Cлово "BASILE"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Озеров Лев: Тайны ремесла
Входимость: 1. Размер: 45кб.
2. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 5
Входимость: 1. Размер: 51кб.
3. Вербловская И.: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой. Петербург - 1890-1910-е годы
Входимость: 1. Размер: 83кб.
4. Предыстория
Входимость: 1. Размер: 4кб.
5. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Громы войны
Входимость: 1. Размер: 31кб.
6. Двинятина Т. М.: Анна Ахматова и живопись: открытие темы
Входимость: 1. Размер: 33кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Озеров Лев: Тайны ремесла
Входимость: 1. Размер: 45кб.
Часть текста: роде единственное для Ахматовой стихотворение "Читатель". Вот его начало: Не должен быть очень несчастным И главное скрытным. О нет! - Чтоб быть современнику ясным, Весь настежь распахнут поэт. Это - важное признание. Оно, так же как и другие стихи этих лет, говорит об обращенности поэзии Ахматовой к человеку, о том, сколь существенна и взаимно важна связь поэта и его собеседника. Это звучит не навязчиво и не назойливо (как подчас любят делать поэты, настаивая на какой-либо своей излюбленной теме), но в достаточной мере четко. Наш век на земле быстротечен, И тесен назначенный круг, А он неизменен и вечен - Поэта неведомый друг. Ради существования этого друга-современника, ради душевного мира его - "весь настежь распахнут поэт". Очевидно, ради этого и существуют тайны ремесла и секреты мастерства. Иными словами: это - родственное постоянное внимание художника к его собеседнику, так явственно ощущаемое в зрелых и в поздних стихах Ахматовой, еще плохо и неверно...
2. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 5
Входимость: 1. Размер: 51кб.
Часть текста: преодолим. Парадокс ахматовского стихотворения заключается в том, что оно куда более безнадежно. Но сама Ахматова сделала буквально то, что провидел ее друг и соратник: она связала своей флейтой, своей тростниковой д удочкой распадающиеся времена. Время перечитать ахматовское стихотворение. Начнем со звука. Помянутый выше образ тростниковой дудочки здесь, разумеется, не работает. Слышится, скорее, колокол, чей звон Ахматовой подвластен (недаром Некрасов был ее любимым поэтом). "Когда погребают эпоху, / Надгробный псалом не звучит". Как ей удается добиться этой торжественной медленности произнесения? Дело ли тут в сцеплениях согласных, во всех этих, отрицающих резвость, "греб", "гроб" и "надгроб"? Скользить по этим строкам невозможно. Мы в состоянии только следовать заложенному в них темпу: каждое слово отдельно. Это какой-то новый паузник. С другой стороны, Ахматова, чуткая к музыке современников (Шостаковича, Стравинского, Лурье), - использует резкие переключения ритма и интонации. Вот только что были погребение и псалом. Но в том-то и дело, что их не было: "надгробный псалом НЕ звучит". Поэтому следом в мелодию входит разбитый, заброшенный ритм окраин: "крапиве, чертополоху украсить ее предстоит". Ахматовское отношение к неопознанной (украшенной только чертополохом!) могиле мы уже выясняли. Но в...
3. Вербловская И.: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой. Петербург - 1890-1910-е годы
Входимость: 1. Размер: 83кб.
Часть текста: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой Петербург - 1890-1910-е годы ... На высоких беззвучных лапах разведчика, пряча за спину еще не изобретенную смертоносную ракету, к миру подкрадывался ХХ век... Ахматова Петербург - 1890-1910-е годы На скупых страницах прозы, почти чудом дошедших до нас, так как Ахматова неоднократно уничтожала свои рукописи, она сообщает, что помнит Петербург еще 90-х годов XIX века. Если учесть, что родилась она в июне 1889 года в Одессе, в двухлетнем возрасте перевезена была в Царское Село, а в Петербурге бывала наездами, то это не начало 90-х годов, а последние годы XIX века. В то время Петербург населяло около полутора миллионов человек. Из всех столиц европейских государств он занимал 5-е место по численности населения, уступая Берлину, Лондону, Парижу и Вене 3 . "... Это в сущности Петербург Достоевского" 4 , - писала Ахматова, справедливо считая, что с начала 80-х до середины 90-х годов XIX века город почти не изменился. Россия Достоевского. Луна Почти на четверть скрыта колокольней. Торгуют кабаки, летят пролетки, Пятиэтажные растут громады В Гороховой, у Знаменья, под Смольным. Везде танцклассы, вывески менял, А рядом: "Henriette", "Basile", "Andre" И пышные гроба: "Шумилов-старший". Но, впрочем, город мало изменился. Не я одна, но и другие тоже Заметили, что он подчас умеет...
