Cлово "FAIR"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 5
Входимость: 2.
2. * * * (Oh, this was a cold day)
Входимость: 1.
3. Анненский И. Ф. в свидетельствах и исследованиях об А. А. Ахматовой
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 5
Входимость: 2. Размер: 51кб.
Часть текста: "не умирает весь" не только в осколке строки, который прихотливо сохранило время, безымянном и случай ном, но и в пропавших навсегда стихотворениях и поэмах, другим каким-то поэтом когда-то усвоенных и через позднейшие усвоения переданных из третьих, десятых, сотых рук потомку. В принципе поэт остается "славным" ("и славен буду я"), то есть слывет, вспоминается, при чтении любым другим поэтом любой поэзии, поэзии вообще, вспоминается постольку, поскольку он в ней содержится, ее составляет. Иначе говоря, поэзия и есть память о по-эте, не его собственная о нем, а всякая о всяком, - но чтобы стать таковой, ей необходимо быть усвоенной еще одним поэтом, все равно - "в поколенье" или "в потомстве". Усваивается же она им уже "на уровне" чтения, "в процессе" чтения. При чтении читателем-непоэтом поэт тоже остается "славным", но эта слава совсем иного качества: непоэт - только приемник, поглотитель поэтической энергии, в...
2. * * * (Oh, this was a cold day)
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Часть текста: Oh, this was a cold day In Peter's wonderful town! The shadow grew dense, and the sundown Like purple fire lay. Let him not want my eyes fair Prophetic and never-changing All life long verse he'll be catching - My conceited lips' empty prayer.
3. Анненский И. Ф. в свидетельствах и исследованиях об А. А. Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 55кб.
Часть текста: о людях, которые были для меня самой поэзией, особенно волновали меня. Примечание "Москва", 1974, 12, с. 156-157. Исайя Берлин , в мемуарах об А. Ахматовой: Пастернак открыто выражал патриотизм: для него, бесспорно, было важно ощущать связь со страной, свою историческую причастность. Он неоднократно повторял мне, как он рад, что может проводить лето в деревне писателей Переделкино, бывшем земельном владении известного славянофила Юрия Самарина. Традиции славянофилов исходили из легендарного "Садко", Строганова и Кочубеев, были затем продолжены Державиным, Жуковским, Тютчевым, Пушкиным, Баратынским, Лермонтовым, а позже - Аксаковым, Толстым, Фетом, Буниным, Анненским. Несколько странно читать об Анненском как о славянофиле. О Вячеславе Иванове она отзывалась, как о человеке выдающемся, с безупречным вкусом, тонкими суждениями и прекрасной силой воображения, но его поэзия казалась ей слишком холодной и безжизненной. Примерно того же мнения она была об Андрее Белом. Бальмонта она считала слишком...

© 2000- NIV