• Наши партнеры:
    Real-today.ru - По информации: http://www.real-today.ru.
  • Мешков В.: Анна Ахматова, броненосец "Потемкин" и Евпатория

    Евпаторийская здравница. - апрель-май 2008 г.

    Анна Ахматова, броненосец "Потемкин" и Евпатория

    Среди воспоминаний Анны Ахматовой, в которых говорится о Евпатории, известен текст, написанный в 1960 году и сохраненный в собрании Н. Н. Глен. Обычно он упоминается как вариант ахматовской автобиографии "Коротко о себе": "Когда мне было 16 лет, расстались мои родители, и моя мать целый год провела со всеми детьми в Евпатории. Там не было железной дороги, а пароходы не могли подходить к берегу. О событиях 1905 года мы узнавали только по слухам. Я бродила по пустынному пляжу и первый раз слушала "взаправдашные", а не учебные выстрелы с "Потемкина"".

    Эти события явно относятся к 1905 году, но более точной их датировки нет. О пароходах и железной дороге воспоминания точны, глубина моря у берегов невелика, а железная дорога пришла в Евпаторию только в 1915 г. О событиях в России и мире можно было узнавать из газет, но семья была стеснена материально, и, как видно, не посещала библиотек или читален, которые были платными.

    В дальнейшем, в широко публикуемом, варианте "Коротко о себе" остались две фразы: "Мы целый год прожили в Евпатории, где я дома проходила курс предпоследнего класса гимназии, тосковала по Царскому Селу и писала великое множество беспомощных стихов. Отзвуки революции Пятого года глухо доходили до отрезанной от мира Евпатории". Последняя фраза отражает тогдашнее мироощущение самой Ани Горенко, это она чувствовала себя отрезанной от привычного мира, друзей и любимого человека.

    Революционные события того года в Евпатории были весьма бурными, о них докладывали Столыпину, на усмирение направлялись войска. Просто для поэта Ахматовой революции 1905, а затем и 1917 годов, были событиями второго плана, она их не отражала и не воспевала в своем творчестве так, как потом требовала официальная советская печать. Более того, официальная карьера многих известных поэтов, в числе которых и Б. Пастернак, написавший поэму "1905", резко шла в гору, если их произведения о революциях получали одобрение советских верхов. А вот Ахматова в автобиографии "Коротко о себе" явно отстраняется от темы 1905 г., а о 1917 г. упоминает только в связи со своей книгой "Белая стая": "…у "Белой стаи" не было шумной прессы. Голод и разруха росли с каждым днем. Как ни странно, ныне все эти обстоятельства не учитываются. После Октябрьской революции я работала в библиотеке Агрономического института". И больше ни слова о революциях.

    Что касается воспоминания о "Потемкине", то в своих комментариях к двухтомнику сочинений Ахматовой 1986 г., и затем в своей "Летописи жизни и творчества Анны Ахматовой" Вадим Алексеевич Черных замечает: "По-видимому, А. А. имеет в виду восстание на крейсере "Очаков" (ноябрь 1905). Восстание на броненосце "Потемкин" произошло в июне 1905 г., когда А. А. еще жила в Царском Селе".

    Такое объяснение не кажется убедительным. События, связанные с "Потемкиным", получили в свое время огромный резонанс, о них знали и их обсуждали все слои населения той России. Тем более об этом говорили и в семье потомственного моряка Горенко. Ведь это был небывалый военный бунт во время войны с Японией, войны в итоге проигранной Россией. В отличие от "Очакова", мятеж которого был жестоко подавлен властями, "Потемкин" остался непобежденным.

    Более внимательное изучение событий тех лет дает все основания для того, чтобы считать воспоминание Ахматовой о "Потемкине" свидетельством очевидца. Фактически говорится о том, что "Потемкин" находился у берегов Евпатории и при этом производил боевые выстрелы. Эти выстрелы отличались от учебных, а их Анна могла наблюдать в Севастополе, куда семья приезжала на лето почти ежегодно. Но тогда возникает вопрос, какова была цель выстрелов "Потемкина"? А если это был "Очаков", то мог ли он быть у берегов Евпатории и стрелять по-настоящему?

    Местным краеведам, как оказалось, ничего об этом не известно, поэтому пришлось обратиться к доступным источникам советских времен [1, 2] и ресурсам Интернета.

    Оказывается, что крейсер "Очаков", находившийся на рейде Севастополя, был в 1905 году еще не достроен, на нем работали судостроители и проводились испытания. Никаких сведений о том, что он мог оказаться у берегов Евпатории, не имеется. Более того, военные власти, наученные восстанием "Потемкина", приняли меры к тому, чтобы "Очаков" и другие корабли не имели боезапаса. Севастополь был объявлен на военном положении, к нему из других городов прибыли войска. С большинства кораблей с "ненадежными" экипажами еще накануне восстания были сняты и сданы в арсенал ударники от орудий, арестованы или списаны в береговые экипажи революционно настроенные матросы, остальные под угрозой оружия были загнаны во внутренние помещения (Сведения сайта Интернета "Военные корабли"). Без поддержки на берегу восстание было обречено. "Очаков" был почти безоружен, и не уходил в открытое море. Поддержка других кораблей была недостаточной. И все же в Севастополе 15 ноября 1905 г. было настоящее сражение, длившееся два с половиной часа. В итоге "Очаков" был расстрелян береговой артиллерией и верными властям кораблями. Кто мог, спасался вплавь. П. П. Шмидт, возглавлявший восстание, и его ближайшие соратники, добравшиеся до берега, были арестованы и казнены в 1906 г. по приговору военного суда.

