Cлово "RENAISSANCE"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Ерохина И. В.: Двойной портрет или двойное зеркало?
Входимость: 1. Размер: 29кб.
2. Меркель Е. В., Яковлева Л. В.: Образы "пространства" и "времени" как миромоделирующие координаты поэтического мира А. А. Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 25кб.
3. Балашова Т. В.: Слово французской критики в спорах о творчестве Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 20кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ерохина И. В.: Двойной портрет или двойное зеркало?
Входимость: 1. Размер: 29кб.
Часть текста: а посредством некоторых и утаивала, отражения собственной судьбы. Сама Ахматова называла этот текст «портретом», подразумевая, вероятно, возможность двойного прочтения жанровой дефиниции: это одновременно и стихотворный «портрет» легендарной царицы Египта, и ее, поэта, авто«портрет». В границах этого приема двойного портретирования и разворачивались исследовательские трактовки семантики и поэтики ахматовского текста. Первое определенное указание на присутствие автобиографического плана в сюжете о Клеопатре было дано самим автором при «посредничестве» Л. К. Чуковской, в «Записках…» которой в примечаниях к процитированной Ахматовой в разговоре строке «Уже на коленях пред Августом слезы лила» читаем: «Речь идет о каком-то эпизоде из истории хлопот о Леве, и поэтому зашифровано» [1, с. 144]. Продолжением стало указание Р. И. Хлодовского на параллели между главкой «Приговор» (из подчеркнуто биографического «Реквиема») и последними четырьмя стихами «Клеопатры» [2, с. 84]. Вслед за ним в том же ключе текст Ахматовой рассматривала Сьюзен Амерт. Наблюдения Хлодовского дополнены ею еще несколькими общими чертами «двойного портрета»: пленение детей Клеопатры – арест Льва Гумилева; строки «Уже на коленях пред Августом слезы лила»...
2. Меркель Е. В., Яковлева Л. В.: Образы "пространства" и "времени" как миромоделирующие координаты поэтического мира А. А. Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 25кб.
Часть текста: С. 83 – 92. Образы «пространства» и «времени» как миромоделирующие координаты поэтического мира А. А. Ахматовой Категории пространства и времени, принадлежащие к числу универсальных категорий культуры, являются определяющими в конструировании художественного мира Анны Ахматовой. По мнению А. Я. Гуревича, пространство и время воплощают "мироощущение эпохи, поведение людей, их сознание, ритм жизни, отношение к вещам" [3, 84]. А в поэтическом мироощущении 1910-х годов как раз наметился известный перелом, обусловивший появление нового течения - акмеизма, к которому принадлежала и Ахматова. Полемика с символизмом актуализировала для акмеистов понятие реального бытия. Для того чтобы философски осознать его самоценность, в художественном сознании поэтов нового поколения должна была определиться новая картина мира. Одним из важных постулатов нового направления стал "искренний пиетет к трем измерениям пространства". Так, Мандельштам в "Утре акмеизма" предлагал "смотреть на них не как на обузу и на несчастную случайность, а как на Богом данный дворец. В самом деле: что вы скажете о неблагодарном госте, который живет за счет хозяина, пользуется его гостеприимством, а между тем в душе презирает его и только и думает о том, как бы его перехитрить. Строить можно только во имя "трех измерений", так как они есть условие всякого зодчества" [10, с. 143]. Но реабилитация пространства с его тремя измерениями повлекла за собой и реабилитацию ...
3. Балашова Т. В.: Слово французской критики в спорах о творчестве Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Часть текста: чтения. Вып. 2. М., 1992. С. 124-131. Слово французской критики в спорах о творчестве Ахматовой "У каждого поэта, - говорила горестно Ахматова, - своя трагедия... Меня не знают..." И действительно, юные души, приобщавшиеся к поэзии в 30-е, 40-е, начале 50-х годов, могли, к своему несчастью, пройти мимо поэзии Ахматовой - не было изданий, критические отклики тех лет чудовищны. Вынужденное молчание Ахматовой вводило в заблуждение и зарубежных исследователей. По свидетельству Пьера Комбеско, воспоминания Лидии Чуковской, изданные во Франции, открыли французам Ахматову раньше, чем пришли переводы ее стихов 1. Да и в целом "западный мир, - как утверждает французская исследовательница Жанна Рюд, - по-настоящему узнал Ахматову лишь после ее смерти." 2 Разрыв между творческой биографией (ее истинными вехами, ложащимися страница за страницей в письменный стол) и библиографией (т. е. книгами, реально доступными читателю) - был вопиющим. И надо отдать должное французским коллегам - они начали сокращать этот...

© 2000- NIV