• Наши партнеры
    Menupnz.ru - Куда сходить в Пензе? Гостиница - отличное место!
  • Cлово "MUSE"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  
    1. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
    Входимость: 1.
    2. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 5.
    Входимость: 1.
    3. * * * (Somewhere is light and happy, in elation)
    Входимость: 1.
    4. * * * (The muse has left along narrow)
    Входимость: 1.
    5. * * * (Why do you pretend to be)
    Входимость: 1.
    6. Song about Song
    Входимость: 1.
    7. * * * (All has been taken: strength as well as love)
    Входимость: 1.
    8. Стихотворения
    Входимость: 1.
    9. Anna Akhmatova. White Flock
    Входимость: 1.
    10. * * * (This city by the fearsome river)
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
    Входимость: 1. Размер: 100кб.
    Часть текста: "Бог сохраняет все". Думаю, мы должны в меру сил подражать Господу и сохранять хотя бы то, что касается великих людей. Моя память сохранила лишь мелочи из встреч и разговоров с Анной Андреевной Ахматовой, часто такие, которые уже известны из других источников. К тому же немногочисленные мелочи, так как я видел Анну Андреевну лишь десять-пятнадцать раз. При этом придется говорить и о себе самом, и я боюсь, что это может превратиться в распространенный в последнее время жанр "я и Ахматова" - жанр, которого надлежит избегать. Но все-таки попробую. Начать следует с того, что мой отец был популярным и плодовитым советским - причем именно советским - писателем1. Эта ситуация имела многочисленные минусы, но все же и некоторые плюсы. Прежде всего, у него была неплохая библиотека, собранная в довоенной Литве и отчасти в Москве военных лет. Другие люди в Литве такие библиотеки уничтожали, спася стою свободу и жизнь. Отец считал, что может себе позволить ее не уничтожать. Не исключено, что он ошибался - могло и с ним случиться все что угодно, хотя и не случилось. В школе нам преподавали русскую литературу наряду с литовской. И вот когда мы дошли до двадцатого века (а времена еще были самые малоприятные), у нас оказался неплохой учитель, ныне живущий в Израиле, - Михаил Шнейдер (или Шнейдерис), которого я вспоминаю с любовью. Он должен был преподавать четырех авторов в течение года: Горького, Маяковского, Шолохова и Фадеева. Но он, в общем, очень быстро отделался от Горького, Шолохова и Фадеева и целый год читал Маяковского, причем почти исключительно раннего. Известно, что Ахматова...
    2. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 5.
    Входимость: 1. Размер: 64кб.
    Часть текста: очередную работу (она постоянно подготавливает для Пунина доклады - лекции, читаемые им в Институте истории искусств), и АА очень неохотно, хоть и не показывает этой неохоты, урывает время и для нее (работу нужно сделать к понедельнику). Последнее время - время болезни АА (а выходить она стала только позавчера) - я всегда сижу у постели, окруженной книгами: Пушкиным в издании Павленкова, Брюсова (ред.) и "Всеобщей библиотеки" (все эти три издания АА дал я - то, чем обладал сам. Других изданий у меня нет, а у АА Пушкина, как и вообще книг (за малым исключением), нет) и Шенье: 1. 1862 г., толстый комментированный том, к которому, кстати сказать, АА относится с большим недоверием после того, как обнаружила в нем некоторые неточности; 2. Современное (без обозначения года) - маленький, очень полный томик в красном коленкоровом мягком переплете. Обе книги принадлежат Шилейко, который "из милосердия" оставил их АА, уезжая в Москву. Все отметки, подчеркивания, обозначения АА наносит во второй, маленький томик (а в Пушкине т. о. - в однотомное, Павленковское издание). У АА есть и свой Шенье - подаренный ей в 1922 году Мариной Цветаевой, но популярный и очень неполный. АА давным-давно дала его мне, и он до сих пор лежит у меня. "Мечта" АА - с момента начала ее работы - увидеть одно из первых трех изданий Шенье (1819, 1820 или 1822 г.), чтобы, сравнив его с имеющимися у нее поздними изданиями, узнать, какие стихи...
    3. * * * (Somewhere is light and happy, in elation)
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    Часть текста: Somewhere is light and happy, in elation, Transparent, warm and simple life there is. A man across the fence has conversation With girl before the evening, and the bees Hear only the tenderest of conversation. And we are living pompously and hard And follow bitter rituals like sun When, flight past us, the unreasoned wind Interrupts speech that's barely begun. But not for anything will we change the pompous Granite city of glory, pain and lies, The glistening wide rivers' ice Sunless and murky gardens, and the voice, Though barely audible, of the Muse.
    4. * * * (The muse has left along narrow)
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    Часть текста: The muse has left along narrow And winding street, And with large drops of dew Were sprinkled her feet. For long did I ask of her To wait for winter with me, But she said, "The grave is here, How can you breathe, you see?" I wanted to give her a dove That is whiter than all the rest But the bird herself flew above After my graceful guest. Looking at her I was silent, I loved her alone And like gates into her country In the sky stood the dawn.
    5. * * * (Why do you pretend to be)
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    Часть текста: Why do you pretend to be A wind, a bird, or a stone? Why do you smile at me From the sky with a sudden dawn? Do not torment me, do not touch! Leave me to wise cares, away! The inebriated flame sways Over dried-up marshes gray. And Muse in a torn kerchief Sings disconsolate and at length. In harsh and youthful anguish Is her miraculous strength.

    © 2000- NIV