    Теперь ясно, что воспоминание Ахматовой не могло относиться к "Очакову"! Во-первых, "Очаков" не начинал стрельбу, и сумел ответить всего двумя-тремя выстрелами. Во-вторых, Севастополь далеко от Евпатории. В-третьих, если бы что-то и было слышно, то никак не выстрелы, а гул целого сражения.

    Вспомним обстоятельства восстания на "Потемкине". Корабль тоже с 1902 г. базировался в Севастополе для достройки и вооружения. Но в мае 1905 г. он вступил в строй. Восстание началось 14 июня в 11 часов дня, когда броненосец находился у косы Тендра для опробования боевого вооружения. Это значит, что у него имелся боезапас, и орудия были в боеготовности. В этот же день вечером "Потемкин" пришел в Одессу, где происходила всеобщая стачка рабочих. В Одессе броненосец произвел несколько боевых выстрелов по скоплениям царских войск и полиции. Фактически стрелял по городу, и жители были в панике. Дважды "Потемкин" выходил из Одессы в море, встречаемый эскадрой из 11 боевых кораблей, но проходило все без сражения. Однако в Одессе не удавалось получить продовольствие и воду. 19 июня "Потемкин" пришел в румынский порт Констанца, но и там власти отказались помочь восставшим морякам. Решено было идти на Феодосию, куда прибыли 22 июня. Но там уже ждали регулярные части царской армии и жандармы. Снова пошли в Констанцу, где 24 июня корабль был сдан румынским властям, а экипаж получил политическое убежище в качестве политэмигрантов.

    Из этого следует, что за время восстания "Потемкин" три раза должен был проходить вдоль берегов Евпатории, и был в состоянии производить боевые выстрелы. Конечно, пока неясно, насколько близко он был от города. Возможно, его не было видно с берега, поэтому Ахматова говорит только о том, что "слушала" выстрелы.

    Тем не менее, необходимо признать, что Ахматова действительно вспоминает именно о "Потемкине", т. к. достаточно близко к Евпатории мог подходить только он! По поводу комментария В. А. Черных у нас с ним в 2006 г. состоялась переписка. На мой вопрос, чем обосновано его примечание, он писал: "... вряд ли выстрелы "Потемкина" на Одесском рейде могли быть слышны в Евпатории. И почему евпаторийский пляж в июне мог быть "пустынным"? Я высказал предположение, что А. А. могла спутать восстание на "Потемкине" с восстанием на крейсере "Очаков", которое было в ноябре в Севастополе. Все-таки Севастополь ближе к Евпатории, чем Одесса. И тогда понятнее "пустынный пляж"".

    Как видно, упоминание о "пустынном пляже" в основном и послужило источником гипотезы о том, что Ахматова спутала "Потемкин" с "Очаковым". Отметим, что в 1905 году пляжи около Евпатории еще не были огорожены заборами, на берегу не было санаториев, пансионатов, пионерлагерей, число отдыхающих насчитывалось несколькими сотнями, а в 1905 году из-за войны и революции их было и того меньше. Но все же это не аргумент, и как отмечал В. А. Черных в 2006 г., это были "домыслы и предположения, которые неплохо было бы проверить дополнительными данными".

    Кроме советских источников, такие данные удалось найти в Интернете на сайте "Альманах "Восток" (Выпуск: № 7\8 (31\32), июль-август 2005 г.) в публикации "Восстание на броненосце "Потемкин" - глазами начальства". В обнародованных подлинных документах, в частности, имеется "Шифрованная телеграмма начальника Одесского охранного отделения в Департамент Полиции, 15 июня 1905 9 ч. 25 м. Пополудни". Упоминается, что в понедельник 13 июня 1905 г. "Потемкин" встал на якорь в двух верстах от деревни Тендра, и около сотни верст от Одессы. Бунт начался на другой день, около 11 часов, и корабль, как видно, был в том же районе. В телеграмме, в частности, сказано: "В море произвели два выстрела из шестидюймового орудия". Возникает вопрос, эти ли выстрелы могла слышать Ахматова?

    Затем броненосец пошел в Одессу. Обстрел Одессы "Потемкин" производил неоднократно. Основная проблема была со снабжением экипажа из 750 человек провизией и водой, получением угля, используемого в качестве топлива. В Феодосии под угрозой обстрела города провизию получили, а уголь - не удалось. Царское правительство опасалось подобных действий и в отношении всех черноморских портов. Но подходил ли с такими целями "Потемкин" к Евпатории? Вряд ли, об этом было бы известно. Но вполне могли стрелять, находясь сравнительно недалеко от Евпатории, в сторону города или по каким-нибудь береговым постам или службам.

