Cлово "ДАВИД, ДАВИДА, ДАВИДЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДАВИДУ, ДАВИДОМ

1. Жирмунская Т. В.: "Во мне печаль, которой царь Давид По-царски одарил тысячелетья... "
Входимость: 10.
2. Тименчик Роман: О "Библейской" тайнописи у Ахматовой
Входимость: 9.
3. Рубинчик Ольга: В поисках потерянного Орфея: композитор Артур Лурье
Входимость: 8.
4. Кихней Л.Г.: Поэзия Анны Ахматовой. Тайны ремесла. Глава 2. Мифопоэтическое начало в творчестве Ахматовой "Белая стая", "Подорожник", "Anno Domini"
Входимость: 8.
5. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Коломенская верста
Входимость: 8.
6. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 8.
Входимость: 8.
7. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Дар и одаренные
Входимость: 7.
8. Мартьянова С. А.: "Поэма без героя" А. А. Ахматовой в контексте русской философской культуры XX века
Входимость: 7.
9. Финкельберг Маргарита: О герое "Поэмы без героя"
Входимость: 7.
10. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. Указатель имен
Входимость: 7.
11. Маркиш Шимон: "Могучая евангельская старость…"
Входимость: 5.
12. Руденко М. С.: Религиозные мотивы в поэзии Анны Ахматовой
Входимость: 5.
13. Шраер-Петров Давид: Белая стая над Финским заливом
Входимость: 5.
14. Тименчик Р.: Храм премудрости Бога: стихотворение Анны Ахматовой "Широко распахнуты ворота... "
Входимость: 4.
15. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 1. Стимул точности в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 3.
16. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 3.
17. Рубинчик О. Е.: "Пусть Гофман со мною дойдет до угла…". Гофман и Шагал - спутники Ахматовой
Входимость: 3.
18. Стихи посвященные Анне Ахматовой, пародии и подражания
Входимость: 3.
19. Виленкин В.: Стимул точности в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 3.
20. Будыко М. И.: Рассказы Ахматовой
Входимость: 3.
21. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава седьмая и последняя
Входимость: 3.
22. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 3.
Входимость: 3.
23. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 1.
Входимость: 3.
24. Кац Б.,Тименчик Р.: Анна Ахматова и музыка (исследовательские очерки). Нотография (составитель Б. Розенфельд).
Входимость: 2.
25. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 5
Входимость: 2.
26. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава третья. 1924-1941
Входимость: 2.
27. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 10.
Входимость: 2.
28. Темненко Г. М.: Стихотворение Ахматовой "Клеопатра" в свете интертекстуального и имманентного анализа
Входимость: 2.
29. Тименчик Роман: "Семисвечник" Анны Ахматовой
Входимость: 2.
30. Мелхола
Входимость: 2.
31. Стецкая Надежда Алексеевна: Портреты Анны Ахматовой на границе живописи и поэзии.
Входимость: 2.
32. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 4.
Входимость: 2.
33. Берестов В. Д.: Прелесть милой жизни
Входимость: 2.
34. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 2
Входимость: 2.
35. Седакова О. А.: Шкатулка с зеркалом
Входимость: 2.
36. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 2. Акмеимз. Война и революция (1912-1917)
Входимость: 2.
37. Кихней Л. Г., Круглова Т. С.: К проблеме диалога в лирике Анны Ахматовой
Входимость: 1.
38. К столетию со дня рождения Анны Андреевны Ахматовой
Входимость: 1.
39. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 7.
Входимость: 1.
40. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1960
Входимость: 1.
41. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава вторая. 1914-1924
Входимость: 1.
42. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 3
Входимость: 1.
43. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Дознанье вел полковник Слуцкий...
Входимость: 1.
44. Баталов Алексей: Рядом с Ахматовой
Входимость: 1.
45. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Друзья-соперники
Входимость: 1.
46. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Футуризм в русской литературе
Входимость: 1.
47. Критика
Входимость: 1.
48. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава третья
Входимость: 1.
49. Рубинчик Ольга : Изобразительное искусство в творческом мире Анны Ахматовой.
Входимость: 1.
50. Кихней Л. Г.: Дантовский код в поэзии Анны Ахматовой
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жирмунская Т. В.: "Во мне печаль, которой царь Давид По-царски одарил тысячелетья... "
Входимость: 10. Размер: 56кб.
