Cлово "MIR"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Эткинд Е.: "... Как Феникс из пепла" Поэзия Анны Ахматовой на Западе. Германия и Франция
Входимость: 7.
2. Кихней Л. Г.: "... И очертанья Фауста вдали... ": Святочный код как инспирация гетевских рецепций в "Поэме без Героя" Анны Ахматовой
Входимость: 3.
3. Кихней Л. Г.: "Родословная" "Поэмы без героя" Анны Ахматовой: к мотивации интертекстов
Входимость: 2.
4. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1931 - 1932
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Эткинд Е.: "... Как Феникс из пепла" Поэзия Анны Ахматовой на Западе. Германия и Франция
Входимость: 7. Размер: 37кб.
Часть текста: на Западе. Германия и Франция Иностранная литература. - 1989. - № 2. - С. 226-232. «... Как Феникс из пепла» Поэзия Анны Ахматовой на Западе. Германия и Франция "Забудут? - вот чем удивили!.." Анна Ахматова 1 На долю Анны Ахматовой, достигшей редкой для русского поэта старости, выпали некоторые международные почести: ее избрали доктором honoris causa Оксфордского университета, ей присудили итальянскую премию Этна Таормина... Ничего такого не испытали ее сверстники: ни первый ее муж Николай Гумилев (казненный за 45 лет до ее смерти), ни близкий ее друг Осип Мандельштам (умерший почти на 30 лет раньше ее), ни поклонявшаяся ее таланту Марина Цветаева (умерла раньше на 25 лет), ни Владимир Маяковский (покончивший с собой в 37 лет, почти за четыре десятилетия до смерти Ахматовой), ни далее Борис Пастернак (принужденный на пороге семидесятилетия отвергнуть Нобелевскую премию и доведенный безжалостной травлей до смерти за шесть лет до ахматовской кончины). Из поколения блестящих поэтов Серебряного века она осталась одна. Немало строк она посвятила ушедшим; "Надпись на книге" (1940), адресованную другу юности Михаилу Лозинскому, она начала словами "Почти от залетейской тени..." и кончила пожеланием, чтобы "... над задумчивою Летой / Тростник оживший зазвучал". Так она писала в начале второй мировой войны, а близко к ее концу, в марте 1944-го, создала первое стихотворение цикла "Венок мертвым", призванного стать реквиемом по друзьям: De profundis... Мое поколенье Мало меду вкусило. И вот Только ветер гудит в отдаленье, Только память о мертвых поет. Она их всех пережила и все чаще ощущала свое растущее одиночество: Непогребенных всех - я хоронила их, я всех оплакала, а кто меня оплачет? (1958?) С той прозорливостью, которая свойственна только истинным поэтам, она еще в молодости, едва потеряв Гумилева, произнесла: Все души милых на высоких звездах, Как хорошо, что некого терять И можно...
2. Кихней Л. Г.: "... И очертанья Фауста вдали... ": Святочный код как инспирация гетевских рецепций в "Поэме без Героя" Анны Ахматовой
Входимость: 3. Размер: 22кб.
Часть текста: Фауста вдали... ": Святочный код как инспирация гетевских рецепций в "Поэме без Героя" Анны Ахматовой Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество. Крымский Ахматовский научный сборник. - Вып. 5. - Симферополь: Крымский Архив, 2007. - С. 75-84. "... И очертанья Фауста вдали...": Святочный код как инспирация гетевских рецепций в "Поэме без Героя" Анны Ахматовой Сегодня можно говорить об относительно полном выявлении реминисцентных источников "Поэмы без Героя" (благодаря многолетним трудам ахматоведов, начиная от ранних работ Р. Тименчика и Т. Цивьян, заканчивая комментариями к поэме М. Кралина, В. Черныха, С. Коваленко, Н. Крайневой и др.). Но остается проблема соотнесения литературных реминисценций с метатекстуальными, а точнее, мифо-ритуальными мотивами, присутствующими в Поэме в статусе неких семиотических первоэлементов. Корреляция сюжета поэмы с универсальным архетипическим комплексом "конца года" прослежена в статье В. Н. Топорова1. Однако В. Н. Топоров, обратившись к архетипам мировой мифологии, проводит слишком отдаленные параллели (Вавилон, Древняя Индия и т. д.) и не рассматривает собственно русскую традицию новогодних святочных ритуалов. Однако именно святочные ритуалы, по нашей гипотезе, и являются "пусковым механизмом" интертекстуального генерирования, включающим в орбиту Поэмы все новые и новые семантические ассоциации. Так, например, гетевские рецепции инспирированы и обусловлены святочным ритуалом ряженья. Попробуем это доказать. Нетрудно заметить, что святочные приметы буквально рассыпаны по тексту "Поэмы без Героя". О Святках Ахматова прямо пишет в 3-й главе Части Первой ("Были Святки кострами согреты"). Немало в поэме и косвенных указаний на...