    В любом случае событие, свидетелем которого стала Ахматова, запомнилось ей на всю жизнь, ведь вспоминала она о нем в 1960 году. Существует какая-то вероятность, что было это 14 июня 1905 г. Дело в том, что броненосец сопровождался малым миноносцем №267. Именно он накануне ходил в Одессу для закупки злополучного червивого мяса, из-за которого и вспыхнул бунт. Когда на миноносце поняли, что власть захватили матросы, командир миноносца сделал попытку уйти в сторону Севастополя. Точные подробности неизвестны, но как видно, вскоре "Потемкин" стал преследовать миноносец, а затем сделал два боевых выстрела, принудив миноносец остановиться. Командир миноносца был арестован и переведен на броненосец, а командование обоими судами перешло к восставшим.

    Из донесения "Одесский градоначальник - министру внутренних дел, 17 июня 1 ч. 25 м. Дня" следует интересная подробность: "20 матросов беспрепятственно пронесли [по] всему городу на кладбище убитого матроса, на обратном пути солдаты стреляли по матросам, двоих убили. [В] семь часов вечера броненосец отошел от порта, остановился верстах [в] пяти, дал три холостых траурных выстрела и два боевых, не причинивших вреда". Отсюда следует, что, находясь на берегу, можно различить, когда стреляют холостыми, а когда боевыми. Вероятно, это же могла сделать и Ахматова, происходившая из семьи потомственных моряков, неоднократно проводившая летнее время в Севастополе и воочию вблизи наблюдавшая военные корабли.

    Поэтому, находясь июньским днем 1905 г. на берегу Евпатории Ахматова слышала боевые выстрелы, которые могли происходить только с броненосца "Потемкин". По мнению автора, вряд ли это было в день восстания, 14 июня, в середине дня. Броненосец находился в море в районе косы Тендра, а это не менее ста верст от Евпатории. Наиболее вероятно, что это было 21 июня, когда "Потемкин" совершал переход из Констанцы в Феодосию. Туда он прибыл 22 июня рано утром, а это значит, что накануне днем или к вечеру "Потемкин" был в районе Евпатории. Вполне возможно, что была попытка приблизиться к Евпатории, и были сделаны выстрелы, чтобы объявить о себе. Но затем, увидев, что порт незначительный и близко не подойти, от этого отказались и продолжили движение на Феодосию.

    Из Феодосии обратно в Констанцу "Потемкин" ушел в середине дня 22 июня, поэтому проходил мимо Евпатории поздно вечером или ночью. Решение экипажа о сдаче румынским властям уже было принято, было ясно, что помощи в российских портах восставшие не получат. Необходимо учесть, что подробной и детальной хронологии восстания на "Потемкине" не существует, и приведенный выше анализ событий не может быть очень точным. Тем более следует внимательно отнестись к сведениям Ахматовой, как к свидетельству очевидца. Это было редкое, неординарное событие, запомнившееся на всю жизнь: девушка бродит по пляжу глухого провинциального города, и вдруг появляется броненосец, наделавший столько шума. Поэтичность этого воспоминания не могла оставить Ахматову равнодушной и легко его забыть.

    Следует еще заметить, что Анна Ахматова до последних дней отличалась хорошей памятью. Это отмечают и она сама (см. заметки "О Гумилеве"), и многие исследователи.

    В своей статье "С ней уходил я в море..." (Новый мир, №№ 8-9, 1998) Алла Марченко приводит фрагмент поэмы Ахматовой "У самого моря" и задается вопросом, ответа на который не дает: почему у Ахматовой в поэме говорится о шести броненосцах?

    И говорила сестре сердито:
    "Когда я стану царицей,
    Выстрою шесть броненосцев
    И шесть канонерских лодок,
    Чтоб бухты мои охраняли
    До самого Фиолента".

    Случайное совпадение, или нет, но эскадра, посланная за "Потемкиным", имела в составе пять броненосцев. А "Потемкин" и был шестым! Все же, наверное, не случайно, скорее всего Ахматова знала и помнила все эти броненосцы с времен детства в Севастополе. О внимании к "морским событиям" говорит и ее запись, датируемая октябрем 1916 г.: "Взрыв на линкоре "Императрица Мария" в Севастопольской бухте. <…> Я с сестрой Ией - на Графской пристани".

    Сведения о "Потемкине", применительно к биографии Ахматовой, показывают, что уже в середине июня 1905 г. она находилась в Евпатории. По мнению автора, это свидетельствует, что она и другие дети семьи Горенко прибыли в Евпаторию в конце весны или начале лета, до восстания на "Потемкине". Становится более понятной последовательность событий, указанных Ахматовой в автобиографических заметках "Дом Шухардиной": " Весной 1905 года шухардинский дом был продан наследниками Шухардиной, и наша семья переехала в великолепную, как тогда говорили, барскую квартиру на Бульварной улице (дом Соколовского), но, как всегда бывает, тут все и кончилось. Отец "не сошелся характером" с великим князем Александром Михайловичем и подал в отставку, которая, разумеется, была принята. Дети с бонной Моникой были отправлены в Евпаторию. Семья распалась. Через год - 15 июля 1906 года - умерла Инна. Все мы больше никогда не жили вместе".

