Cлово "DISTANT"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Есипов В. М.: "Двух голосов перекличка... "
Входимость: 1.
2. * * * (I dream less of him, dear God be gloried)
Входимость: 1.
3. * * * (We'll be with each other, dear)
Входимость: 1.
4. Тименчик Р.: Храм премудрости Бога: стихотворение Анны Ахматовой "Широко распахнуты ворота... "
Входимость: 1.
5. Есипов В. М.: "Как времена Веспасиана... "
Входимость: 1.
6. White House
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Есипов В. М.: "Двух голосов перекличка... "
Входимость: 1. Размер: 23кб.
Часть текста: голосов перекличка... " Русская литература. - 1991. - № 3. - С. 159-163. "Двух голосов перекличка..." Трудно преодолеваемая недосказанность - одно из характерных свойств позднего творчества А. Ахматовой. Многие ее стихи настоятельно требуют пояснения. Одним из таких произведений является цикл "Cinque", наблюдениям над текстом которого посвящено настоящее сообщение. В основе этих наблюдений - два следующих важных обстоятельства. Во-первых, все стихотворения цикла обращены к реально отсутствующему человеку, причем отсутствующему непоправимо - его нет в мире живущих: Ни отчаянья, ни стыда Ни теперь, ни потом, ни тогда. Но живого и наяву, Слышишь ты, как тебя зову1. ("Cinque, 1"; курсив здесь и далее мой. - В. Е.) На это же указывает эпиграф ко всему циклу: "Как ты сама, несомненно, будет он тебе верным и постоянным до смерти", - заключительные строки стихотворения Ш. Бодлера "Мученица" (переведены Ахматовой). Мученица - молодая женщина, умерщвленная любовником в порыве чудовищной страсти. Ситуация, воспроизводимая в "Cinque", зеркальна по отношению к стихотворению Бодлера: жива "мученица", мертв ее друг. Во-вторых, человек, к которому обращается автор, несомненно поэт: Как у облака на краю, Вспоминаю я речь твою, А тебе от речи моей Стали ночи светлее дней. ("Cinque, 1") В навсегда онемевшем мире Два лишь голоса: твой и мой. ("Cinque, 2") Кроме этого, в пятом стихотворении цикла утверждается общность судьбы автора и адресата ее стихов, общность восприятия эпохи, встретить и пережить которую выпало на их долю, общность их общественно-социальной позиции: Не дышали мы сонными маками, И своей мы не знаем вины. Под какими же звездными знаками Мы на горе себе рождены? И какое кромешное варево Поднесла нам январская тьма? И какое незримое зарево ...
2. * * * (I dream less of him, dear God be gloried)
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Часть текста: I dream less of him, dear God be gloried, Does not shimmer everywhere any more. Fog has fallen on the whitened road, Shadows run over water to the shore. And all day the ringing did not quiet Over the expanse of ploughed up soil, Here most powerfully from Jonah Distant Laurel belltowers do recoil. I am trimming on the lilac bushes Branches, that are now in full flower; Ramparts of the ancient fortifying Two old monks are slowly walking over. Dear world, understood and corporeal, For me, one unseeing, set alive. Heal this soul of mine, the King of Heaven, With the icy comfort of not love.
3. * * * (We'll be with each other, dear)
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Часть текста: We'll be with each other, dear, All now know we are together, And the wily laughs and putdowns Like a distant tambourine Can't insult us any longer And can't give us injury. Where we married - we don't know, But this church at once did glimmer With that furious beaming light That only the angels know How to bring upon white wings. And the time is now such, Fearful city, fearful year. How can now be parted Me from you and you from me?
4. Тименчик Р.: Храм премудрости Бога: стихотворение Анны Ахматовой "Широко распахнуты ворота... "
Входимость: 1. Размер: 66кб.
Часть текста: The magnes press. The Hebrew University. Jerusalem. 1981. № 5-6. C. 297-317. Храм премудрости Бога: стихотворение Анны Ахматовой "Широко распахнуты ворота..."   Почти все писавшие об акмеизме останавливались на "архитектурных" стихотворениях. Получив тему собора в наследство от символизма, а вместе с темой и "символистские" обертоны, Гумилев и Мандельштам воспели христианские храмы: Падуанский собор, средневековый храм, где "в ночи работали масоны", блеск мозаики в венецианском соборе, евангелическую церковь, Казанский, Исаакиевский и пятиглавые московские соборы, Нотр-Дам и Айя-Софию. "Айя-София" вошло в специальную подборку собственно акмеистических стихотворений в "Аполлоне" (1913, № 3; отметим, кстати, в этой подборке и стих. Нарбута "Как быстро высыхают крыши...", где тема храма преломлена в особой, нарбутовской поэтике "богохульства"). С началом войны мандельштамовское стихотворение по неизбежности приобрело патриотическое звучание, актуализировались его славянофильские подтексты, на первый план выступила тютчевская тема: И своды древния Софии В возобновленной Византии Вновь осенят Христов алтарь! В первый год войны было сочинено немало новых стихотворений на этот предмет - "У Босфора" Сологуба 1 , "Босфор" Кузмина, "Царьград" Скалдина, "Царьград" Городецкого ("Святой Премудрости собор / Давно пленил славянский взор...") и мн. др. На публичных выступлениях 1915 года, в которых он почти всегда участвовал наряду с Ахматовой, Мандельштам неизменно читал "Айя-София". В этот год идеи...
5. Есипов В. М.: "Как времена Веспасиана... "
Входимость: 1. Размер: 70кб.
Часть текста: всех мифов и легенд о Пушкине, Лермонтова, Гоголя... То же происходит сегодня и с творчеством Анны Ахматовой. На одном из таких литературоведческих мифов об Ахматовой мы и намерены здесь остановиться. Дело в том, что ряд ее произведений 40–60–х годов подавляющее большинство пишущих о ней безоговорочно связывают в настоящее время с одним биографическим событием, по–видимому, действительно оставившим заметный след в ее жизни. Речь идет о ее встрече с английским филологом и мыслителем Исайей Берлиным в конце 1945 – самом начале 1946 года. Причем не просто связывают, а категорически трактуют как относящиеся к нему. Например, в "Записках об Анне Ахматовой", лишь в последние годы публикуемых у нас в полном объеме, Лидия Чуковская утверждает, что к Берлину "обращены два ахматовских цикла: "Cinque", созданный Ахматовой в 40–х годах, и "Шиповник цветет" ("Сожженная тетрадь"), – цикл стихотворений, написанных именно об этой "невстрече" (в 1956 г. – В. Е.). Ему же адресованы и некоторые строфы "Поэмы" ("Гость из будущего"); о нем же сказано в посвящении "Третьем и последнем": Он не станет мне милым мужем, Но мы с ним такое заслужим, Что смутится Двадцатый век..."2. Еще дальше идет зарубежная исследовательница ахматовского наследия Аманда Хейт: "Встреча с Берлиным описана в цикле "Cinque", созданном в 1946 году, она также нашла отражение в "Поэме без героя", которая посвящается...

© 2000- NIV