Cлово "ШУБА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШУБУ, ШУБЕ, ШУБЫ, ШУБОЙ

1. Ильина Наталия: Анна Ахматова в последние годы ее жизни
Входимость: 8.
2. Ильина Наталия: Анна Ахматова, какой я ее видела
Входимость: 7.
3. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 1.
Входимость: 5.
4. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Московские знаменитости
Входимость: 4.
5. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 8.
Входимость: 3.
6. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 7.
Входимость: 3.
7. Готхарт Натан: Двенадцать встреч с Анной Ахматовой
Входимость: 3.
8. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 4. В годы Великой Отечественной войны
Входимость: 2.
9. Жирмунский В.М.: Творчество Анны Ахматовой. Раздел 12
Входимость: 2.
10. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия первая (1908–1910)
Входимость: 2.
11. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 3.
Входимость: 2.
12. Саакянц А.: Анна Ахматова - несколько встреч
Входимость: 2.
13. Фокин П.: Ахматова без глянца (ознакомительный фрагмент). "Я стала песней и судьбой"
Входимость: 2.
14. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 8.
Входимость: 2.
15. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1953
Входимость: 2.
16. Будыко М. И.: Рассказы Ахматовой
Входимость: 2.
17. Куликова Е. Ю.: К мотивным анализам стихотворений Анны Ахматовой: лед, снег, холод, статуарность, творчество
Входимость: 2.
18. Томашевская З. Б.: Я - как петербургская тумба
Входимость: 2.
19. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Московские знаменитости
Входимость: 2.
20. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава четвертая. 1941-1956
Входимость: 2.
21. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 4. "Поэма без героя". Глава 1
Входимость: 1.
22. Недошивин В.: Глава из книги "Прогулки по серебряному веку - Дома и судьбы". Четвертый двор... Адрес шестой: наб. Фонтанки, 18, кв. 28
Входимость: 1.
23. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Облик поэта
Входимость: 1.
24. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 4.
Входимость: 1.
25. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава третья. 1924-1941
Входимость: 1.
26. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1937 - 1938
Входимость: 1.
27. Цивьян Т. В.: Мандельштам и Ахматова: к теме диалога
Входимость: 1.
28. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия пятая (1914–1915)
Входимость: 1.
29. Гончарова Н. Г.: А. Ахматова и Г. X. Андерсен
Входимость: 1.
30. Садовский Борис - Анне Ахматовой *** ("Прекрасен поздний час в собачьем душном крове... ")
Входимость: 1.
31. Барзас Валерий: Многоэтажная Ахматова
Входимость: 1.
32. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Приложение
Входимость: 1.
33. Кихней Л. Г.: К концепции времени в акмеизме
Входимость: 1.
34. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Осип Мандельштам
Входимость: 1.
35. Недошивин В.: Глава из книги "Прогулки по серебряному веку - Дома и судьбы". Букам, Акума и сенбернар. Адрес четвертый: Миллионная ул., 5
Входимость: 1.
36. Чех А.: Эйдетический перенос из "Поэмы воздуха" М. Цветаевой в "Поэму без героя" А. Ахматовой
Входимость: 1.
37. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 9.
Входимость: 1.
38. Жолковский А. К.: Анна Ахматова - пятьдесят лет спустя
Входимость: 1.
39. Зернова Р.: Тройное зеркало
Входимость: 1.
40. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Ардов Михаил: Возвращение на Ордынку
Входимость: 1.
41. Герштейн Э. Г.: Тридцатые годы
Входимость: 1.
42. Цивьян Татьяна: "Поэма без Героя": еще раз о многовариантности
Входимость: 1.
43. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 1.
44. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1941
Входимость: 1.
45. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 7
Входимость: 1.
46. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 4. "Поэма без героя". Глава 2
Входимость: 1.
47. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1925
Входимость: 1.
48. Фунт Игорь: К 125-летию со дня рождения А. Ахматовой
Входимость: 1.
49. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава III. Россия, Царское Село, 1903 г.
Входимость: 1.
50. Анна Ахматова в записях Дувакина. А. В. Щекин-Кротова
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ильина Наталия: Анна Ахматова в последние годы ее жизни
Входимость: 8. Размер: 94кб.
