Cлово "ШТОРА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШТОРЫ, ШТОРАМИ, ШТОРУ, ШТОРАМ

1. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава V. Франция, Париж, 1907 г.
Входимость: 3.
2. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия седьмая (1933–1938)
Входимость: 2.
3. Пикач А.: "Так вот когда мы вздумали родиться... "
Входимость: 2.
4. Тименчик Роман: О "Библейской" тайнописи у Ахматовой
Входимость: 2.
5. Обухова О.: "Глазами итальянской писательницы"
Входимость: 1.
6. Волков Соломон: Вспоминая Анну Ахматову. Разговор с Иосифом Бродским
Входимость: 1.
7. Бурдина С. В.: "Полночная гофманиана" поэмы А. А. Ахматовой "Путем всея земли"
Входимость: 1.
8. Кихней Л. Г., Галаева М. В.: Локус "дома" в лирической системе Анны Ахматовой
Входимость: 1.
9. Лившиц Е. К.: Памятная записка
Входимость: 1.
10. Недошивин В.: Глава из книги "Прогулки по серебряному веку - Дома и судьбы". Букам, Акума и сенбернар. Адрес четвертый: Миллионная ул., 5
Входимость: 1.
11. Соколов В. Н.: Слово об Ахматовой
Входимость: 1.
12. Тименчик Роман: "Остров искусства". Биографическая новелла в документах
Входимость: 1.
13. Мануйлов В. А.: Анна Андреевна Ахматова
Входимость: 1.
14. Берестов В. Д.: Чингизидка
Входимость: 1.
15. Дмитриев А. Л.: А. С. Пушкин и язык поэзии А. Ахматовой
Входимость: 1.
16. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Анна Ахматова
Входимость: 1.
17. Кихней Л.Г.: Поэзия Анны Ахматовой. Тайны ремесла. Глава 1. Картина мира и образ переживания "Вечер", "Четки"
Входимость: 1.
18. Скороспелкина Г. С.: Архетип цвета в поэтике А. Ахматовой
Входимость: 1.
19. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава XIV. Франция, Париж, 1910 г.
Входимость: 1.
20. Кралин Михаил: "Двух голосов перекличка"
Входимость: 1.
21. * * * (Подушка уже горяча)
Входимость: 1.
22. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава XVI. Россия, Санкт-Петербург, 1911 г.
Входимость: 1.
23. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой
Входимость: 1.
24. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия четвертая (1913)
Входимость: 1.
25. Фокин П.: Ахматова без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 1.
26. Иванова Н. Б.: Пересекающиеся параллели. Борис Пастернак и Анна Ахматова
Входимость: 1.
27. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава XIХ. Россия, Петроград, 1918 г.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава V. Франция, Париж, 1907 г.
Входимость: 3. Размер: 15кб.
Часть текста: редко выпадающего мокрого снега, а солнце не освещало их, скрытое плотными тучами. В такие дни даже витрины магазинов, обычно ярко украшенные, а вечером еще и освещенные разноцветными огнями, казались блеклыми и словно бы покрытыми тонким слоем пыли. А вся улица в целом напоминала молодому человеку улицы Санкт-Петербурга, такие же сырые и бесцветные почти в любое время года. «Стоило ли ради этого уезжать из России?» — вздыхал Гумилев в такие минуты и стремился поскорее дойти до своего дома. Там, в крошечной комнате с низким потолком, было тепло и уютно. Особенно если задернуть шторы, зажечь лампу и постараться не думать о холоде и сырости за окном. Но ускорить шаг означало почти обязательно поскользнуться, упасть на мокрую мостовую и потом долго сушить мгновенно впитавшую в себя влагу шинель. А на следующий день дрожать на ветру, потому что она все равно не высохла бы до конца… Нет уж, лучше идти помедленнее и внимательно смотреть под ноги! Тем более что глазеть по сторонам все равно совершенно не интересно, эту улицу он видел уже сотни раз и помнил каждый расположенный на ней дом, каждую витрину и дверь. Да к тому же торчащая над домами верхушка стальной башни Эйфеля так портит...
2. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия седьмая (1933–1938)
Входимость: 2. Размер: 105кб.