    Из "Летописи" известно, что еще раньше, в апреле 1905 г.: "Сестра А. А. Инна Андреевна, заболевшая туберкулезом легких, уехала к родственникам в Евпаторию". Согласно частному сообщению В. А. Черных, родственниками могли быть Виктор Антонович Горенко, брат отца Ахматовой, и его семья. Он был одно время учителем математики в Евпаторийском уездном училище. Дальнейшие сведения о евпаторийских родственниках пока не найдены.

    Обратим внимание, что в Евпаторию были отправлены "дети с бонной Моникой". Следовательно, мать семейства, Инна Эразмовна, еще оставалась в Царском Селе. И "семья распалась" только в середине июля 1905 г. Как видно, только после этого Инна Эразмовна приехала в Евпаторию. А в канонической автобиографии "Коротко о себе" эти подробности опущены и сказано всего лишь: "В 1905 году мои родители расстались, и мама с детьми уехала на юг". И это, как мы видели, протяженное событие, в "Летописи" датируется: "Августа начало" 1905 г.

    По этому поводу также обращался к В. А. Черных. Он сообщил, что эту дату он обосновывает записями Лукницкого разговоров с Ахматовой. В них несколько раз упоминалось, что приезд Ахматовой в Евпаторию состоялся в августе 1905 г. Если Ахматова хотела, чтобы эта дата была закреплена в тот период, а это были 1925-27 гг., то почему? Интересно, что многие не замечают противоречия, например, И. Лосиевский в книге "Анна всея Руси" тоже сначала пишет о приезде в Евпаторию в августе, а несколькими строками ниже приводит отрывок о "Потемкине".

    Дальнейшее изучение дневников Лукницкого показало, что сведения о периоде жизни Ахматовой 1905-1906 гг. немногочисленны, противоречивы и часто содержат явные ошибки. В большом тексте "Автобиографическое сообщение АА (в плане ее встреч с Гумилевым, соотношение с его жизнью). Записано под диктовку в Мр. дв. 1925 г. 2-го апреля" сообщается только, что после продажи дома Шухардиной: "Мы оттуда уехали весной 905 г., лето провели тоже в Ц. С., но в другом месте, и в 905 г. осенью уехала в Евпаторию на год (в начале августа)".

    В записи от 23. 11. 1925 г. находим: "По поводу разговоров о работе вспоминали и некоторые даты из биографии АА: так, в августе 1905 года АА из Царского Села уехала в Евпаторию. Так, весь 1906 год - до Рождества - АА не была в Петербурге и в Царском Селе (была в Севастополе - в декабре, во всяком случае. Вернулась к Рождественским праздникам)". Но с осени 1906 г. Ахматова жила в Киеве, училась в гимназии, и явно не была в декабре 1906 г. в Севастополе. В Киеве она жила под надзором родственников, и ее не могли отпустить в Севастополь, также как не пустили в Петербург на Рождество 1906 г. (см. "Письма к С. Штейну").

    Становится ясно, что сведения о 1905 г., о своей семье, о жизни в Евпатории, о любви к другому человеку (Голенищеву-Кутузову) Ахматова или скрывала от Лукницкого, или давала неточные и неверные. При этом не учитываем ошибки самого Лукницкого, часто делавшего записи в дневник по памяти на другой день, или еще позже.

    Причина этого состоит в том, что после революции приходилось приспосабливаться к новой жизни в новых условиях, и не все подробности своей биографии имело смысл обнародовать. В записи от 1. 11. 1927 Лукницкий отмечает: "Как-то был случай: пришел к АА П. Н. Медведев и стал настойчиво просить дать ему автобиографию. АА с большим неудовольствием согласилась продиктовать ему некоторые краткие сведения. Медведев записал строк двадцать; в этой автобиографии есть неверности: там сказано, что АА училась в Смольном институте (в действительности в Смольном АА была, но не больше полутора-двух месяцев) и что отец АА - морской офицер.

    П. Н. Медведев предупредительно спрашивал АА: "Может быть, этого записывать не следует? Может быть, записать как-нибудь иначе?". АА холодно отвечала ему: "Нет, запишите именно так...". Эти полуневерные сведения АА дала Медведеву умышленно, негодуя на его назойливость".

    Сам же Лукницкий, видимо, полагал, что он заслуживает доверия, и ему Ахматова дает верные сведения о себе и Гумилеве. Это, конечно, не так. И дело не в назойливости. Кто-то тогда приписывал себе пролетарское происхождение, а кто-то, как Ахматова, сочинял себе "нейтральную" биографию. И это помогло избежать еще больших неприятностей в будущем. Заметим, что в публикуемых в советское время энциклопедических данных об Ахматовой, автобиографические сведения совсем отсутствуют. Более того, еще в 1960 году в Малой Советской Энциклопедии датой ее рождения указан 1893 год!

    Чему же тогда следует доверять и как теперь строить биографию Ахматовой периода 1905-06 гг.? Во всяком случае, менее всего можно основываться на дневниках Лукницкого.

