Cлово "ДАНТЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Кихней Л. Г.: Дантовский код в поэзии Анны Ахматовой
Входимость: 53.
2. Королева Н. В.: "Могла ли Биче словно Дант творить... " Проблема женского образа в творчестве Ахматовой
Входимость: 46.
3. Ерохина И. В.: "Тройное дно" эпилога "Реквиема" Анны Ахматовой: смысломоделирующая функция реминисценций
Входимость: 26.
4. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 2
Входимость: 26.
5. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и Наталья Вaрбанец : Из жизни петербургско-ленинградской интеллигенции в 1930-е и другие годы
Входимость: 25.
6. Найман А. Г.: "Поэма без героя"
Входимость: 20.
7. Цивьян Т. В.: Об одном ахматовском способе введения чужого слова: эпиграф
Входимость: 20.
8. Барили Габриэль: Статьи о Пушкине Ахматовой и "Разговор о Данте" Мандельштама
Входимость: 19.
9. Гончарова Нина: О жанровой природе ахматовских "Слов"
Входимость: 17.
10. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава вторая. Литературные контексты
Входимость: 17.
11. Гончарова Н. Г.: Несколько наивных вопросов к составителям ахматовского шеститомника
Входимость: 16.
12. Спендель де Bарда Йованна: Образ Италии и ее культуры в стихах Анны Ахматовой
Входимость: 10.
13. Пахарева Т. А.: Сюжет "моления о чаше" в поэтической идеологии и мифологии А. Ахматовой
Входимость: 10.
14. Кривулин В. Б.: Воспоминания об Анне Ахматовой. Примечания. Страница 1
Входимость: 9.
15. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1965
Входимость: 8.
16. Цивьян Татьяна: Странствие Ахматовой в ее Италию
Входимость: 7.
17. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Примечания
Входимость: 7.
18. Тименчик Р.: Храм премудрости Бога: стихотворение Анны Ахматовой "Широко распахнуты ворота... "
Входимость: 7.
19. Цивьян Т. В.: Кассандра, Дидона, Федра. Античные героини – зеркала Ахматовой
Входимость: 7.
20. Шевчук Ю. В.: Образ Музы в лирике А. Ахматовой
Входимость: 6.
21. Кривулин В. Б.: Воспоминания об Анне Ахматовой
Входимость: 6.
22. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава седьмая и последняя
Входимость: 6.
23. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава четвертая. 1941-1956
Входимость: 6.
24. Шервинский С. В.: Анна Ахматова в ракурсе быта
Входимость: 5.
25. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава третья. 1924-1941
Входимость: 5.
26. Гиршман М. М., Свенцицкая Э. М.: "В Царском Селе" А. Ахматовой
Входимость: 5.
27. Кихней Л.Г.: Поэзия Анны Ахматовой. Тайны ремесла. Глава 3. Идея "собирания мира" как основа "интегральной поэтики" "Тростник", "Нечет", "Бег времени", "Поэма без героя"
Входимость: 5.
28. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 5
Входимость: 5.
29. Тименчик Роман: Рождение стиха из духа прозы: "Комаровские кроки" Анны Ахматовой
Входимость: 5.
30. Тименчик Роман: Рижский эпизод в "Поэме без героя" Анны Ахматовой
Входимость: 5.
31. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
Входимость: 4.
32. Найман А. Г.: "Cinque"
Входимость: 4.
33. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 4.
34. Шилов Лев: Звучащее собрание сочинений Анны Ахматовой
Входимость: 4.
35. Цивьян Т. В.: Наблюдения над категорией определенности-неопределенности в поэтическом тексте
Входимость: 4.
36. Фрезинский Борис : Эренбург и Ахматова
Входимость: 4.
37. Гончарова Н. Г.: "... Я пишу для Артура либретто... "
Входимость: 4.
38. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 7
Входимость: 4.
39. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава первая. Поэмы и театр
Входимость: 4.
40. Каратеева Т.: "Where past and future are gathered…". "Поэма без героя" Ахматовой и "Четыре квартета" Элиота
Входимость: 3.
41. Озеров Лев: Тайны ремесла
Входимость: 3.
42. Стецкая Надежда Алексеевна: Портреты Анны Ахматовой на границе живописи и поэзии.
Входимость: 3.
43. Пахарева Т. А.: Образ "монахини-блудницы" в культурном контексте серебряного века
Входимость: 3.
44. Бабаев Эдуард: "Одна великолепная цитата"
Входимость: 3.
45. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1964
Входимость: 3.
46. Кихней Л. Г.: К концепции времени в акмеизме
Входимость: 3.
47. Козловская Г. Л.: "Мангалочий дворик... "
Входимость: 3.
48. Берестов В. Д.: Прелесть милой жизни
Входимость: 3.
49. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Ардов Михаил: Возвращение на Ордынку
Входимость: 3.
50. Крайнева Н. И., Тамонцева Ю. В., Филатова О. Д.: К истории издания "Поэмы без Героя": Поэма в Собрании сочинений А. Ахматовой
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Кихней Л. Г.: Дантовский код в поэзии Анны Ахматовой
Входимость: 53. Размер: 30кб.
Часть текста: парафраз и подтекстов, но и обозначение их новой функции в ахматовских произведениях, написанных в эпоху Большого Террора. Этот ракурс предполагает анализ дантовских рецепций как структурных элементов ахматовских текстов, с одной стороны, имеющих отношение к сфере художественной коммуникации, с другой стороны, - к принципам организации поэтического текста. В семантическом пространстве подцензурных стихотворений Ахматовой дантовские рецепции предстают как в роли означающего, так и в роли означаемого. В первом случае Ахматова открыто парафразирует дантовский текст, и дешифрующий эффект возникает из его сопоставления с современностью, которая становится ключом к переосмыслению исходного текста. А во втором случае, наоборот, воспроизводятся современные реалии, подлинный смысл которых высвечивается только сквозь призму дантовских аллюзий, скрытых во внешнем плане изображения. Примером успешного применения первой тактики кодирования служит стихотворение "Данте" (1936),...
2. Королева Н. В.: "Могла ли Биче словно Дант творить... " Проблема женского образа в творчестве Ахматовой
Входимость: 46. Размер: 43кб.
Часть текста: 1960-х годов и в одном из вариантов его композиции открывался стихотворением "Муза": Когда я ночью жду ее прихода, Жизнь, кажется, висит на волоске. Что почести, что юность, что свобода Пред милой гостьей с дудочкой я руке. И вот вошла. Откинув покрывало, Внимательно нзгянула на меня. Ей говорю: "Ты ль Данту диктовала Страницы "Ада"?*1 - Отвечает: "Я". (I, 173-174) "Я всю жизнь читаю Данте!" - сказала Ахматова Л. К. Чуковской. "Всю жизнь" - возможно, с гимназических, лет, и уж точно - с 1906 года, когда был написан Гумилевым посвященный ей цикл стихов "Беатриче", определенно - со времени дружбы в Париже с Модильяни, о котором уверенно писал И. Г. Эренбург: "Редко я беседовал с Модильяни без того, чтобы он не прочитал мне несколько терцин из "Божественной комедии": Данте был его любимым поэтом". И далее: "Он читал на память и Данте, и Вийона, и Леопарди, и Бодлера, и Рембо"2. Сама Анна Ахматова, впрочем, оговаривается, что ей он Данте наизусть не читал - "Быть может, потому, что я тогда не знала еще итальянского языка" (II, 230). Анна Андреевна специально выучит итальянский язык, чтобы читать Данте. Стихотворение "Муза" написано в 1924 году. В 1936 году Анна Ахматова пишет стихотворение "Данте": Он и после смерти не вернулся В старую Флоренцию свою. Этот, уходя, не оглянулся. Этому я эту песнь пою. Факел, ночь, последнее объятье. За порогом дикий вопль судьбы. Он из ада ей послал проклятье И в раю не мог ее забыть, - Но босой, в рубахе покаянной, Со свечой заженной не прошел По своей Флоренции желанной. Вероломной, низкой, долгожданной... (I, 180-181) Это - форма фрагмента и продолжение разговора (типа: "И вовсе я не пророчица"). Этот - в отличие от тех, кто оглядывался: Орфей - на Эвридику - и потерял ее, жена Лота - на родной Содом. Оглянувшиеся - или теряли близких, или гибли. Они знали, что им...
3. Ерохина И. В.: "Тройное дно" эпилога "Реквиема" Анны Ахматовой: смысломоделирующая функция реминисценций
Входимость: 26. Размер: 53кб.
Часть текста: «Реквиема». В поздних автобиографических заметках Ахматовой можно найти следующую запись: «в марте Эпилогом кончился “Requiem”» 2. Однако Эпилог не был последней по времени создания частью поэмы: спустя два месяца в мае того же года было написано «Уже безумие крылом…». И только в декабре 1962-го, когда полный текст «Реквиема» был впервые доверен бумаге и обрел окончательную композицию, в его состав вошло «Вместо предисловия», датированное 1-м апреля 1957 года, но написанное, вероятно, тогда же – в 1962-м. Так почему же для Ахматовой, по ее собственному свидетельству, произведение было «окончено» уже в марте 1940-го года и именно этим текстом? Здесь важно помнить мысль М. Бахтина о жанре как форме «целого высказывания»: «В литературе… именно в этом существенном, предметном, тематическом завершении все дело, а не в поверхностном речевом завершении высказывания <…> жанр – особый тип строить и завершать целое… тематически завершать, а не условно – композиционно кончать» 3. Вероятно, в данном случае мы имеем дело с ситуацией, когда для автора произведение уже состоялось, завершилось – не столько текстуально, сколько «тематически». Среди текстов «Реквиема» Эпилог и непосредственно связанное с ним Посвящение замечательны по нескольким причинам. Во-первых, именно здесь возникла тема поэта и единства его судьбы с судьбой современников , «стомильонного народа», что свидетельствовало о смене «оптики» и о включении...
4. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 2
Входимость: 26. Размер: 53кб.
Часть текста: величинами, с одной стороны, - и драмой нравственного выбора, с другой. Всему кругу падающих и восходящих миров, эпох, церквей, славы и бесславия, царей и пророков, в стихотворении равновелик один голос - голос соблазна. Соблазна эмиграции. Отрицание ее совершается на метафизическом уровне: в перспективе испытаний, угрожающих самому существованию отечества. Слова "Мне голос был..." продолжают библейскую стилистику. Именно так: "И был к нему голос..." - говорит Библия о явлении Бога: "Услышав сие, Илия закрыл лице свое милотью своею, и вышел, и стал у входа в пещеру. И был к нему голос и сказал ему: что ты здесь, Илия? ... И сказал ему Господь: пойди обратно своею дорогою..." (3 Цар 19, 13-15). "Голос" ахматовского стихотворения исходит, разумеется, не от Бога : ссылка на Библию маркирует не фигуру говорящего, но объем, уровень обзора. Органная библейская лексика создает единство перспективы, согласно которой в средоточии исторического момента оказывается эмиграция, решение покинуть Россию или остаться с ней. Тяжелые, несмываемые краски крови, стыда, поражения темнят образ России; но грехи ее обостряют не ненависть, а любовь. Блок ("Грешить бесстыдно, непробудно...") говорил о том же, однако Россия Блока была другой, и грехи ее были другими. Сосредоточимся на последней строфе. Ее невероятность - в ответе, которого нет: Но равнодушно и спокойно Руками я замкнула слух, Чтоб этой речью недостойной Не осквернился скорбный дух. С чуткостью подлинного поэта Мандельштам еще в 1916 году писал об Ахматовой: "... Между тем для Ахматовой настала иная пора. В последних стихах Ахматовой произошел перелом к гиератической важности, религиозной простоте и торжественности: я бы сказал, после женщины настал черед жены. Помните: "смиренная, одетая убого, но видом величавая жена". Голос...
5. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и Наталья Вaрбанец : Из жизни петербургско-ленинградской интеллигенции в 1930-е и другие годы
Входимость: 25. Размер: 122кб.
Часть текста: Ewig-Weibliche 1 в советском аду Кисточку, прибавившую еще одну работу к огромной прижизненной иконографии Анны Ахматовой 2 , держала в руке женщина, в чертах которой многими угадывалась Вечная Женственность 3 . Эта женщина никогда до того не рисовала, а занималась инкунабулами 4 в Отделе редкой книги Публичной библиотеки города Ленинграда. Однако и инкунабулы не были главным ее делом. Главным было проявление женской сути. Эту женщину называли Птицей, сравнивали с Настасьей Филипповной. Но, в отличие от своей предшественницы, она не стала Девой-Обидой, может быть, потому что время было другое. Звали ее Наталья Васильевна Вaрбанец, и мой рассказ о ней сложился из диалогов с воспитанницей Варбанец - художницей и писательницей Марьяной Львовной Козыревой 5. * * * - Мы отдыхали с Натальей Васильевной в деревне Лопино, это на реке Волхов; на другой стороне - Старая Ладога. Я делала какие-то этюды. Однажды, глядя на репродукцию "Весны" Боттичелли, которая была у меня с собой, Наталья Васильевна сказала, что ей пришло в голову, как он писал. Сейчас все гадают, что художник хотел рассказать своей "Весной". Боттичелли знал, о ком и о чем он говорит, но нам невозможно это ни узнать, ни угадать. "Представь себе последний год нашей жизни. Если ты начнешь рисовать все, что мы пережили... Причем самую суть, душу каждого участника. Попробуй". Я говорю: "Нет, и пробовать не буду. Вот тебе бумага, вот тебе акварель, вот тебе карандаш. Я нормальный реалист и не смогу этого сделать. Попробуй сама". Она села и начала: тихо-тихо, от каждого кусочка, вот так вот и пошла. Так весь этот год и нарисовала. - Какой это год, Марьяна Львовна? - Сорок девятый. Ну и то, что было перед ним: в сорок восьмом, сорок седьмом. А были мы на Ладоге в пятидесятом уже, а может быть, даже в...

© 2000- NIV