4. Предыстория
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Часть текста: Луна Почти на четверть скрыта колокольней. Торгуют кабаки, летят пролетки, Пятиэтажные растут "громады" - В Гороховой, у Знаменья, под Смольным. - Везде танцклассы, вывески менял, А рядом: Henriette, Basile, Andre И пышные гроба - "Шумилов-старший". Но, впрочем, город мало изменился. Не я одна, но и другие тоже Заметили, что он подчас умеет Прикинуться старинной литографьей, Не первоклассной, но вполне пристойной, Семидесятых, кажется, годов. Особенно зимой, перед рассветом, Иль в сумерки - тогда за воротами Темнеет жесткий и прямой Литейный, Еще не опозоренный модерном, И визави меня живут - Некрасов И Салтыков... Обоим по доске Мемориальной. О, как было б страшно Им видеть эти доски! Прохожу. А в Старой Руссе пышные канавы, И в садиках подгнившие беседки, И стекла окон так черны, как прорубь, И мнится, там такое приключилось, Что лучше не заглядывать, - уйдем! Не с всяким местом сговориться можно, Чтобы оно свою открыло тайну (А в Оптиной мне больше не бывать). Шуршанье юбок, клетчатые пледы, Ореховые рамы у зеркал, Каренинской красою изумленных, И в коридорах узких те обои, Которыми мы любовались в детстве Под желтой керосиновою лампой, И тот же плюш на креслах... Все разночинно, наспех, как-нибудь... Отцы и деды непонятны. Земли Заложены. И в Бадене - рулетка. ................................. И женщина с прозрачными глазами (Такой глубокой синевы, что море Нельзя не вспомнить, поглядевши в них), С редчайшим именем и белой ручкой, И добротой, которую в наследство Я от нее как будто получила, - Ненужный дар моей жестокой жизни... .................................. Страну знобит, а старый эпилептик Все понял и на всем поставил крест. Вот он сейчас перемешает все И сам над первозданным беспорядком, Как некий дух, взнесется. Полночь бьет. Перо скрипит, и многие страницы Семеновским припахивают Плацом. Так вот когда мы вздумали родиться И, безошибочно отмерив время, Чтоб ничего не пропустить из зрелищ Невиданных, простились с небытьем. 1940. 3 сент....
5. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Громы войны
Входимость: 1. Размер: 31кб.
Часть текста: годам. Корней Чуковский первым подметил новую струю историзма, назвав Ахматову "мастером исторической живописи". Сказано "это было по поводу отрывков из "Поэмы без героя". Однако первое вторжение больших исторических измерений в ахматовский стих можно отметить ранее. В 1923 году Ахматова начала писать поэму "Русский Трианон"50. Царскосельские мотивы привлекали ее издавна - и до конца жизни. Но поэма была задумана совсем в ином плане - отнюдь не личных переживаний, - с несвойственными прежней Ахматовой историческими масштабами и прямо высказанной социальной темой. И рушилась твердыня Эрзерума, Кровь заливала горло Дарданелл, Но в этом парке не слыхали шума, Лишь ржавый флюгер вдалеке скрипел. (Отрывок из поэмы "Русский Трианон") Стихотворению был дан, подзаголовок: "Воспоминания о войне 1914-1917 годов". На невзгоды первой мировой войны Ахматова откликнулась сразу же: "Сроки страшные близятся. Скоро - станет тесно от свежих могил" ("Июль 1914"). Но причины жестокой бойни ей тогда не были ясны. По прошествии лет приоткрылась трагическая суть кровавой бессмыслицы, - бесстыдство правителей, равнодушно гнавших людей. На погибель. Прикинувшись солдаткой, выло горе, Как конь, вставал дредноут на дыбы, И ледяные пенные столбы Взбешенное выбрасывало море До звезд нетленных из груди своей, И не считали умерших людей. Народные страдания резко противопоставлены парадному дворцовому спокойствию. Поэма осталась недописанной, и замысел, очевидно, был оставлен. Но пристальный интерес к историческому прошлому сохранился. Помимо "Поэмы без героя" (речь о ней будет впереди), появилось несколько фрагментов исторического полотна, явственно обособленных от главного...

© 2000- NIV