    Приоритет следует отдавать, конечно, подлинным документам, какими являются, например, письма самой Ахматовой и т. п. Далее идут ее автобиографические заметки, написанные в последние годы жизни. Потом мемуарные заметки современников Ахматовой, например, Срезневской. Книга А. Хейт. Эти источники знала и в какой-то степени редактировала Ахматова. И только затем идут вторичные источники типа дневников Лукницкого, "Записок об Ахматовой" Л. Чуковской и т. п.

    Основываясь на принципе приоритета ахматовских первоисточников, автор построил новую версию датировки событий в жизни Анны Ахматовой, связанных с ее "евпаторийским периодом". Она опирается на предыдущие работы автора [4, 5]. За основу была взята "Летопись" В. А. Черных, и сведения из этой работы, имеют в конце абзаца соответствующую ссылку. Внесенные автором изменения или новые сведения такой ссылки не имеют.

    1904

    <Осень?>. Старшая сестра А. А. - Инна Андреевна вышла замуж за Сергея Владимировича фон-Штейна. ("Летопись").

    Отец А. А. - статский советник А. А. Горенко служит членом Совета Главноуправляющего Главного управления торгового мореплавания и портов, членом правления Русско-Дунайского пароходства и членом комитета Общества содействия русской промышленности и торговле. - Весь С. -Петербург на 1904 год. СПб., 1904. С. 170 (2-я паг.). ("Летопись").

    Зима 1904-1905 гг. … "собирались по четвергам у Инны Андреевны и Сергея Владимировича <фон Штейна>, называлось это "журфиксы". На самом деле это были очень скромные студенческие вечеринки". - Лукн. 90. С. 34. ("Летопись").

    Знакомство и сближение с приятелем Штейна и Гумилева, студентом Петербургского университета Владимиром Голенищевым-Кутузовым: " … я знала его, любила и так безумно боялась: элегантный и такой равнодушно-холодный, он смотрит на меня усталым, спокойным взором близоруких светлых глаз." - (письмо к С. Штейну от 11 февраля 1907 г.).

    1905

    Января 9. "Кровавое воскресение" в Петербурге. "Я вспоминала, как дрожали руки у студента-репетитора <И. В. Селиверстова>, когда он приехал зимой в Царское Село и рассказывал о 9 января". - А2. С. 462; ДГ. С. 33. ("Летопись").

    Зима - весна. А. А. влюблена во Владимира Викторовича Голенищева-Кутузова. - НМ. 1986. № 9. С. 196 - 206.

    Близкие отношения между ними. (Э. Файнштейн. Анна Ахматова. М., ЭКСМО, 2006. Стр. 35.)

    Апреля 17. Пасха. "На Пасху Гумилев, в отчаянии от ее <А. А.> нежелания всерьез отнестись к его чувству, пытался покончить с собою. Потрясенная и напуганная этим, она рассорилась с ним, и они перестали встречаться". - Хейт. С. 26. ("Летопись").

    В. Срезневская: "Ане он не нравился; вероятно, в этом возрасте девушкам нравятся разочарованные молодые люди, старше двадцати пяти лет, познавшие уже много запретных плодов и пресытившиеся их пряным вкусом. Но уже тогда Коля не любил отступать перед неудачами". - Звезда. 1989. № 6. С. 141 - 145.

    Апрель. Сестра А. А. Инна Андреевна, заболевшая туберкулезом легких, уехала к родственникам в Евпаторию. - РГИА. Ф. 105. Оп. 1. Д. 6. Л. 46. ( "Летопись").

    "Весной <…> семья переехала в великолепную, как тогда говорили, барскую квартиру на Бульварной улице (дом Соколовского), но, как всегда бывает, тут все и кончилось. Отец "не сошелся характером" с <главноуправляющим Главного управления торгового мореплавания и портов> великим князем Александром Михайловичем и подал в отставку, которая, разумеется, была принята.

    (Конец весны - начало лета). Дети с бонной Моникой были отправлены в Евпаторию.

    (Середина лета). Семья распалась". - А. Ахматова. Страницы прозы. М., 1989. С. 39.

    Лето. Родители А. А. расстались. Отец связал судьбу с вдовой контр-адмирала А. Н. Страннолюбского Еленой Ивановной (урожденной Ахшарумовой). - Звезда. 1989. № 6. С. 149 - 150. ("Летопись").

    Середина июня. "Когда мне было 16 лет, расстались мои родители, и моя мать целый год провела со всеми детьми в Евпатории. <…> Я бродила по пустынному пляжу и первый раз слушала "взаправдашные", а не учебные выстрелы с "Потемкина"". - А2. С. 462.

    Середина лета. Фотографируется в Евпатории в белом наряде (невесты?). Возможно, что фотография сделана в день 16-летия А. А.

    Лето. Прогулки с Мешковым: "Я когда-то проиграла Мешкову пари - мои стихи. Вероятно, он поэтому спрашивал Вас о них. Я хочу послать ему анонимно маленькую поэму, которая посвящается нашим прогулкам летом 1905 г." - Письмо к С. Штейну от 11 февраля 1907 г.

    По мнению автора, это был поэт Н. М. Мешков(1885-1947).

