Cлово "FORTE"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 1.
2. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Пепел и алмазы
Входимость: 1.
3. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Время неспокойного солнца
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 1. Размер: 86кб.
Часть текста: в онтологическом плане сущность. Объектом анализа станут следующие строфы поэмы: Ты... Ровесник Мамврийского дуба, Вековой собеседник луны. Не обманут притворные стоны, Ты железные пишешь законы, Хаммураби, ликурги, солоны У тебя поучиться должны. Существо это странного нрава. Он не ждет, чтоб подагра и слава Впопыхах усадили его В юбилейные пышные кресла, А несет по цветущему вереску, По пустыням свое торжество. И ни в чем не повинен: ни в этом, Ни в другом и ни в третьем... Поэтам Вообще не пристали грехи. Проплясать пред Ковчегом Завета Или сгинуть!.. Да что там! Про это Лучше их рассказали стихи3 Текст семантически многомерен, не раз подвергался интерпретациям, и дальнейшие суждения не претендуют на исчерпывающее (если таковое вообще возможно) его истолкование. Я предлагаю обратиться к "западным корням" отрывка, а именно к поэзии (и отчасти к прозе) англичанина Роберта Браунинга и француза Теофиля Готье. Обозначим метаописание анализируемого текста цифрой I и нечто из его "генетического досье" - строфу, не вошедшую в поэму, - цифрой II. I. "Работа над ней (поэмой. - Г. М.)...
2. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Пепел и алмазы
Входимость: 1. Размер: 80кб.
Часть текста: сразу). Вместе с тем в поэме сложный вихревой водоворот течений, видимых и подводных. Пересекаются многие орбиты бытия и сознания. Внутренний монолог внедряется в рассказ. Повествование растворяется в лирических волнах. Непрерывные переходы во времени: от сиюминутного к вчерашнему, к давнопрошедшему - и обратно. Как в прошедшем грядущее зреет, Так в грядущем прошлое тлеет... В "Тайной вечере" Леонардо да Винчи один знаток насчитал четырнадцать горизонтов. В поэме Ахматовой их, быть может, не меньше. Страницы дневника - и летопись века. Взгляд сверху, с самой высокой точки, - и зорко подмеченные детали. Тончайшие душевные движения - и схваченная орлиным взором эпоха. Канун первой мировой войны - и дни Отечественной, пережитой нами. Скрещиваются все стихии: огонь трагедийной патетики и освежающая влага лирики; земля реальнейших подробностей и воздух далей времени. Попробуем оглядеть поэму хотя бы так, как осматривают "Заложников города Кале" Огюста Родена: обходя изваяние со всех сторон. 2 Я уже писал о давнем сродстве ахматовской лирики с драматургией. Не покажется поэтому удивительным, что в центре первой части поэмы ("Девятьсот тринадцатый год. Петербургская повесть")-драматическая история, можно сказать, классической театральной расстановки: Пьеро - Коломбина - Арлекин61. Новогодний бал-маскарад. Героиня - актриса и танцовщица, покоряющая сердца "ослепительной ножкой своей". Влюбленный в нее...
3. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Время неспокойного солнца
Входимость: 1. Размер: 36кб.
Часть текста: океанские волны невообразимой высоты затопляют берега. Поэзия Ахматовой вступила под знак неспокойного солнца. Началось с империалистической бойни, - нашествие войны захлестнуло личные судьбы. В 1914 году была написана поэма "У самого моря" (первая встреча Ахматовой с жанром поэмы). Нет в ней даже намека на войну. Но в балладном сюжете - гибели юноши, - думается, прямой отголосок той кровавой поры. Начиналась поэма почти как идиллия. Бухты изрезали низкий берег, Все паруса убежали в море, А я сушила соленую косу За версту от земли на плоском камне. Ко мне приплывала зеленая рыба, Ко мне прилетала белая чайка, А я была дерзкой, злой и веселой И вовсе не знала, что это - счастье. Главный "ход" поэмы - девушка ожидает суженого-царевича - казался как бы возвратом к излюбленным в символизме мотивам. Читатель помнил сказочную сологубовскую страну "Ойле". Седобородые короли, изящные царевичи, меланхолические королевны и влюбленные пажи частенько мелькали в символистских сборниках. В резком отличии от гобеленных, томных контуров той поэзии, "У самого моря" накрепко привязана к реальной земной почве. Это - Херсонес на крымском побережье, четырежды упоминаемый в поэме (с маяком и Константиновской батареей). Графично четки оголенные, не декоративные пейзажи. "Солнце лежало на дне колодца, грелись на камнях сколопендры". "Вдруг подобрело темное море, ласточки в гнезда свои вернулись". Отчетливы краски быта. Вовсе не призрачного, непритязательного, даже убогого. И неслыханно далекого от самого слова "царевич". Дворик зарос лебедой и мятой, Ослик щипал траву у калитки. Осень сменилась зимой дождливой, В комнате белой от окон дуло, И плющ мотался по стенке сада. Приходили на двор чужие собаки, Под окошком моим до рассвета выли. В согласии с неприметностью всего обихода и разлитая повсюду прозаическая интонация (Ахматова сделала здесь самую крайнюю попытку...

© 2000- NIV