• Наши партнеры
    Pro-taganrog.ru - О Таганроге: Больницы Таганрога Адреса телефоны.
  • Cлово "SEMIOTICS"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  
    1. Обухова Ольга: Анна Ахматова и русская философия неоидеализма. Некоторые параллели
    Входимость: 1.
    2. Приходько Т. С.: "От странной лирики, где каждый шаг - секрет…"
    Входимость: 1.
    3. Цивьян Т. В.: Об одном ахматовском способе введения чужого слова: эпиграф
    Входимость: 1.
    4. Лекманов О. А.: Концепция "Серебряного века" и акмеизма в записных книжках А. Ахматовой
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Обухова Ольга: Анна Ахматова и русская философия неоидеализма. Некоторые параллели
    Входимость: 1. Размер: 38кб.
    Часть текста: мистиков и у очень немногих одиноких и малопризнанных мыслителей. Шекспир, Достоевский, Л. Толстой, Стендаль, Пруст гораздо больше дают для понимания человеческой природы, чем академические философы и ученые - психологи и социологи"1. О том же говорит и С. Л. Франк: "Глубочайшие и наиболее значительные идеи были высказаны в России не в систематических научных трудах, а в совершенно иных формах - литературных. Наша проникновенная, прекрасная литература, как известно, - одна из самых глубоких, философски постигающих жизнь: помимо таких общеизвестных имен, как Достоевский,и Толстой, достаточно вспомнить Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Гоголя; собственно, литературной формой русского философского творчества является свободное литературное произведение, которое лишь изредка бывает отдано однозначно определенной философской проблеме, - обычно это произведение, которое, будучи посвящено какой-то конкретной проблеме исторической, политической или литературной жизни, попутно освещает глубочайшие, кардинальные мировоззренческие вопросы"2. Особый характер русской философской мысли описан в докладе С. Л. Франка 1925 года: "[…] русская ...
    2. Приходько Т. С.: "От странной лирики, где каждый шаг - секрет…"
    Входимость: 1. Размер: 11кб.
    Часть текста: Ахматовой Стихотворения Анны Ахматовой при кажущейся ясности и простоте нередко отличаются сложностью и неопределённостью композиции. В ахматовских текстах присутствует несколько коммуникативных планов - это и безадресное лирическое описание, и диалог, и обращение к отсутствующему, не названному в произведении персонажу, и обращение лирической героини к собственному "я". В. В. Виноградов находил, что А. Ахматова чаще использует два плана: один - "эмоционально-обстановочный фон, или последовательность внешних чувственно воспринимаемых явлений", другой - "выражение эмоций в форме непосредственных обращений к собеседнику" (Виноградов В. В. О поэзии Анны Ахматовой. Л., 1925. С. 70). Показателем перехода от одного речевого плана к другому часто служит обращение. В стихотворении "А там мой мраморный двойник..." из цикла "В Царском Селе" лирическое повествование, монологическая речь, сменяется речью диалогической, обращением: ... А там мой мраморный двойник, Поверженный под старым клёном, Озёрным водам отдал лик, Внимает шорохам зелёным. И моют светлые дожди Его запекшуюся рану... Холодный, белый, подожди, Я тоже мраморною стану. (Ахматова Анна. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 1. С. 26; далее - только том и стр.; в примерах курсив наш. - Т. П.). Предмет описания, царскосельский памятник, становится адресатом, к которому направлена речь лирической героини. Чередование коммуникативных планов (размеренное спокойное описание - взволнованное эмоциональное обращение) меняет тональность всего стихотворения, ведёт к появлению новых семантических оттенков. Сложность композиции свойственна преимущественно ранней лирике А. Ахматовой (10-20-е годы), о которой сама поэтесса говорила: "От странной лирики, где каждый шаг - секрет, / Где пропасти налево и направо, / Где ...
    3. Цивьян Т. В.: Об одном ахматовском способе введения чужого слова: эпиграф
    Входимость: 1. Размер: 28кб.
    Часть текста: с этим утвердившийся термин "акмеистическая цитата"): в случае эпиграфа эта задача или снята, или в большой степени облегчена. Во-вторых, сама по себе традиционность жанра эпиграфа, непритязательная открытость его целей ( пояснять замысел, идею произведения , как толкует их элементарный словарь литературоведческих терминов), в свою очередь, могла отодвигать тему ахматовского эпиграфа в будущее: она представлялась значимой, но, может быть, не столь насущной. Для нас в данном случае эта тема актуализована импульсом иным, чем желание вновь обратиться к "мировому поэтическому тексту" (МИТ ) в его акмеистическом воплощении. Речь пойдет о своеобразии поэтической техники Ахматовой, об инновациях, вводимых ею почти незаметно (минимальные сдвиги, "нулевые приемы"), но приведших в конце концов к принципиально новой поэтике. Функции ахматовского эпиграфа в ахматовском тексте могут быть здесь лишь затронуты; основательный анализ предполагает установление всего корпуса эпиграфов с учетом их вариативности. Однако и первые наблюдения, имеющие, скорее, теоретический характер, могут, кажется, представить некоторый интерес. Они находят дополнительное оправдание еще и в том, что работа по созданию корпуса ахматовских эпиграфов осуществлена Д. Уэллсом; результаты были изложены ее автором на юбилейной Ахматовской конференции в Белладжо (в июне 1989 года). Не ограничиваясь анализом семантической роли эпиграфа ("сеть аллюзий"), Д. Уэллс обратил внимание на плавающие-путешествующие от одного к другому стихотворению эпиграфы, так же как на их замену, появление и исчезновение при одном и том же тексте, и справедливо усмотрел в этом особое развитие приема "межтекстовой ссылки" (в его терминологии), приема, на основании которого может быть проведена...
    4. Лекманов О. А.: Концепция "Серебряного века" и акмеизма в записных книжках А. Ахматовой
    Входимость: 1. Размер: 49кб.
    Часть текста: поэтами сходства, тем больше о нем кричали. Я пришел с этим к Н. Я. Акмеистов было шестеро? но ведь Городецкий - изменник? но Нарбут и Зенкевич - разве они акмеисты? но Гумилев - почему он акмеист? (Н. Я.: Во-первых, его расстреляли, во-вторых, Осип всегда его хвалил...) "Достаточно! А Ахматова?" (Н. Я. произносит тираду в духе ее "Второй книги"). Так не лучше ли называть Мандельштама не акмеистом, а Мандельштамом?"2. Сомнения, сформулированные Аверинцевым в разговоре с Н. Я. Мандельштам, совсем не лишены оснований. Пожалуй, ни одно литературное направление, из объявивших о себе в громком ХХ столетии, не провоцировало читателей и исследователей на такое количество недоуменных вопросов, как акмеизм. Почему теория акмеистов была столь беспомощно и неуклюже сформулированной? Как эта беспомощная теория соотносится с замечательными произведениями поэтов-акмеистов? Кто из числа стихотворцев, группировавшихся вокруг Николая Гумилева и Сергея Городецкого, был настоящим, подлинным акмеистом, а кто - случайным попутчиком? И, наконец, - самый главный вопрос, тесно связанный со всеми предыдущими: стоит ли всерьез говорить об акмеизме как о поэтической школе или, может быть, правильнее считать его нежизнеспособным "тепличным растением, выращенным под стеклянным колпаком литературного кружка", "выдумкой" ...

    © 2000- NIV