Cлово "ЮМОРИСТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЮМОРИСТА, ЮМОРИСТОМ, ЮМОРИСТОВ

1. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Глава IV
Входимость: 2.
2. Анна Ахматова в записях Дувакина. М. Д. Вольпин
Входимость: 1.
3. Мандельштам Надежда - Ахматовой Анне, конец июля 1957
Входимость: 1.
4. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Кружки и стрелы
Входимость: 1.
5. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Примечания
Входимость: 1.
6. Фунт Игорь: К 125-летию со дня рождения А. Ахматовой
Входимость: 1.
7. Кормилов С.: "Мы забыли, что такие люди бывают" Ахматова и Солженицын
Входимость: 1.
8. Видре К.: Там, в Ташкенте...
Входимость: 1.
9. Барзас Валерий: Многоэтажная Ахматова
Входимость: 1.
10. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Глава XVI
Входимость: 1.
11. Баран Генрих: Пасха 1917 года: Ахматова и другие в русских газетах
Входимость: 1.
12. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 2
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Глава IV
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Часть текста: трюки, изобретаемые моим отцом... Ардов стал работать для печати с середины двадцатых годов. Начал он с театральных рецензий, потом принялся сочинять фельетоны и юмористические рассказы. Затем он стал соавтором Льва Никулина, писателя уже сложившегося, они вдвоем написали несколько комедий. Помню названия двух пьес - "Статья 114" и "Таракановщина". Запомнился мне и краткий диалог, который звучал за сценой в одной из пьес Ардова и Никулина: "- Извозчик! На улицу Проклятия убийцам Розы Люксембург и Карла Либкнехта! - А! На Проклятую?.. Полтинничек положим, барин". К тридцатым годам Ардов стал известным юмористом, регулярно выпускал сборники рассказов и фельетонов, дружил с Зощенко, с Ильфом и Петровым. Перед войной в Московском театре сатиры шла его пьеса "Мелкие козыри", и он стал вполне преуспевающим советским писателем. На Ордынке появилась мебель карельской березы и красного дерева, был даже небольшой кабинетный рояль. Я как-то спросил отца: - А ты был знаком с Горьким? - Нет, - отвечал Ардов, - я его боялся... - И в ответ на мое недоумение объяснил: - Когда Горький вернулся из Италии, Сталин сделал распоряжение, чтобы все его просьбы и пожелания исполнялись неукоснительно. Я полагаю, сам Горький не Вполне сознавал свое...
2. Анна Ахматова в записях Дувакина. М. Д. Вольпин
Входимость: 1. Размер: 97кб.
Часть текста: Вас подавлял немножко? В. Конечно, и в этом смысле она тоже принадлежала к людям, которые сразу, издали уже были видны как люди большие - не физически, конечно, хотя она была большая... Д. Большая, да. В. Но и крупный человек - сразу чувствовался во всем. Моя жена 1 , например, просто тяготилась чуть-чуть ее величием. Она вообще человек очень скромный, моя жена, и когда Анна Андреевна к нам иногда приходила, то ей было неловко немножко, потому что это была из другого мира дама. Хотя она старалась быть очень простой и снисходила к нам, и ко мне, и даже однажды, придя сюда с Натальей Ильиной 2 (только не на эту квартиру, а на ту, где Вы были, на Бронной), развлекала нас, в сущности, странными, я бы сказал, совершенно неподходящими к ней анекдотами, несколько игривыми ( усмехаясь ), чем очень удивила Ирину Глебовну. Но это явно было ей не свойственно, и не могу понять, почему ей тогда... Это произвело очень сильное впечатление на жену, она совершенно не ожидала такого. Ей хотелось, наверно, сломать барьер, который она чувствовала. Вообще же я с ней познакомился, по-видимому, вскоре после своего возвращения с Севера 3 на квартире Ардова, куда я приезжал из Волочка или из Калинина, затрудняюсь сказать. Сначала я жил в Калинине, потом нас из Калинина попросили, и мы уехали в Волочек с Эрдманом 4 . Д. В той самой квартире, где мы его записывали, да? В. Да-да. В этой же квартире. <...> Возможно, это было и попозже, потому что когда я вернулся, он еще жил в доме против Третьяковской галереи. Значит, возможно, что уже мог быть и 38-й год 5 , я не помню, когда он переехал. Они поменялись, там больше комната оказалась. И вот он меня познакомил. Я приезжал на сутки в Москву. Больше я не имел права тут жить, и заходил часто...
3. Мандельштам Надежда - Ахматовой Анне, конец июля 1957
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Часть текста: этим разговором я осталась недовольна и тихо шипела на А. Ал. Однако на следующий день меня вызвал некий Воронков 31 , расспросил и заявил, что у меня с Вами будет двухкомнатная квартира 32 . Я спросила, можно ли Вам сообщить об этом, т. е. наверняка ли будет, Он ответил, что утром был секретариат и Сурков провел этот вопрос. Я ему повторила, что условием является сохранение ленинградской квартиры. Он - Сурков - это взял на себя, как и мою прописку. Прошло несколько дней, и он, вместо того чтобы вызвать меня, позвонил Вам. Теперь мы договорились, что все переговоры будут вестись через меня. Именно тогда, в первую встречу, возник вопрос об Ардове 33 и о том, захотите ли Вы жить со мной. Поставил его не Воронков, а мелкий служащий. А Воронков только спросил, какие у нас отношения и не сочтете ли Вы такую квартиру коммунальной, на что я нагло объяснила, что мы обожаем друг друга. Следующий этап. - Я опять была у Суркова после "Знамени" в четверг 18 июля. Он просил меня сообщить Вам, что лучше жить на птичьем положении в Ленинграде, и предложил перевести квартиру на Ирино имя. Условились встретиться в понедельник. В понедельник же мне позвонил Воронков - и я к нему приехала. Что делать? Обе мы в списке, который нужно сдавать в Моссовет (вселение в августе), а неизвестно, что в Ленинграде. Вселять ли меня без вас и т. д. Отложили решение до приезда Суркова. К Суркову Воронков и еще какой-то спец по квартирам ворвались, как только вошла я. Я нарисовала им план Вашей квартиры и объяснила, что Ире будет ее трудно удержать, если не будет солидно все оформлено. