Cлово "MIDI"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Кривулин В. Б.: Воспоминания об Анне Ахматовой. Примечания. Страница 2
Входимость: 2. Размер: 64кб.
2. Музыка и музыканты на жизненном пути Ахматовой (заметки к теме) (Р. Тименчик)
Входимость: 1. Размер: 121кб.
3. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 4
Входимость: 1. Размер: 57кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Кривулин В. Б.: Воспоминания об Анне Ахматовой. Примечания. Страница 2
Входимость: 2. Размер: 64кб.
Часть текста: из поэтов вашего окружения в пору акмеизма?" - "Гумилева". Я удивилась: "А не Мандельштама?" "Ну, это, видно, мое личное особенное дело - любить Гумилева," - сказала с усмешкой" (Беседы с Н. А. Ольшевской-Ардовой // Воспоминания, с. 264). 32. Ср. запись П. Лукницкого 1925 г.: "… АА спросила меня, на какое место я поставил бы Гумилева в историко-литературном плане? Между какими величинами? Я ответил, подумав: "Баратынский значительнее его…". АА наклонила голову и ответила утвердительно. Я продолжал: "Языков?.. Меньше…". - "А Дельвиг?" - спросила АА. Я не смог ответить на этот вопрос, и АА заговорила о применительном к Дельвигу масштабе биографии… <…> Я спросил: "На какое же место вы ставите Блока?" АА подумала и медленно проговорила о том, что - что-нибудь так - "за Тютчевым"… "А Николай Степанович - около Дельвига…"" (Лукницкий, т. 1, с. 299-230). Однако в 1963 г. Ахматова сказала М....
2. Музыка и музыканты на жизненном пути Ахматовой (заметки к теме) (Р. Тименчик)
Входимость: 1. Размер: 121кб.
Часть текста: музыканты на жизненном пути Ахматовой (Заметки к теме) Вероятно, музыка начинается для человека с "конкретной музыки" - с симфонии шумов его детства. Ахматова в своих автобиографических набросках оставила заметку о звуках Петербурга, перекликающуюся с воспоминаниями ее сверстников-земляков, например Игоря Стравинского. Стравинский вспоминал стук дрожек по торцам, крики разносчиков ("Мороженое!", татарское "Халат"!)1. Сергей Городецкий писал о "музыке поленьев": "... слышался мелодичный стук сухих березовых поленьев, перебрасываемых с баржи на мостовую"2. С этого звука начинает и Ахматова свой ретроспективный каталог столичных шумов: "Звуки в петербургских дворах. Это, во-первых, звук бросаемых в подвал дров. Шарманщики ("пой, ласточка, пой, сердце успокой..."), точильщики ("точу ножи, ножницы..."), старьевщики ("халат, халат"), которые всегда были татарами. Лудильщики. "Выборгские крендели привез" (гулко в...
3. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 4
Входимость: 1. Размер: 57кб.
Часть текста: я встречала еще одно высказывание Ахматовой о Бродском: "Я однажды призналась Бродскому в белой зависти. Читала его и думала: вот это ты должна была бы написать и вот это. Завидовала каждому слову, каждой рифме". Бродский в стихотворении, посвященном Ахматовой, явно вспоминал "Поэму без героя", когда писал: "…на явном рубеже Минувшего с грядущим, на меже Меж Голосом и Эхом - все же внятно Я отзовусь…" Может быть, он как раз и отозвался в "Поэме" - "на рубеже минувшего с грядущим"? И все-таки в окончательном варианте, вернее после разрыва с Гаршиным, Ахматова имела в виду Берлина, потому что в варианте "Поэмы" 1946 года здесь были строчки: Гость из будущего! - неужели Не пройдет и четыре недели Мне подарит его темнота? И все равно - конкретного человека нам эти строчки не открывают. Как не открывает выписанный рукой Ахматовой на экземпляре "Поэмы", подаренном художнице А. Любимовой в 1945 году, эпиграф из "Макбета": "Доктор. Дальше, дальше. В жизни ты познала что-то недозволенное. Придворная дама. Она выдала, чего не должна была говорить. Одно небо знает, какие у нее тайны". С детства ряженых я боялась, Мне всегда почему-то казалось, Что какая-то лишняя тень Среди них без лица и названья Затесалась… - В "Прозе о Поэме" у Ахматовой в такую же новогоднюю ночь за огромным пиршественным столом "лишняя тень", гадая, предсказала "всем их будущее <…>. Дон Жуану - Командора, Фаусту, еще старому, - Мефистофеля, Клеопатре - змеек…". Когда Ахматова болела в Ташкенте и была в тифозном бреду, она почувствовала, как "человек без лица и названия" сел рядом на стул и подробно рассказал обо всех событиях 1946 года. Среди ряженых эту "лишнюю тень" распознать трудно. Откроем собранье В новогодний торжественный день! Ту полночную Гофманиану Разглашать я по...

© 2000- NIV