Cлово "RITUAL"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. * * * (Somewhere is light and happy, in elation)
Входимость: 1. Размер: 2кб.
2. Асоян А. А.: К семиотике орфического мифа в русской поэзии (И. Анненский, О. Мандельштам, А. Ахматова)
Входимость: 1. Размер: 21кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. * * * (Somewhere is light and happy, in elation)
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Часть текста: Somewhere is light and happy, in elation, Transparent, warm and simple life there is. A man across the fence has conversation With girl before the evening, and the bees Hear only the tenderest of conversation. And we are living pompously and hard And follow bitter rituals like sun When, flight past us, the unreasoned wind Interrupts speech that's barely begun. But not for anything will we change the pompous Granite city of glory, pain and lies, The glistening wide rivers' ice Sunless and murky gardens, and the voice, Though barely audible, of the Muse.
2. Асоян А. А.: К семиотике орфического мифа в русской поэзии (И. Анненский, О. Мандельштам, А. Ахматова)
Входимость: 1. Размер: 21кб.
Часть текста: (И. Анненский, О. Мандельштам, А. Ахматова) К семиотике орфического мифа в русской поэзии (И. Анненский, О. Мандельштам, А. Ахматова) Если поэзия станет сознательной и мыслящей, писал в 1912 году В. Брюсов, то образ слепца Гомера придется заменить образом провидца Орфея1. Эти слова были произнесены в ситуации роста поэтической и философской рефлексии мифа об Орфее и Эвридике в русской культуре. В начале века «случай Орфея» заново привлекал внимание к таинству творческого духа, истоку творения, ибо в мнемоническом ключе поэтическое творчество издавна уподоблялось descensus ad inferos, вызыванию усопшего из подземного мира2. Орфей мыслился психагогом, вызывателем теней, между тем стихи О. Мандельштама, навеянные оперой «Орфей и Эвридика» К. Глюка («Я в хоровод теней...» - 1920), компрометируют психагогию как художественную идею: Я в хоровод теней, топтавших нежный луг, С певучим именем вмешался... Но все растаяло - и только слабый звук В туманной памяти остался3. Мандельштам - не психагог, но, несомненно, Орфей4: «Он опыт из лепета лепит. И лепет из опыта пьет» (М - 229), и только А. Дейч мог отказать поэту в праве чувствовать непринужденную близость к Орфею5, хотя в рецензируемом Дейчем «Камне» уже очевидна «орфическая» преданность Музыке, которая так восхищала Н. Гумилева6. Другой атрибут «орфического» призвания поэта был позже указан Н. Мандельштам:...

© 2000- NIV