    Августа начало. Стихотворение Н. С. Гумилева "Русалка", посвященное А. Горенко. Автограф: РГАЛИ. Ф. 2567. Оп. 2. Ед. хр. 37. ("Летопись"). (Возможно, Гумилев побывал летом в Евпатории - предположение автора).

    Сентябрь. Братья А. А. начинают учебу в гимназии в Евпатории. Андрей - в седьмом классе, Виктор - в первом.

    Сестру Инну перевезли в Сухумскую санаторию для чахоточных. - РГИА. Ф. 105. Оп. 1. Д. 6, Л. 47. ("Летопись").

    Октябрь. Издана первая книга стихов Н. С. Гумилева "Путь конквистадоров". Автор послал экземпляр в Евпаторию брату А. А. - Андрею. "И хотя многие стихи посвящены Анне Горенко, ей он книги не послал - их отношения были в разладе". - Лукн. 90. С. 35.("Летопись").

    "1905, конец года. Николай Гумилев прислал Андрею Андреевичу Горенко в Евпаторию "Путь конквистадоров".

    Анна Андреевна Горенко читала "Путь конквистадоров" по этому экземпляру". - Лукн. Дн-к 6. 11. 1927.

    Зима 1905-06. А. А. живет с матерью в Евпатории, в доме Пасхалиди ("на въезде в город, последний дом"); проходит с домашним учителем курс 7-го класса гимназии. - А2. С. 266; ЗК. С. 221, 662. ("Летопись").

    "Подготовлял ее гимназист седьмого класса Миша Мосарский - очень бедный, некрасивый еврей, но очень умелый педагог, подготовлял АА даже по Закону Божьему, несмотря на то, что был евреем. Платили ему двадцать рублей в месяц. Он приходил к АА заниматься". - Лукн. Дн-к 6. 11. 1927.

    "Занятия скрашивались тем, что молодой учитель влюбился в свою ученицу". - Хейт. С. 26. ("Летопись").

    "Сюда, в этот дом (вход и тогда и сейчас со двора) будет приходить Миша Массарский, влюбленный в свою подопечную. Удалось установить его полное имя - Мовша (Моисей) Вульфович Массарский, сын евпаторийских мещан Вульфа Пинхусовича и Двойры Берковны; он жил совсем рядом, в трех минутах ходьбы от дома Пасхалиди". - В. Катина. Крымская правда, 2 марта 2001 г.

    "Мы целый год прожили в Евпатории, где я дома проходила курс предпоследнего класса гимназии, тосковала по Царскому Селу и писала великое множество беспомощных стихов. Отзвуки революции Пятого года глухо доходили до отрезанной от мира Евпатории". - А2. С. 266.

    В. Тюльпанова (Срезневская): "В 1905 году Горенко уехали из Царского Села по семейным обстоятельствам. И этот короткий промежуток наших жизней держался только на переписке, к сожалению, затерянной нами". - Звезда. 1989. № 6. С. 141 - 145.

    Декабрь - конец декабря. Попытки самоубийства: "Я в Евпатории вешалась, и гвоздь выскочил из известковой стенки. Мама плакала, мне было стыдно..." - НМ. 1986. № 9. С. 201.

    Резала вены: "Кухонным, грязным ножом, чтоб заражение крови... Мне шестнадцать лет было... У нас у всех в гимназии - у всех, решительно - было". - Вера Лукницкая. Любовник. Рыцарь. Летописец. С. -Петербург, "Сударыня", 2005. С. 39.

    1906

    Зима 1906. "Но не в одной лишь зубрежке прошла зима: у шестнадцатилетней Анны было и другое серьезное увлечение - стихи". - Хейт. С. 29.

    Апрель. Прошение И. Э. Горенко директору Киевской Фундуклеевской гимназии о приеме ее дочери Анны в 8-й класс. - С. Бiлокiнь. Київська родина Ахматової. // Молода гвардия. Київ. 1984. 17 июля. ("Летопись").

    "Весной 1906 года Анна вместе с тетушкой поехала в Киев держать экзамены в гимназию. Киев был наиболее подходящим и дешевым местом для продолжения учебы, потому что там жили родственники Горенко". - Хейт. С. 29. ("Летопись").

    Май. А. А. живет в Киеве у тетки Анны Эразмовны Вакар; сдает экзамены за 7-й класс в Фундуклеевской гимназии. - Молода гвардия. Київ. 1984. 17 июля. ("Летопись").

    Мая 30. Н. С. Гумилев получил аттестат зрелости об окончании Николаевской Царскосельской гимназии. - ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 3. Д. 61522. Л. 9-10. ("Летопись").

    Конец мая-начало июня. "Андрей Андреевич Горенко в Царском Селе сдавал экзамены экстерном, а в Евпатории поступил в гимназию, которую и кончил в 1906 году". - Лукн. Дн-к 6. 11. 1927.

    Июнь. А. А. живет в Лустдорфе под Одессой у тетки (сестры отца) Аспазии Антоновны Арнольд; в конце июня возвращается в Евпаторию. - ПК. НО. 1979. Л.,1980. С. 142. ("Летопись").

    "Летом Феодоров опять целовал меня, клялся, что любит, и от него опять пахло обедом". - НМ. 1986. № 9. С. 201.