Часть текста: его отпустили, выяснив, что в подозрительной квартире оказался случайно. Анна Андреевна в случайность не поверила. После четырехлетнего глухого молчания она пишет стихотворение «Привольем пахнет дикий мед…». Первый, «пробный» арест сына заставил ее «подняться с земли» и заговорить. И заговорить тогда, когда даже политически озабоченные литераторы вдруг успокоились и словно бы перестали слышать шум времени. Эмма Герштейн в документальной повести «Лишняя любовь» не без удивления вспоминает, что даже за несколько дней до ареста Мандельштама (май 1934 г.) и Осип Эмильевич, и его, казалось бы, сверхбдительная жена, да все вокруг, были на удивление беззаботны. Все. Но не Анна Андреевна. Привольем пахнет дикий мед, Пыль – солнечным лучом, Фиалкою – девичий рот, А золото – ничем. Водою пахнет резеда, И яблоком – любовь, Но мы узнали навсегда, Что кровью пахнет только кровь… И напрасно наместник Рима Мыл руки пред всем народом Под зловещие крики черни; И шотландская королева Напрасно с узких ладоней Стирала красные брызги В душном мраке царского дома… 1933 Считается, и не без оснований, что процитированные стихи возникли в ассоциативном поле работы А. А. над переводом «Макбета». Их злободневность стала проясняться постепенно, по мере того как крики черни,...
3. Пикач А.: "Так вот когда мы вздумали родиться... "
Входимость: 2. Размер: 63кб.
Часть текста: творческих пристрастий и разного дружеского круга. В их взаимном признании не было последней дружеской короткости. Они почитали дарование и неповторимость личностного отпечатка друг в друге, но вкус Анны Ахматовой не принимал всерьез последний роман Бориса Пастернака, значивший для него все, а он, как ей казалось, был глуховат к ее поздней поэтической работе. Это удивит нового читателя, которому разом вернули ахматовский "Реквием" и пастернаковского "Доктора Живаго". Его щедро сейчас одарили поэзией "серебряного века", и она для него пока цельна в поединке с той злой силой, которая жаждала выжечь и не выжгла это богатство из сокровищниц нашей отечественной культуры. Есть, конечно, поединок с гонителями истинного слова, и есть праведное чувство локтя в этом поединке. Но есть еще уникальность пути каждого, при которой нельзя совпасть с соседом. Есть житейские и творческие моменты взаимного притяжения и размежевания. Это нормально. Сделав такую оговорку, сознаемся с легкой душой: есть и магическая перекличка в этих именах...
4. Тименчик Роман: О "Библейской" тайнописи у Ахматовой
Входимость: 2. Размер: 29кб.
Часть текста: впечатление от сочинений европейских коллег и даже не бахтинское учение о чужом слове, а очарованное чтение стихов и прозы Мандельштама и Ахматовой. Ахматовой принадлежит возникающая в качестве последнего аргумента у первых российских адептов интертекстуальности гнома о неизбывности межтекстового повтора: Не повторяй — душа твоя богата — Того, что было сказано когда-то, Но, может быть, поэзия сама — Одна великолепная цитата. Как заметил Омри Ронен в своей классической работе о подтекстах у Мандельштама, четверостишие это само возникает как парафраз наставления Баратынского "Не подражай: своеобразен гений...". Но входя в риторическое пространство Баратынского, ахматовская контрвариация подключается к цитатной цепочке, которая ведет к древнейшим претекстам той культуры, которой принадлежат оба поэта: С Израилем певцу один закон... Отсылки к "ветхим книгам" (как называет Ахматова Пятикнижие в стихотворении 1912 года "Умирая, томлюсь о бессмертьи...") наше сознание регистрирует даже как бы неохотно — это отсылки к общему фону европейской культуры, которого мы не замечаем, как воздух, коим дышим, или говоря словами другого ахматовского стихотворения, о котором мы в сознании своей нищеты думаем, что его нет, и только переживание ежедневной постепенной его убыли заставляет вспомнить о бывшем богатстве. Для поэтов же этот фон — говорящий, информативный. Собственно, у Ахматовой оживление, воскрешение этого стертого фона и есть одна из целей поэзии. Как говорится в прославляющем ее поэтику...
5. Обухова О.: "Глазами итальянской писательницы"
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Часть текста: в журнале "Ла Фиера Леттерариа", № 44 от 20 декабря 1964 г. Интервью - потому что здесь приводятся подлинные слова самой Ахматовой, рассказ - потому что Джанна Мандзини, сама известная итальянская писательница, рисует образ Ахматовой, пропущенный через призму своего художественного восприятия. Писатель о поэте, художник о художнике. Джанна Мандзини (1896-1974) - автор многих романов и сборников рассказов. Ее первый роман "Влюбленное время" вышел в свет в 1928 г., но наиболее ярко ее дарование проявилось в жанре рассказа. Ее стиль характеризуется тонкой передачей оттенков чувства, беспокойной взволнованной атмосферой, драматичностью переживаний. Мастер психологического анализа, Джанна Мандзини испытала на себе влияние Пруста, Джойса и, в особенности, Вирджинии Вулф и Кэтрин Мэнсфилд. Свет и тень, полутона чувств и страстей, смешение сна и реальности, магическая власть воображения - все это мы находим и в рассказе Джанны Мандзини об Ахматовой. Три образа Ахматовой Портрет молодой Ахматовой, отраженный в ее собственных...

© 2000- NIV