Часть текста: вообще часто приезжает и обычно останавливается на квартире Ардова. Меня поразило, что Ахматова живет сейчас в том же городе, что и я, ходит по тем же улицам, ее можно запросто встретить. И еще поразило, что у Ардова. Я была с ним отдаленно знакома, встречалась в редакции "Крокодила", где тогда работала. На очередной "летучке" я все косилась на Ардова, потихоньку его разглядывала (шутник, гаер, остряк, бородка ассирийская), - никак не могла понять, что общего у него с Ахматовой. Поняла позже. Этим "общим" была жена Ардова, Нина Антоновна Ольшевская, преданно и нежно любившая Ахматову и всячески о ней заботившаяся. Лето 1954 года я проводила в подмосковном поселке Голицыне, где снимала комнату, а столовалась в Доме творчества писателей. Уютный дом, всего на девять комнат; обедали за табльдотом на большой веранде, на стол по-домашнему ставилась большая суповая миска, а к пяти вечера появлялся огромный медный самовар. Никакого привкуса казенщины, казалось, что мы в гостях у радушной хозяйки. Этой хозяйкой была Серафима Ивановна Фонская, тогдашний директор дома. Крупная, грузная, седая, с очень живыми черными глазами, Серафима Ивановна редко бывала в своем директорском кабинете. Если что надо, - ищи ее на кухне. Серафима Ивановна лично наблюдала за работой поварихи, и сама что-то жарила, что-то пекла из чистой любви к искусству, из желания порадовать своих писателей. Так и говорила: "Мои писатели". Во время наших трапез появлялась на веранде, давала указания подавальщице ("Маша! Ты забыла, что Петр Иванович на диете!"), страдала, если видела, что кто-то мало ест... Интересы ее кухней и бытом не ограничивались. Принимала участие в ...
2. Ильина Наталия: Анна Ахматова, какой я ее видела
Входимость: 7. Размер: 65кб.
Часть текста: Петру Первому: "Неужели это тот самый памятник и я, я его вижу?" Когда она возникла в дверях, я вскочила на ноги. Позже, вспоминая этот день вместе с Анной Андреевной, я уверяла ее, что встали все. Она усмехалась: "Этого не было. Это вам померещилось". Не знаю. Может быть, и померещилось. Видела-то я только ее. Ни лебединой шеи, ни челки, ни ломаных линий, ничего из ахматовского, по портретам знакомого облика. И все же эта высокая, полная, седая женщина, медленно ступившая на веранду, медленно, без улыбки, отчетливо произнесшая: "Здравствуйте!" – любезно и величаво наклонившая голову в ответ на призывы нервно суетившейся Серафимы Ивановны ("Сюда, сюда, прошу вас!"), могла быть только Ахматовой. Она села. Веранда, только что гудевшая оживленными голосами, затихла, замерла. С тех пор так и пошло. Наши оживленные застольные беседы замолкали с ее появлением. Никто не решался болтать при ней все, что приходило в голову. "Люди часто не слышат, что они говорят!" – сказала мне позже Анна Андреевна. В ее присутствии люди начинали себя слышать – так она действовала на окружающих. И не в том было дело, что они знали ее стихи, ее жизнь. Присутствие Ахматовой сковывало и тех, кто ничего о ней не знал. В ее молчаливости, в посадке головы, в выражении лица, во всем облике было нечто внушавшее каждому почтение и даже робость. Шли последние дни августа. Погода стояла ясная, теплая. Был в тот год урожай желтых слив,...
3. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 1.
Входимость: 5. Размер: 69кб.
Часть текста: "бельевых корзин" Г. Иванова. (Дальше зачеркнуто. - В. Л.) Но АА забавляет такая бестактность, тем более, что Мирский делает это с лучшими чувствами. По поводу: АА уверена, что во Франции русской поэзии не знают. Ни ее, ни других. Блока знают только по "Двенадцать". Знают за границей Льва Толстого: "Oh, L on Tolsto !", - и, главным образом, как религиозного мыслителя и т. п. Да и то широкая публика знает, конечно, понаслышке, а по-настоящему - только культурные люди знают. Начинают узнавать Достоевского (в частности, в Германии - после ее падения. Потому что в Достоевском ищут утешения. "И Достоевский может дать утешение, даже в таком случае"). Во Франции только теперь перевели Бориса Годунова... В Англии русскую поэзию знают лучше, чем во Франции, хотя тоже плохо. Спросила, не издам ли я сборника (в связи с сообщением Горнунга) в московском издательстве? "Нет, не издам, стихи плохие, и, кроме того, есть такие, которые к вам относятся, и вам это будет неприятно!" АА очень определенно возразила, что никогда по отношению к с т и х а м у нее не бывает таких "буржуазных взглядов". Что всегда и она, и Николай Степанович были в этом отношении совершенно свободны... О влиянии "Фамиры" на "Гондлу". "Я могу образно это так выразить: для постройки "Гондлы" взято несколько серых камней. А вся "Гондла" - из белых камней. И вот среди белых виднеется несколько серых. Не больше... Потому что..." - и АА объяснила, что все остальное - различно. Гомер. Илиада. "Давно вода в мехах иссякла...": Николай Степанович сравнивает себя с Терситом. А Терсит был...
4. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Московские знаменитости
Входимость: 4. Размер: 13кб.
Часть текста: Евтушенко, Окуджава, а с ними и ряд прославленно-признанных, что было куда менее интересно. Надо сказать, что первые своим половинным признанием дорожили и пользовались, даже его умело продлевая, ради своей растущей за мыслимые пределы популярности. Их уже баловали привилегиями системы, а они принимали их, естественно, как плату за талант и труды, очень, конечно, немалые, но перед выступлениями неизменно накладывали тень гонимости, как грим на лицо, и публика их за это еще крепче любила. Приехав, они расселились по люкс-номерам привокзальных гостиниц и объявили смотрины местных талантов. У Беллы было трезво и чопорно; она и сама этим тяготилась. Почитали. Послушали голосовые гирлянды и трели ее вдохновенной, велеречивой поэмы о предках (даже, на удивление, итальянских), чья миссия благополучно завершилась рождением Беллы. Из примыкающего покоя выглянул на минуту ее новый муж – коренастый, густо-седой, со сморщенным лицом и цепкими глазами: писатель Юрий Нагибин. За его раннюю повесть “Трубка” сам Сталин подарил ему свою... трубку? Нет, премию. Сталинскую притом. Это оставалось высокой маркой и в после-, и в анти-сталинские времена. Написал несколько свежих рассказов, чего от лауреатов и не требовалось. И – без счету киносценариев,...
5. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 8.
Входимость: 3. Размер: 72кб.
Часть текста: тяжелый и унылый..." d. "Сжала руки..." 4. Л. Попова - свое стихотворение, посвященное АА. 5. М. Лозинский: а. "Из логова змиева" - Н. Гумилева. в. "Она" - Н. Гумилева. 6. П. Лукницкий: а. "В полуночи осыпанной золою" - Комаровского. в. "Адис-Абеба - город роз" - Н. Гумилева. с. "В пол-оборота, о печаль..." - О. Мандельштама. Вечер с начала до конца неудачный. Придумала его Гензен - и плохо придумала. Я не говорю уж о самой идее вечера - устраивать вечер без участия АА, полуконспиративно (зачем?!), бестолково, глупо устраивать!.. Никакой подготовки не было сделано. Должны были участвовать Ант. Шварц, И. Бунина, В. Рождественский (!), Е. Данько... Никто из них не явился. Чтоб чем-нибудь заполнить программу, заставили читать М. Лозинского и меня - пришлось спасать положение. Публики было не больше пятидесяти человек - все потому, что никакой подготовки не было сделано. Вечер поэзии АА надо или устраивать подобающим образом, или не устраивать вовсе. На вечере не было ни одного поэта, ни одного писателя, кроме тех, кто участвовал в программе. "Прости, Благодатная, что по пустякам от тебя уехал". (Из письма Н. Пунина, апрель 1927.) Щеголев осунулся, потерял апломб. Ох уж эти пястовские гипердактилические рифмы!.. (мое сравнение в клюевским притворством, - он сказал "электрон"). Я сказал: "Акума, вы исключительно вредная... для самой себя!". АА: "Вы редко удачно говорите, но на этот раз очень удачно сказали...". Пунин пишет, что вся роскошь, все удобства Токио ему претят, потому что он знает, как АА живет здесь... АА по этому поводу говорит о совестливости Пунина. АА стояла за отъезд Пунина из любви к нему - чтоб он развлекся и отдохнул. "Ворон крикнул: "Nevermore". "Не за то хватаетесь", - повторяет Ал. Толстой. 2.05.1927 Сегодня получила письмо Пунина от 15.04.1927 из Токио - в 1 1/2 часа дня. Это уже шестое письмо Пунина со времени его отъезда (АА...

© 2000- NIV