    "Отправлена после сорокадневной забастовки с первым пароходом домой в Евпаторию". - ЗК. С. 575. ("Летопись").

    Июнь-июль. "Анна выдержала экзамены и вернулась на лето в Евпаторию. Гумилев, который после окончания в июне гимназии собирался в Париж, приехал повидать Ахматову, и они помирились". - Хейт. С. 31.

    "Брат АА - Андрей Горенко - ездил из Евпатории в Петербург и Царское Село. После смерти сестры (умерла 15 июля 1906) вернулся в Евпаторию. В Царском Селе виделся с Н. С. Гумилевым и по возвращении в Евпаторию рассказывал АА о нем и о том, что Николай Степанович уезжает в Париж". - Лукн. Дн-к 6. 11. 1927. (Даты Лукницкого не сходятся с более поздними данными книги Хейт. - прим. авт.)

    <Июля начало>. Н. С. Гумилев уехал в Париж. - Лукн. 90. С. 37. ("Летопись").

    Июля 15. Умерла от чахотки сестра А. А. Инна Андреевна.

    Прошение С. В. фон Штейна в Правление Русского Дунайского пароходства: "По случаю кончины жены моей и не имея средств схоронить ее" - просит выдать 300 руб. в счет жалования. - РГИА. Ф. 105. Оп. 1. Д. 6. Л. 65. ("Летопись").

    Лето. Стих. "Я умею любить..." - А1. С. 311-312. ("Летопись").

    "Лето на даче - Евпатория". - ЗК. ( В. А. Черных, частное сообщение).

    Август-Декабрь. Мечты о встрече с любимым человеком: "С августа месяца я день и ночь мечтала поехать на Рожество в Царское к Вале (подруге В. Тюльпановой, в замужестве Срезневской. - прим. авт.), хоть на три дня. Для этого я собственно и жила все это время, вся замирая от мысли, что буду там, где… ну да все равно. <…> … я до сих пор люблю В. Г. -К. И в жизни нет ничего, ничего, кроме этого чувства". - НМ. 1986. № 9. С. 200.

    Конец августа - начало сентября. Переезд в Киев: "В 6 году осенью - Киев. В Киеве я с фрейлен Моникой - гувернанткой моей, и жила у двоюродной сестры Марии Александровны (жила там) до весны 907 года. Здесь Коля приезжал". - Лукн. Дн-к. Автобиографическое сообщение АА 1925 г. 2-го апреля.

    По мнению автора, изложенная версия "евпаторийского периода" жизни Ахматовой является логически связной и значительно дополняет, а в некоторых случаях и корректирует "Летопись". Это касается не только эпизода с "Потемкиным", отношений с Кутузовым, но и отношений с А. М. Федоровым, попытками самоубийства.

    Ранее, основываясь только на "Летописи", автор полагал, что в 1906 г. Федоров приезжал в Евпаторию. Дальнейшее изучение показало, что Федоров имел дачу в Люстдорфе под Одессой, и там же у родственников отдыхала Ахматова после весенней поездки в Киев. Поэтому более вероятно, что там же на дачах вновь, как и в 1904 г., происходили их встречи. Интерес Ахматовой объясним тем, что Федоров был в то время известным литератором, среди его гостей и знакомых были Бунин, Куприн, К. Чуковский и др. Но к молодой девушке и начинающему поэту Ане Горенко, он, видимо, не относился серьезно и с уважением.

    В "Летописи" попытка самоубийства отнесена к лету 1906 г., и как пояснил в частном сообщении В. А. Черных, он ее связывал со смертью сестры Инны. Автором в [5] обоснована другая причина и дата. Косвенно их подтверждают и новые сведения, обнародованные В. Лукницкой ("интимная тетрадь"), т. е. "как у всех гимназисток", это происходило из-за несчастной любви.

    Вообще по поводу отношений Ахматовой с Кутузовым существуют прямо противоположные мнения. В. А. Черных считает: "Мы ровно ничего не знаем об его отношении к Анне Горенко. Он мог и вообще ничего не знать о влюбленности в него царскосельской гимназистки" (частное сообщение). А английская поэтесса Э. Файнштейн в своей книге утверждает: "Она позволила ему соблазнить себя, а когда он вернулся в университет, страшно страдала". Некоторая нелепость этой фразы, возможно, на совести переводчика. Сведения исходят от поэта Рейна, входившего в круг молодых поэтов, близких к Ахматовой в ее последние годы.

    Взвешенный взгляд автора изложен в [5]. Конечно, первая любовь Ахматовой была романтическим, поэтическим чувством. В романтический "набор" того времени входили стихи друг другу, тайность от родителей, готовность "уехать на край света" за любимым, тайное венчание в сельской церкви и т. п. Без сомнений, что Кутузов какое-то время играл роль "романтического героя", обещал жениться и т. д. Ведь Анна была очень привлекательная девушка, дочь высокопоставленного чиновника. Но все рухнуло с отставкой отца, его уходом из семьи. Анна стала бесприданницей, семья осталось без средств, покинула престижное Царское Село. И Кутузов не оказался героем, который как честный и благородный человек, "был обязан" жениться. На это Анна надеялась почти до конца 1909 г., много раз отказывая Гумилеву. После свадьбы Ахматова вычеркнула Кутузова из своей жизни, уничтожила стихи и письма того периода, его фотографию. Если бы не сохранились письма Ани Горенко к С. Штейну, то имя этого человека было бы предано забвению, как и хотела Ахматова.

