Cлово "STUDY"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Ерохина И. В.: Двойной портрет или двойное зеркало?
Входимость: 1. Размер: 29кб.
2. Орлова Е. И.: На границе живописи и поэзии
Входимость: 1. Размер: 22кб.
3. Цивьян Т. В.: Об одном ахматовском способе введения чужого слова: эпиграф
Входимость: 1. Размер: 28кб.
4. Цивьян Т. В.: О метапоэтическом в "Поэме без героя"
Входимость: 1. Размер: 20кб.
5. Гурвич И.: Любовная лирика Ахматовой (целостность и эволюция)
Входимость: 1. Размер: 44кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ерохина И. В.: Двойной портрет или двойное зеркало?
Входимость: 1. Размер: 29кб.
Часть текста: №1(2), с. 88-93. Двойной портрет или двойное зеркало? (Еще раз о «Клеопатре» Анны Ахматовой) Стихотворение «Клеопатра» (1940) не однажды попадало в поле зрения литературоведов, и всегда интерпретация основывалась на том, что образ его героини был для Ахматовой одним из исторических «зеркал» (наряду с женой Лота, Мелхолой, Кассандрой, Дидоной), в каждом из которых она угадывала, а посредством некоторых и утаивала, отражения собственной судьбы. Сама Ахматова называла этот текст «портретом», подразумевая, вероятно, возможность двойного прочтения жанровой дефиниции: это одновременно и стихотворный «портрет» легендарной царицы Египта, и ее, поэта, авто«портрет». В границах этого приема двойного портретирования и разворачивались исследовательские трактовки семантики и поэтики ахматовского текста. Первое определенное указание на присутствие автобиографического плана в сюжете о Клеопатре было дано самим автором при «посредничестве» Л. К. Чуковской, в «Записках…» которой в примечаниях к процитированной Ахматовой в разговоре строке «Уже на коленях пред Августом слезы лила» читаем: «Речь идет о каком-то эпизоде из истории хлопот о Леве, и поэтому зашифровано» [1, с. 144]. Продолжением стало указание Р. И. Хлодовского на параллели между главкой «Приговор» (из подчеркнуто биографического «Реквиема») и последними четырьмя стихами «Клеопатры» [2, с. 84]. Вслед за ним в том же ключе текст Ахматовой рассматривала Сьюзен Амерт. Наблюдения Хлодовского дополнены ею еще несколькими общими чертами «двойного портрета»: пленение детей Клеопатры – арест Льва Гумилева; строки «Уже на коленях пред Августом слезы лила» – безуспешные письменные...
2. Орлова Е. И.: На границе живописи и поэзии
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Часть текста: судьба, творчество. Крымский Ахматовский научный сборник. - Вып. 6. - Симферополь: Крымский архив, 2008. - С. 69-81. На границе живописи и поэзии Ахматова, как известно, считала, что "парижская живопись" в начале ХХ века "съела французскую поэзию" [1, 196]. Так ли это - выяснение этого вопроса могло бы стать темой отдельного исследования, но, как бы то ни было, нам представляется, что едва ли Ахматова могла сказать что-либо подобное о поэзии русской, хотя взаимодействие искусств наблюдается и в этот период и происходит, может быть, даже более активно, чем когда-либо раньше. Саморефлексия искусства, вероятно, вообще является одной из отличительных черт художественного сознания ХХ века. Мощный взрыв в развитии теории стиха (а вскоре - в 20-е годы - и прозы), размышления о границах прозы и поэзии мы видим в филологии; при этом огромная роль здесь принадлежит самим поэтам (теоретические изыскания В. Брюсова, А. Белого). В самой же поэзии, как кажется, увеличивается удельный вес "стихов о стихах", восходящий, конечно, к опытам Пушкина, но нарастающий в начале века ХХ. И в то же время возникает потребность выйти за границы своего "ремесла": саморефлексия лирического героя, появление автопортрета в лирике (черты, новые в русской поэзии) приводят к соблазну отрефлексировать себя через живописное изображение. Может быть, случай Ахматовой - самое яркое тому подтверждение, спровоцированное (или вдохновлённое) еще и тем, что она сама становится предметом изображения многих художников уже в 1910-е годы: вышедшая в 1925 г. антология "Образ Ахматовой" включала и стихи, обращенные к ней, и её...
3. Цивьян Т. В.: Об одном ахматовском способе введения чужого слова: эпиграф
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Часть текста: дешифровка ахматовского текста устремлена к поискам чужого слова , к установлению источника (ср. в связи с этим утвердившийся термин "акмеистическая цитата"): в случае эпиграфа эта задача или снята, или в большой степени облегчена. Во-вторых, сама по себе традиционность жанра эпиграфа, непритязательная открытость его целей ( пояснять замысел, идею произведения , как толкует их элементарный словарь литературоведческих терминов), в свою очередь, могла отодвигать тему ахматовского эпиграфа в будущее: она представлялась значимой, но, может быть, не столь насущной. Для нас в данном случае эта тема актуализована импульсом иным, чем желание вновь обратиться к "мировому поэтическому тексту" (МИТ ) в его акмеистическом воплощении. Речь пойдет о своеобразии поэтической техники Ахматовой, об инновациях, вводимых ею почти незаметно (минимальные сдвиги, "нулевые приемы"), но приведших в конце концов к принципиально новой поэтике. Функции ахматовского эпиграфа в ахматовском тексте могут быть здесь лишь затронуты; основательный анализ предполагает установление всего корпуса эпиграфов с учетом их вариативности. Однако и первые наблюдения, имеющие, скорее, теоретический характер, могут, кажется, представить некоторый интерес. Они находят дополнительное оправдание еще и в том, что работа по созданию корпуса ахматовских эпиграфов осуществлена Д. Уэллсом; результаты были изложены ее автором на юбилейной Ахматовской конференции в Белладжо (в июне 1989 года). Не ограничиваясь анализом...
4. Цивьян Т. В.: О метапоэтическом в "Поэме без героя"
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Часть текста: в "Поэме без героя" Лотмановский сборник. № 1. М., 1995. С. 611-618. О метапоэтическом в "Поэме без героя" Ахматова говорит о Поэме =Поэма говорит о себе самой = Ахматова говорит о себе самой - такова идея-формула этой заметки 1 . Еще одно обращение к хорошо известному метапоэтическому слою ахматовской Поэмы стимулируется возросшим в последнее время интересом к новаторству поэтической техники Ахматовой, к ее "авангардистским" (в широком смысле слова) экспериментам. Если раньше преимущественное внимание уделялось "центонности" Поэмы и дешифровке на этом основании ее реалий, в том числе (или главным образом) литературных, то теперь пришло время сосредоточиться на иной стороне ее структуры. Ср. об этом в издании, вышедшем в ахматовском юбилейном году: "Безостановочное самодвижение и саморазвитие замысла 1940 года связано с особой природой этого художественного текста. Ибо это "поэма в поэме" и "поэма о поэме", произведение, рассказывающее о своем собственном происхождении. Можно даже сказать, что сюжетом его является история художнической неудачи, история о том, как не удавалось написать или дописать "Поэму без героя" <...> "Поэма", изучая затруднения, встающие перед нею самой, познает самое себя <...>" 2 . Метапоэтическая тема Поэмы представлена прежде всего второй ее частью, значимо названной "Решка", оборотная сторона монеты: она посвящена технике написания-создания Поэмы ( зеркальное письмо ). К автометаописанию относятся и примечания Автора, письма (к N, "Второе" 3 ), стихотворения, обращенные к Поэме, стихотворения о Поэме и, конечно, тот существующий в отрывках текст, который должен войти в композицию, составляющую Прозу Поэмы . Хотя в принципе авторское самоописание или анализ собственного...
5. Гурвич И.: Любовная лирика Ахматовой (целостность и эволюция)
Входимость: 1. Размер: 44кб.
Часть текста: различия. Они – и в предметном содержании словесно-образных комплексов, и во внутренних их связях, и в организации отдельного стихотворения. И если выделить стихи о любви, об интимно-личном, если идти притом от ранних произведений к поздним, то сопряжение постоянного и переменного даст себя почувствовать с особой отчетливостью. Ахматова вошла в литературу, более того, художественно утвердилась под знаком любовной темы. Ее первые пять сборников, от "Вечера" (1912) до "Anno Domini" (1921), расположены на одной тематической линии, составляют почти однородный массив – отклонения от однородности немногочисленны. Сами по себе отклонения достаточно весомы: отклики на историческое событие – первую мировую войну ("Молитва", "Памяти 19 июля 1914", "Июль 1914"), декларация авторской позиции в пору социальных катаклизмов ("Мне голос был", "Не с теми я, кто бросил землю"), защита нравственного достоинства ("Уединение", "Клевета"). Стихи не о любви резко проявляют причастность поэта к сверхличной сфере бытия и быта. Однако главенство интимно-личного начала остается непоколебленным, скорее наоборот: откровения, обращенные в глубины души, очерчивают индивидуальность лирического "я" и тем самым обосновывают его право на гражданский пафос. Стихи...

© 2000- NIV