Cлово "DIES"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Найман А. Г.: "Реквием"
Входимость: 2.
2. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 1.
3. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Пепел и алмазы
Входимость: 1.
4. Анциферов Н.: "Из книги "Душа Петербурга"
Входимость: 1.
5. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Глава третья
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Найман А. Г.: "Реквием"
Входимость: 2. Размер: 21кб.
Часть текста: предисловия" и в 1961-м эпиграф - строфу из стихотворения "Так не зря мы вместе бедовали". В таком виде цикл, после сличения текстов, которые несколько человек из ее окружения знали на память со времени их возникновения, был записан наконец на бумаге и стал каноническим списком "Реквиема", тогда же получив от Ахматовой статус поэмы. Ахматова считала, что поступить как прежде было - по условиям времени - равноценно самоубийству. В "Записках об Анне Ахматовой" Лидия Чуковская сделала впечатляющую зарисовку того почти ритуала, которым сопровождалось ее знакомство с "Реквиемом". "Анна Андреевна, навещая меня, читала мне стихи из "Реквиема" тоже шепотом, а у себя в Фонтанном доме не решалась даже на шепот, внезапно, посреди разговора, она умолкала и, показав мне глазами на потолок и стены, брала клочок бумаги и карандаш; потом громко произносила что-нибудь очень светское: "хотите чаю?" или "вы очень загорели", потом исписывала клочок...
2. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 1. Размер: 86кб.
Часть текста: Ты... Ровесник Мамврийского дуба, Вековой собеседник луны. Не обманут притворные стоны, Ты железные пишешь законы, Хаммураби, ликурги, солоны У тебя поучиться должны. Существо это странного нрава. Он не ждет, чтоб подагра и слава Впопыхах усадили его В юбилейные пышные кресла, А несет по цветущему вереску, По пустыням свое торжество. И ни в чем не повинен: ни в этом, Ни в другом и ни в третьем... Поэтам Вообще не пристали грехи. Проплясать пред Ковчегом Завета Или сгинуть!.. Да что там! Про это Лучше их рассказали стихи3 Текст семантически многомерен, не раз подвергался интерпретациям, и дальнейшие суждения не претендуют на исчерпывающее (если таковое вообще возможно) его истолкование. Я предлагаю обратиться к "западным корням" отрывка, а именно к поэзии (и отчасти к прозе) англичанина Роберта Браунинга и француза Теофиля Готье. Обозначим метаописание анализируемого текста цифрой I и нечто из его "генетического досье" - строфу, не вошедшую в поэму, - цифрой II. I. "Работа над ней (поэмой. - Г. М.) ... напоминала проявление пластинки. Там уже все были. Демон всегда был Блоком, Верстовой Столб4 - Поэтом вообще, Поэтом с большой буквы (чем-то вроде Маяковского)..."5. II. "Не кружился в Европах бальных, / Рисовал оленей наскальных, / Гильгамеш ты, Геракл, Гесер - / Не поэт, а миф о поэте, / Взрослым был ты уже на рассвете / Отдаленнейших стран и вер"6. Процитированное - свидетельство авторской воли: Ахматова создала некий обобщенный образ Поэта. Исходя из этого и в соответствии с указанным выше способом конструирования текста ("криптограмматическое" письмо), естественно предположить, что в смысловом пространстве созданной Ахматовой мифологемы поэта "закодирован" не один поэт. Сама Ахматова указала на Маяковского, исследователи обнаружили "следы" царя Давида,...
3. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Пепел и алмазы
Входимость: 1. Размер: 80кб.
