Cлово "MIDI"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Кривулин В. Б.: Воспоминания об Анне Ахматовой. Примечания. Страница 2
Входимость: 2.
2. Музыка и музыканты на жизненном пути Ахматовой (заметки к теме) (Р. Тименчик)
Входимость: 1.
3. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 4
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Кривулин В. Б.: Воспоминания об Анне Ахматовой. Примечания. Страница 2
Входимость: 2. Размер: 64кб.
Часть текста: Меньше…". - "А Дельвиг?" - спросила АА. Я не смог ответить на этот вопрос, и АА заговорила о применительном к Дельвигу масштабе биографии… <…> Я спросил: "На какое же место вы ставите Блока?" АА подумала и медленно проговорила о том, что - что-нибудь так - "за Тютчевым"… "А Николай Степанович - около Дельвига…"" (Лукницкий, т. 1, с. 299-230). Однако в 1963 г. Ахматова сказала М. Латманизову о Гумилеве: "Это очень большой поэт" (Об Анне Ахматовой, с. 512). Возражая на клеветнические, как считала Ахматова, воспоминания о Гумилеве и о себе Г. Иванова, И. Одоевцевой, В. Неведомской, опровергая картину Серебряного века, созданную за рубежом Г. Струве, Л. Страховским и др., Ахматова писала в дневнике: "Почему этим, якобы грамотеям, не приходит в голову отметить тот довольно, по-моему, примеч<ательный> факт, что на моих стихах нет никакого влияния Г<умиле>ва, несмотря на то, что мы были так связаны <…> Что Н<иколай> С<тепанович> не любил мои ранние стихи - это правда. Да и за что их можно было любить! - Но когда 25 марта 1911 г. он вернулся из Адис-Абебы и я прочла ему то, что впоследствии стало называться "Вечер", он сразу сказал: "Ты - поэт, надо делать книгу". И если бы он хоть чуть-чуть в этом сомневался, неужели бы он пустил меня в акмеизм" (Записные...
2. Музыка и музыканты на жизненном пути Ахматовой (заметки к теме) (Р. Тименчик)
Входимость: 1. Размер: 121кб.
Часть текста: например Игоря Стравинского. Стравинский вспоминал стук дрожек по торцам, крики разносчиков ("Мороженое!", татарское "Халат"!)1. Сергей Городецкий писал о "музыке поленьев": "... слышался мелодичный стук сухих березовых поленьев, перебрасываемых с баржи на мостовую"2. С этого звука начинает и Ахматова свой ретроспективный каталог столичных шумов: "Звуки в петербургских дворах. Это, во-первых, звук бросаемых в подвал дров. Шарманщики ("пой, ласточка, пой, сердце успокой..."), точильщики ("точу ножи, ножницы..."), старьевщики ("халат, халат"), которые всегда были татарами. Лудильщики. "Выборгские крендели привез" (гулко в дворах-колодцах). <...> Колокольный звон, заглушаемый звуками города. Барабанный бой, мне всегда напоминающий казнь. Санки с размаху о тумбу на горбатых мостах..."3 Ахматова перечислила только отдельные фрагменты пространного фонового пласта. Для того чтобы представить себе его в более широком объеме, воспользуемся забытыми воспоминаниями одного из коренных петербуржцев: "А где теперь музыка петербургских дворов - бесконечно разнообразные напевы разносчиков? Сколько в ней было неуловимой прелести. С раннего детства я знал все их певучие скороговорки, врывавшиеся весной со двора в открытые окна вместе с запахом распускающихся тополей. Вон мальчик в белом фартуке тоненьким голоском выкликает: Вот спички хоро-о-о-о-о-ши, Бумаги, конверта-а-а-а-а. Его сменяет баба со связкой швабр на плече. Она...
3. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 4
Входимость: 1. Размер: 57кб.
Часть текста: мог быть для Ахматовой и Иосиф Бродский. Когда ее спросили, как она относится к стихам Бродского, она ответила: "За ним будущее". А в записях современников я встречала еще одно высказывание Ахматовой о Бродском: "Я однажды призналась Бродскому в белой зависти. Читала его и думала: вот это ты должна была бы написать и вот это. Завидовала каждому слову, каждой рифме". Бродский в стихотворении, посвященном Ахматовой, явно вспоминал "Поэму без героя", когда писал: "…на явном рубеже Минувшего с грядущим, на меже Меж Голосом и Эхом - все же внятно Я отзовусь…" Может быть, он как раз и отозвался в "Поэме" - "на рубеже минувшего с грядущим"? И все-таки в окончательном варианте, вернее после разрыва с Гаршиным, Ахматова имела в виду Берлина, потому что в варианте "Поэмы" 1946 года здесь были строчки: Гость из будущего! - неужели Не пройдет и четыре недели Мне подарит его темнота? И все равно - конкретного человека нам эти строчки не открывают. Как не открывает выписанный рукой Ахматовой на экземпляре "Поэмы", подаренном художнице А. Любимовой в 1945 году, эпиграф из "Макбета": "Доктор. Дальше, дальше. ...

© 2000- NIV