3. Кихней Л. Г.: "Родословная" "Поэмы без героя" Анны Ахматовой: к мотивации интертекстов
Входимость: 2. Размер: 61кб.
Часть текста: установкой на создание архетипических образов и ситуаций. На уровне поэтики эта установка реализовывалась в принципе «перетекания» цитат, восходящих «не к одному, а к нескольким источникам»1. Предельное расширение интертекстуальных горизонтов произведения повлекло за собой огромное количество исследовательских интерпретаций, выявляющих все новые и новые реминисцентные пласты Поэмы2. Так, достаточно полно описан «геройный» уровень Поэмы, в результате выявлен архетип поэта и определены семантические компоненты «мифа о поэте»3. Тем не менее, реконструированные парадигмы героев не всегда вписываются в художественный мир Поэмы, поскольку их встраивание непременно требует обращения к жанровому анализу. Это связано с тем, что жанр является базовой категорией, моделирующей мир произведения4 и объясняющей, во-первых, авторский выбор тех или иных претекстов; во-вторых, сам механизм их интерференции. По нашей гипотезе, Ахматова в своей Поэме воспроизводит не только архетипы «людей и положений», но ставит перед собой гораздо более масштабную задачу: смоделировать жанровый архетип поэмы. Неслучайно Ахматова выносит жанровое имя в заглавие и рассуждает о генезисе своей Поэмы в метаописательных фрагментах «Решки»5. А поскольку архетип – это всегда инвариант, то Ахматова разворачивает в «Триптихе» целую парадигму жанровых вариантов поэмы, относящихся к разным периодам и национальным культурам. Эти варианты, разумеется, обозначены метонимически: в Поэме либо воспроизводится структура жанровых...
4. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1931 - 1932
Входимость: 1. Размер: 18кб.
Часть текста: «Милому Николаю Ивановичу Харджиеву от Ахматовой». — ВЛ. 1989. №6. С. 215. Марта 12 Запись В. П. Полонского о директоре ГИХЛ В. И. Соловьеве: «Он внутри любит “Ахматову” - и даже осмелился высказать это, предложив включить ее сочинения в “план”. Он предложил Демьяну <Бедному> написать предисловие к ее стихам. Демьян отказался». — Встречи с прошлым. М., 2000. Вып. 9. С. 289. Марта 17 Письмо Н. Н. Пунина — Н. И. Харджиеву: «Анна Андреевна шлет привет и уверяет, что напишет Вам отдельно, что хочет написать. Не слышно, чтобы собиралась в Москву». — ВЛ. 1989. №6. С. 215-216. Марта 20 Авторская дата начала работы над статьей «Последняя сказка Пушкина». — А2. С. 42. Марта 26 Письмо Н. Н. Пунина — Н. И. Харджиеву: «Приезжайте. Анна Андреевна шлет привет, сдала Рубенса». — ВЛ. 1989. №6. С. 216. Мая 18 Письмо А. А. — П. Н. Лукницкому (в Ташкент): «Вы знаете, я не охотница писать по почте. У нас всё благополучно». — Лукн. 2005. С. 276. Мая 21 "Дарственная надпись А. А. — Н. Н. Пунину на титульном листе поэмы «У самого моря» в переводе О. Баблера на немецкий язык (Anna Achmatova. Am Seegestade. Olmütz, 1926): «Nie kommt es, Lena, her zu mir und niemals kehrt es mehr zurück* 1931....

© 2000- NIV