Cлово "MODUS"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Серова Марина: "Петербургский эпизод" в "ташкентской драме" Анны Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 20кб.
2. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия шестая (октябрь 1917 – сентябрь 1921)
Входимость: 1. Размер: 127кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Серова Марина: "Петербургский эпизод" в "ташкентской драме" Анны Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Часть текста: драме" Анны Ахматовой Свою "восточную драму" "Энума Элиш" ("Пролог, или Сон во сне") Анна Ахматова назвала "ташкентской попутчицей "Поэмы без героя" 1 , указав тем самым на внутреннюю взаимосвязь этих двух произведений, одно из которых было уничтожено автором при обстоятельствах, весьма загадочных. "Энума Элиш", по заданной автором композиции, должна была бы быть представлена трехчастной композицией. Одну из трех частей "Поэмы без героя" - "Девятьсот тринадцатый год" - Ахматова назвала "петербургской повестью". Таким образом, в логике взаимосвязи "петербургской повести" и "восточной драмы" обращают на себя внимание жанровые дефиниции, в которых оказываются задействованными "географические параметры": Восток - Запад, точнее, Северо-Запад, если учитывать расположение Петербурга на географической карте России. В культуре данные оппозиции утвердили себя в системе дополнительных, традиционных, оппозиций: женское - мужское, интуитивное - рациональное, сознательное - бессознательное etc. Ахматова "географическим" оппозициям была склонна придавать не только мифопоэтическое, но и мистическое значение. "Восток" в ее творчестве связан с областью бессознательного, со сферой глубин творческой памяти: Это рысьи глаза ...
2. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия шестая (октябрь 1917 – сентябрь 1921)
Входимость: 1. Размер: 127кб.
Часть текста: Кронштадте, рассказывал мичман, был большой парад. Встречали нового, назначенного Временным правительством начальника порта адмирала Вирена. Двадцать седьмого Вирен приказал выдать из флотского НЗ продукты для детей портовых рабочих. А на следующий день в Морском собрании адмирал давал ужин офицерскому составу. Матросы в белых перчатках и белоснежных куртках ловко курсировали между столиками, обнося гостей жареными фазанами и сибирской нельмой. Вино соответствующее, из царских погребов. Мичман, отвыкший от изобилий, и пил и ел за четверых. Утром его растолкал знакомый боцман. Дескать, ночью матросы ворвались во дворец Вирена, выволокли адмирала раздетым на мороз и, надругавшись, пристрелили. А на судах и пуль на офицерье не тратят – живьем под лед спускают. Боцман самосуды не одобрял, признался, что собрался тикать, к своим, на Урал. Мичман дал боцману денег, и часа через два тот приволок узел штатской одежды: делай-де, барин, ноги, береженого Бог бережет. Шурочка ахала, но удирать из деревни не собиралась. Кронштадт не Слепнево, мужиков здесь раз-два и обчелся. Анна Ивановна молчала, но когда мальчики...

© 2000- NIV