Часть текста: Пепел и алмазы "Поэма без героя" 1 В поэму входишь, как - в собор. Углы погружены в сумрак. Многоцветные витражи повествуют о роковых встречах, столкновениях, гибелях. А сверху льются мощные потоки света. И схваченное колоннами пространство устремлено ввысь. Звуки органа потрясают нас то карающей бурей "Dies irae" (день гнева), то лучистыми волнами "Lux aeterna" (вечный свет). Не сразу охватываешь взглядом гармонию целого. Громаду "выстроенного" пространства, огнедышащие фрески, ювелирную резьбу алтарей, созвучия света и тени. Писать о поэме нелегко. Трудно удержаться от цитат, и еще труднее их обрывать. Так полновесно слово. Так емка строка. Так чеканна строфа. Так волнующа ритмика. Слово в поэме кристально-прозрачно, точно, выверено (пушкинская родословная устанавливается сразу). Вместе с тем в поэме сложный вихревой водоворот течений, видимых и подводных. Пересекаются многие орбиты бытия и сознания. Внутренний монолог внедряется в рассказ. Повествование растворяется в лирических волнах. Непрерывные переходы во времени: от сиюминутного к вчерашнему, к давнопрошедшему - и обратно. Как в прошедшем грядущее зреет, Так в грядущем прошлое тлеет... В "Тайной вечере" Леонардо да Винчи один знаток насчитал четырнадцать горизонтов. В поэме Ахматовой их, быть может, не меньше. Страницы дневника - и летопись века. Взгляд сверху, с самой высокой точки, - и зорко подмеченные детали. Тончайшие душевные...
4. Анциферов Н.: "Из книги "Душа Петербурга"
Входимость: 1. Размер: 7кб.
Часть текста: человека. Ведь под аркой на Галерной Наши тени навсегда. Образ Анны Ахматовой носит гораздо более конкретный характер, чем образ Блока. Она любит обозначать место действия. Отдельные уголки Петербурга постоянно упоминаются в ее стихах. ... стали рядом Мы в блаженный миг чудес, В миг, когда над Летним садом Месяц розовый воскрес. . . . . . . . . . . . . . . . . . Ты свободен, я свободна, Завтра лучше, чем вчера Над Невою темноводной, Под улыбкою холодной Императора Петра. (1913) Каким близким стал город, как сроднилась с ним душа! - и лик холодного Петербурга озарила улыбка. А давно ли о нем говорил чуткий и зоркий поэт: "ни миражей, ни грез, ни улыбки!" Петербург становится ковчегом нашего личного былого. Вспомним Подростка, который имел здесь "счастливые места", которые он любил посещать, чтобы "погрустить и припомнить". Анна Ахматова превращает Петербург в какой-то "заповедный город". Долго шел через поля и села, Шел и спрашивал людей: "Где она, где свет веселый Серых звезд - ее очей?" . . . . . . . . . . . . . . . . . . . И пришел в наш град угрюмый В предвечерний тихий час. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Стал у церкви темной и высокой На гранит блестящих ступеней И молил о наступленьи срока Встречи с первой радостью своей. А над смуглым золотом престола Разгорался Божий сад лучей: "Здесь она, здесь свет веселый Серых звезд - ее очей". Так немецкие романтики чаяли в Риме встречу со своей суженой, от века предназначенной. В вечном городе ...
5. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Глава третья
Входимость: 1. Размер: 57кб.
Часть текста: о которой бывшие студенты Пунина до сих пор вспоминают как о прекрасном образе из эпохи итальянского Возрождения. Искусствовед, ранее ученица Пунина, она вела вместе с ним семинары, была ему союзницей во всем. Она была замужем и не жила в Фонтанном Доме, а лишь приходила сюда. По этому поводу Ахматова как-то заметила Лидии Чуковской: "А вот такие наслоения жен, - она... легонько постучала в стенку Николая Николаевича, - это уже совсем чепуха". Близким другом Ахматовой стал Владимир Георгиевич Гаршин, общение с которым началось, видимо, в 1937 году54. Это был крупный ученый, врач-патологоанатом, блестящий преподаватель, о котором с восхищением вспоминают его ученики. Дворянин, истинный интеллигент, сформировавшийся как личность еще в дореволюционной России (родился в 1887 году), родной племянник писателя В. М. Гаршина, ценитель литературы и искусства, известный коллекционер. Он подарил музеям Ленинграда и Новгорода коллекции орденов, монет, икон и старинных русских рукописей. В. Г. Гаршин был поклонником поэзии Н. С. Гумилева, что, вероятно, и послужило первоначальным импульсом к знакомству с А. А. Ахматовой. По свидетельству И. Н. Пуниной, их познакомил врач-эндокринолог, ученый Василий Гаврилович Баранов, который лечил Ахматову в Мариинской больнице55. Владимир Георгиевич приходил в Фонтанный Дом навещать Ахматову после болезни, следил за состоянием ее здоровья, поддерживал ее. Но его мучило, что он не может посвятить ей всю свою жизнь: он был женат, с женой его...

© 2000- NIV