    Именно в период общения с Лукницким, Ахматова пыталась построить "легенду" своих отношений с Гумилевым, своей юности и жизни в Царском Селе и Евпатории, в которой не было Кутузова, а отец был "инженер-механик флота". Впоследствии, в 1960-х годах, это сыграло злую шутку с самой Ахматовой, когда ее роль в судьбе и творчестве Гумилева искажалась на Западе, а у нее не было других аргументов и доказательств, кроме ее слов. Например, она утверждала, что стихотворение "Царица иль, может быть, просто капризный ребенок", которое в своем письме Гумилев "якобы обращал к О. В. Голенищевой-Кутузовой" (сестре Владимира Г. -К. - прим. авт.) на самом деле посвящено ей (заметки "О Гумилеве").

    Однако в данной статье все эти вопросы затрагивались лишь постольку, поскольку это требовалось для устранения, по-возможности, имеющихся противоречий, связанных с материалами Лукницких, при построении хронологии событий жизни Ахматовой в 1905-1906 гг. Но не следует думать, что дневники Лукницкого не имеют значения - они содержат много ценного фактического материала, однако к датировке событий надо относиться с большой осторожностью.

    В доказательство упомянем совсем курьезный случай. В дневнике Лукницкого имеется запись: "Годы 1910-1913. За отцом АА следили. Он заметил, что за ним следят, и пошел в жандармское управление к Судейкину (отцу С. Судейкина), сказал, просил: если за ним хотят следить, то пусть делают это так, чтобы он не замечал сыщика, потому что это нервирует его и мешает ему работать. Судейкин вызвал кого-то и приказал привести того сыщика, который следит за отцом АА. Когда сыщик явился, Судейкин спросил его, ему ли поручено следить за этим человеком (отцом АА). Получив утвердительный ответ, Судейкин поднес к носу сыщика кулак".

    По этому поводу В. А. Черных сообщил автору, "что полковник Г. П. Судейкин был убит С. П. Дегаевым в 1883 году и не мог участвовать в событиях 1910-1913 годов". Это показывает, насколько ошибочна может быть датировка событий в дневнике Лукницкого, в то время как описанные события, скорее всего, происходили, но лет на тридцать раньше!

    Автор надеется, что в представленной выше хронологии подобных курьезов не содержится. Основные события жизни Ахматовой в "евпаторийский период" охвачены, насколько это было возможно. В то же время существуют проблемы и вопросы, над которыми надо работать, и возможно, будут появляться новые данные, уточняющие наши сегодняшние представления об этом времени в жизни поэта.

    Автор благодарит В. А. Черных за полезные для него, несмотря на разногласия по ряду вопросов, обсуждения и дискуссии; а также за советы и консультации.

    Литература

    1. Найда С. Ф. Революционное движение в царском флоте. 1825-1917. М. -Л., 1948.

    2. Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 г. Документы и материалы. М., 1957.

    3. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. / Сост. В. А. Черных. Ч. 1. 1889-1917. - М., 1996.

    4. Мешков В. А. Анна Ахматова и Николай Гумилев: Свидание в Евпатории. - "Литературный Крым", №39-40. - Симферополь, 2006.

    5. Мешков В. А. Анна Ахматова и Сергей Есенин. "Брега Тавриды", №1. С. 130-159. - Симферополь, 2007. (написана в 2005 г.).

    Примечания

    Ника Николаевна Глен (1928 - 2005) - переводчица, издательский работник. Близкий друг АА, с 1958 по1963 гг. ее литературный секретарь. Автор воспоминаний об АА.

    Сокращения, используемые в "Летописи":

    А1 - Анна Ахматова. Сочинения. Т. 1. Стихотворения и поэмы. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. М., 1990.

    А2 - Анна Ахматова. Сочинения. Т. 2. Проза. Переводы. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. М., 1990.

    ДГ - Анна Ахматова. Десятые годы. М., 1989. Составление и примечания Р. Д. Тименчика и К. М. Поливанова.

    НМ - журнал "Новый мир".

    Хейт - Хейт А. Анна Ахматова. Поэтическое странствие; Дневники, воспоминания, письма А. Ахматовой. М., 1991.

    РГИА - Российский государственный исторический архив.

    РГАЛИ - Российский государственный архив литературы и искусства (Москва).

    Лукн. 90. - Лукницкая В. Николай Гумилев. Жизнь поэта по материалам домашнего архива семьи Лукницких. Л., 1990.

    ЗК - Записные книжки Анны Ахматовой (1958-1966). Москва; Torino, 1996.

    ЦГИА СПб - Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга.

    ПК. НО. 1979. Л.,1980. - Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник.

    Ссылки автора:

    Лукн. Дн-к. - Дневник Лукницкого с указанием даты записи.

    Звезда - журнал "Звезда" (Ленинград).

    © 2000- NIV