-таки человек очень известный, а я его никогда... не была знакома... И Вы знаете, он вот так встречал, что через десять минут - впечатление, что ты у хорошего знакомого сидишь, у старого приятеля какого-то. Он некрасивый, но он обаятельный был.

Д. И говорил так в нос всегда...

У. Да. Но он обаятельный именно своей манерой держаться, какой-то такой доверчивостью, какой-то доброжелательностью. И когда я ему эти переводы дала, он стал тут же при мне их читать, и говорит: "Ах, как тут здорово у Марьи Васильевны получилось! А тут, может быть, знаете что - может быть, лучше так сказать?" - свой вариант предлагает. Говорит: "Ну, как по-вашему, какой вариант лучше?" Я говорю: "Вы знаете, я, может быть, пристрастный судья, мне трудно тут сказать". Он говорит: "Нет, у Марьи Васильевны все-таки лучше, давайте ее оставим". Ну вот, в таком духе.

А потом телефонный звонок раздался, он извинился, куда-то пошел и говорил довольно долго по телефону, потом возвращается и говорит: "Вы меня извините, что я вас так задержал, но Вы знаете, кто звонил? Анна Андреевна, Ахматова приехала из Ленинграда. Вот человек! Как ее судьба била, сколько она перенесла! И все такая же, такая же несломленная, такая же крепкая, сильная! Вот человек какой замечательный!" И знаете, то, что он говорил так об Ахматовой, и то, что он говорил мне, в сущности незнакомому человеку, меня, конечно, очень тронуло...

Примечания

Татьяна Владимировна Усова (1904-1992) - филолог, референт-переводчик Института мерзлотоведения АН СССР (с 1944 по 1959 г.). Была репрессирована и осуждена на десять лет по делу Д. Л. Андреева.

1. ... издавать антологию французской поэзии конца XIX и начала XX века. - Такая антология издана не была. 

2. ... Верлен, Бодлер, Лафорг, Поль Фор... Верхарн... Рембо. - Поль Верлен (1844-1896), Шарль Бодлер (1821-1867), Жюль Лафорг (1860-1887), Поль Фор (1872-1960), Эмиль Верхарн (1855-1916), Артюр Рембо (1854-1891) - французские поэты. 

3. ... мама моя много вообще переводила... - имеется в виду Мария Васильевна Усова (1880-е - 1947?), переводчик. 

4. Рильке - Райнер Мария Рильке (1875-1926), австрийский поэт.

© 2000- NIV