Cлово "MOUTON"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Шевчук Ю. В.: Образ Музы в лирике А. Ахматовой
Входимость: 1.
2. Кихней Л. Г.: Дантовский код в поэзии Анны Ахматовой
Входимость: 1.
3. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 9.
Входимость: 1.
4. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и Наталья Вaрбанец : Из жизни петербургско-ленинградской интеллигенции в 1930-е и другие годы
Входимость: 1.
5. Финкельберг Маргарита: О герое "Поэмы без героя"
Входимость: 1.
6. Тименчик Р. Д., Лавров А. В.: Материалы А. А. Ахматовой в рукописном отделе Пушкинского Дома
Входимость: 1.
7. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Примечания
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Шевчук Ю. В.: Образ Музы в лирике А. Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 24кб.
Часть текста: автором факта запечатленности в зеркалах искусства собственного образа и судьбы. В поэзии А. Ахматовой важен мотив двойника, связанный с темой творчества и создающий трагический пафос. Лирическая героиня стихотворения "Музе" (1911) противопоставляет себя всем "девушкам, женщинам, вдовам", которым дано испытать обыкновенное женское счастье. Состояние несвободы ("только не эти оковы") возникает у героини от необходимости сделать выбор между любовью и творчеством. Муза-сестра отбирает у нее кольцо ("первый весенний подарок", "Божий подарок"), которое является символом благословенной земной любви. Небесная посланница дает творческую силу художнику, но взамен лишает возможности сосредоточиться на полноте самой жизни, превращенной в первоисточник поэтической фантазии. Завтра мне скажут, смеясь, зеркала: "Взор твой не ясен, не ярок..." Тихо отвечу: "Она отняла Божий подарок" [1, т 1, с. 79]. Стихотворение "Три раза пытать приходила..." (1911) в черновом автографе называлось "Двойник". Приходившая пытать не названа Музой, однако именно с ней в ранних ахматовских стихах связан мотив двойника. Для лирической героини земная радость невозможна, но еще страшнее то, что ее любовь несет смерть возлюбленному. Нравственная вина возникает в душе женщины-поэта без какой-либо объективной причины, в стихотворении существует только намек ...
2. Кихней Л. Г.: Дантовский код в поэзии Анны Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 30кб.
Часть текста: организации поэтического текста. В семантическом пространстве подцензурных стихотворений Ахматовой дантовские рецепции предстают как в роли означающего, так и в роли означаемого. В первом случае Ахматова открыто парафразирует дантовский текст, и дешифрующий эффект возникает из его сопоставления с современностью, которая становится ключом к переосмыслению исходного текста. А во втором случае, наоборот, воспроизводятся современные реалии, подлинный смысл которых высвечивается только сквозь призму дантовских аллюзий, скрытых во внешнем плане изображения. Примером успешного применения первой тактики кодирования служит стихотворение "Данте" (1936), опубликованное в 1940 году. Вторая тактика кодирования связана с возведением реальных жизненных событий к дантовским архетипам, спрятанным в подтексте. Реализацию этой тактики мы можем увидеть в авторской книге стихов "Тростник" (1940), которая была предназначена для печати, но так и не увидела свет при жизни Ахматовой. Вместо неё, как известно, вышел сборник "Из шести книг" (1940), первый раздел которого составляли "избранные" стихотворения из не вышедшей книги. Остановимся на первой тактике кодирования. Подлинные взаимоотношения поэта и власти - тема для литературы сталинской эпохи абсолютно запретная, а для...
3. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 9.
Входимость: 1. Размер: 72кб.
Часть текста: дело... Я поехал. Открыл мне дверь Шилейко. АА лежала на своей постели - узком диване - в черном платье, но под одеялом и зимним пальто. Чувствует себя очень плохо... Я сел к дивану, Шилейко, занимавшийся тут же за столом и дымивший как фабричная труба, взял со стола свои фолианты и ушел в другую комнату - топить печку; ворошился, наконец закрыл двери, громко сказал: "мяу" и стал заниматься. Я прочел полученное сегодня мной письмо Брюсовой. Заговорили о письме, о Кусевицком, о котором писала Брюсова и т. д. Я передал АА слова Пунина, АА сказала, что очень плохо чувствует себя и не знает, сможет ли пойти, но, кажется, войти ей придется, потому что ей "нужно видеть А. Е. (Пунину) сегодня"... Стала мне показывать новые свои изыскания по Н. С. - читала и дала мне читать, переводила и сравнивала со стихами Н. С. - Ронсара. Доводы ее были убедительны, и я не мог не согласиться с ней. Поговорив таким образом (а больше всего общего с Ронсаром - в сборнике "К Синей Звезде"), АА перешла к Бодлеру, опять. Сказала мне, чтоб я прочитал тут же 2 и 3 "Spleen" (стр. 199, 201). Я читал, переводил. АА нашла в них сходство: во 2-м - со стихотворением "Слоненок" (развитие сравнения - целое стихотворение. У Бодлера: "он - gros meuble, cimeti re, и т. д. У Н. С. - любовь - "слоненок". А в черновике "Слоненка" еще больше сходства, потому что там не одно только сравнение "любовь-слоненок", а "любовь-слоненок-лебедь"... т. е. несколько сравнений, как у...
4. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и Наталья Вaрбанец : Из жизни петербургско-ленинградской интеллигенции в 1930-е и другие годы
Входимость: 1. Размер: 122кб.
Часть текста: в Отделе редкой книги Публичной библиотеки города Ленинграда. Однако и инкунабулы не были главным ее делом. Главным было проявление женской сути. Эту женщину называли Птицей, сравнивали с Настасьей Филипповной. Но, в отличие от своей предшественницы, она не стала Девой-Обидой, может быть, потому что время было другое. Звали ее Наталья Васильевна Вaрбанец, и мой рассказ о ней сложился из диалогов с воспитанницей Варбанец - художницей и писательницей Марьяной Львовной Козыревой 5. * * * - Мы отдыхали с Натальей Васильевной в деревне Лопино, это на реке Волхов; на другой стороне - Старая Ладога. Я делала какие-то этюды. Однажды, глядя на репродукцию "Весны" Боттичелли, которая была у меня с собой, Наталья Васильевна сказала, что ей пришло в голову, как он писал. Сейчас все гадают, что художник хотел рассказать своей "Весной". Боттичелли знал, о ком и о чем он говорит, но нам невозможно это ни узнать, ни угадать. "Представь себе последний год нашей жизни. Если ты начнешь рисовать все, что мы пережили... Причем самую суть, душу каждого участника. Попробуй". Я говорю: "Нет, и пробовать не буду. Вот тебе бумага, вот тебе акварель, вот тебе карандаш. Я нормальный реалист и не смогу этого сделать. Попробуй сама". Она села и начала: тихо-тихо, от каждого кусочка, вот так вот и пошла. Так весь этот год и нарисовала. - Какой это год, Марьяна Львовна? - Сорок девятый. Ну и то, что было перед ним: в сорок восьмом, сорок седьмом. А были мы на Ладоге в пятидесятом уже, а может быть, даже в пятьдесят первом. Если начать по порядку... Вот душа Марьяны ощипывает ...
5. Финкельберг Маргарита: О герое "Поэмы без героя"
Входимость: 1. Размер: 74кб.
Часть текста: без героя" известны прототипы большинства выведенных в "Поэме" персонажей. С течением времени Ахматова сняла, маски с Коломбины и Пьеро, и стало известно, что их (сюжетная линия скрывает за собой трагический эпизод петербургской хроники 1913 года - самоубийство молодого офицера Всеволода Князева из-за несчастной любви к близкой приятельнице Ахматовой, О. А. Глебовой-Судейкиной 1 . Игроки, добавленные автором в 1962 году, окончательно подтвердили, что прототипом Демона является А. Блок, тогда как тождество зловещей маски Владыки Мрака с М. Кузминым, как кажется, никогда особенно и не скрывалось 2 . Неотождествленным остался лишь прототип персонажа, наряженного "полосатой верстой" и определенного самой Ахматовой как "главный". Рассмотрим относящийся к этому персонажу материал. В строфах "Решки", призванных пролить свет на неясности первой части "Поэмы", автор различает трех героев: ... Там их трое - Главный был наряжен верстою, А другой как демон одет - Чтоб они столетьям достались, Их стихи за них постарались... Третий прожил лишь двадцать лет, И мне жалко его... Прототипами "другого" и "третьего" являются, вне всякого сомнения, А. Блок и В. Князев. Что же касается "главного", его развернутая характеристика дается в первой главе первой части "Поэмы": Постой, Ты как будто не значиться в списках, В калиострах, магах лизисках? Полосатой наряжен верстой, - Размалеван пестро и грубо - Ты... ровесник Мамврийского дуба, Вековой собеседник луны. Не обманут притворные стоны, Ты железные пишешь законы; Хаммураби,...

© 2000- NIV