Часть текста: Глава из книги «Я – сын эфира, Человек» (Москва, Русский импульс, 2009) Не дает мне покоя высказывание Блока об Ахматовой: «Она пишет стихи как бы перед мужчиной, а надо писать как бы перед Богом». C этим хочется поспорить. Помимо любви к истине толкает на спор и ущемленное женское самолюбие. Что же получается: как только речь заходит о поэтессе, в данном случае великой, так в ее творческом микрокосме на месте Творца видится тварь противоположного пола. А поэты-мужчины, простите, Александр Александрович, не пишут стихи… добро бы еще как бы перед женщиной, а то перед неодушевленными фетишами – карьерой, деньгами, властью?.. Когда я попыталась уточнить, откуда взялись запавшие мне в память слова, поднятые мной на ноги знакомые стиховеды только разводили руками. Что-то такое Блок действительно говорил, но ни в его статьях, ни в его дневниках и записных книжках этого нет! Наконец, Татьяна Бек разузнала для меня: спорная фраза встречается в воспоминаниях о Блоке Елизаветы Юрьевны Кузьминой-Караваевой, матери Марии. Источник надежный, но не безупречный. Известно более чем заинтересованное отношение молодой Е. Ю. К. -К. к Блоку и его сдержанное отношение к ее стихам... Ахматововеды давно обратили внимание на то, что многие любовные стихи поэтессы пронизаны религиозным чувством. «Из ребра твоего сотворенная, / Как могу тебя не любить?», «А в Библии красный кленовый лист / Заложен на Песни Песней», «Закрой эту черную рану / Покровом вечерней тьмы / И вели голубому туману / Надо мною читать псалмы». Но едва ли можно упрекнуть А. А. в том, что, как утверждалось выше, она ставит своего любимого (имена меняются, но образ избранника достаточно постоянен) на место Всевышнего. Нет, иерархия всегда сохраняется. Любя, страдая, томясь одиночеством вдвоем или...
2. Тименчик Роман: О "Библейской" тайнописи у Ахматовой
Входимость: 9. Размер: 29кб.
Часть текста: Баратынского, ахматовская контрвариация подключается к цитатной цепочке, которая ведет к древнейшим претекстам той культуры, которой принадлежат оба поэта: С Израилем певцу один закон... Отсылки к "ветхим книгам" (как называет Ахматова Пятикнижие в стихотворении 1912 года "Умирая, томлюсь о бессмертьи...") наше сознание регистрирует даже как бы неохотно — это отсылки к общему фону европейской культуры, которого мы не замечаем, как воздух, коим дышим, или говоря словами другого ахматовского стихотворения, о котором мы в сознании своей нищеты думаем, что его нет, и только переживание ежедневной постепенной его убыли заставляет вспомнить о бывшем богатстве. Для поэтов же этот фон — говорящий, информативный. Собственно, у Ахматовой оживление, воскрешение этого стертого фона и есть одна из целей поэзии. Как говорится в прославляющем ее поэтику мадригале Владимира Шилейко: Окаменевшие слова Становятся опять живыми. Читатель может не видеть того, что — процитируем еще раз Ахматову — "просто", "ясно" и "всякому понятно", именно потому, что он, вообще говоря, читает поэзию акмеистов "правильно", "адекватно", согласно тем установкам, которые она предлагала первым историческим читателям — в предвкушении и поиске острой новизны, психологического или интеллектуального парадокса. Пресный своей азбучной очевидностью культурный фон оказывается в слепом поле читательского зрения. Но именно он и является конечной инстанцией в предложенном акмеистами русским читателям диалоге. "Мы модернисты", — любила подчеркивать Ахматова. Но не случайно самооформление этой модернистской группы связывалось ее участниками с гумилевским стихотворением о блудном сыне — с самого начала предназначенный возврат к простым...
3. Рубинчик Ольга: В поисках потерянного Орфея: композитор Артур Лурье
Входимость: 8. Размер: 39кб.
Часть текста: "серебряного века" Артура Сергеевича Лурье (1891-1966)1. "В поисках потерянного Орфея" - так назван документальный фильм о нем, снятый американским режиссером Элин Флипс, в котором показан и сам процесс воскрешения: Гидон Кремер разыскивает по музыкальным библиотекам ноты Лурье, исполняет его музыку, беседует с людьми, знавшими Артура Сергеевича. "Для меня было большим открытием натолкнуться на творчество совершенно забытого русского композитора Артура Лурье. Я хочу встать на защиту этого гениального человека..." - сказал Гидон Кремер в интервью газете "Русская жизнь". Таково его мнение, которое разделяют отнюдь не все. Скрипач и музыковед Соломон Волков рассказывает в фильме: "Я впервые услышал об Артуре Лурье, когда приехал в Ленинград в конце 50-х. Сам Лурье был тогда жив. Он жил в Нью-Йорке. Но для людей в Ленинграде он был как бы мертв. <...> Однако его присутствие ощущалось очень сильно. Я встречал многих музыкантов, которые еще помнили Лурье. <...> Они работали вместе с ним и бывали на его концертах. Но <...> они относились к Лурье весьма скептически. <...> То есть к Лурье как к человеку меня ничто не могло привлечь. Мое отношение изменилось в начале 60-х, когда я познакомился с Анной Андреевной Ахматовой. И она была первым человеком, который заговорил со мной о Лурье по-доброму и говорила о нем как о великом композиторе. <...> Я <...> познакомился с людьми круга Ахматовой <...> их мнение о Лурье было совершенно противоположным мнению профессиональных музыкантов. Поэты и художники считали Лурье своим, братом. Для них он был величайшим авторитетом в вопросах музыки. Они очень...
4. Кихней Л.Г.: Поэзия Анны Ахматовой. Тайны ремесла. Глава 2. Мифопоэтическое начало в творчестве Ахматовой "Белая стая", "Подорожник", "Anno Domini"
Входимость: 8. Размер: 82кб.
Часть текста: восприятии поэтессы еще одно измерение - мифопоэтическое. Мифопоэтическая картина мира складывалась у Ахматовой постепенно и шла через освоение фольклорной традиции19. Остановимся на этой проблеме более подробно. По мнению Жирмунского, "... развитие Ахматовой как национального поэта определило ее соприкосновение с русским народным творчеством" (Жирмунский, 1973. С. 81). Обращение к фольклору у Ахматовой - это прежде всего обращение к народным истокам, к мифопоэтическому мышлению в его национальном варианте. Поскольку дописьменное искусство по своей природе искусство каноническое, то есть апеллирующее к тем или иным жанрово-ритуальным образцам, то за его формальными элементами в течение веков закреплялось определенное "фольклорное" содержание. Отсюда следует, что всякий его элемент - своего рода "знак", в котором кристаллизовался тот или иной аспект народного мироощущения. Это, собственно, и послужило внутренней мотивацией ахматовского тяготения к фольклорной традиции20. Фольклорное начало проявляется в первых сборниках Ахматовой на уровне структурно-жанровых элементов и имитации "женской" модели поведения. Стихотворения первых книг генетически связаны с песенным фольклором. Не случайно сам автор называет их не иначе как песнями: "Одной надеждой меньше стало, / Одною песней больше будет", "Я песней смутила его". Дело в том, что в русской поэзии до Ахматовой и Цветаевой лирическое "я" представало в сугубо мужском облике. "Искусством, - отмечал Недоброво, - до чрезвычайности разработана поэтика мужского стремления и женских очарований, и, напротив, поэтика женских волнений и мужских обаяний почти не налажена" (Недоброво, 1989. С. 249). Единственным прецедентом в этом отношении может служить фольклор. Формы выражения интимной жизни женского сердца были самобытно разработаны голосовой...
5. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Коломенская верста
Входимость: 8. Размер: 51кб.
Часть текста: что ли, я посвятила этому ее фантастически-скрупулезному свойству страницы, где слово за словом, строку за строкой пыталась разобрать "Поздний ответ"?). А сопоставив стих "в калиострах, магах, лизисках" с первым вариантом этого стиха: "в колдунах, звездочетах, лизисках", странно не задуматься: почему именно только "лизиска" не заменена никем и прочно оставлена автором на своем месте? Блоковский "звездочет" из "Незнакомки" уступил место Калиостро. Ясно, что ни о каком общем месте или, того хуже, - захлебе-забалтывании, что ныне в моде, - и речи быть не может. Более того, Ахматова объяснила, что "Верстовой Столб - Поэт вообще, поэт с большой буквы, некто вроде Маяковского и т. д." Очень важное здесь - "т. д.". В "т. д." Ахматова поневоле намекает на Цветаеву "лизиску". Маяковский - футурист. Не означает ли это, что в "т. д." перво-наперво надо искать поэта левого эксперимента, да к тому же - женщину? Футуристкой Цветаеву не назовешь, но поэтом левого эксперимента она безусловно является. "Поэт с большой буквы", думаю, звучит в устах Ахматовой насмешливо. Как долго и безвкусно бытовало "с большой буквы" в среде стихотворцев и их читателей! Теперь это выражение приняло более лаконичный вид: "гений"... И сколько их! - Но потехе - абзац, а делу - страницы. Глеб Струве ("Анна Ахматова", III том, Париж, YMCA-Press) в...

© 2000- NIV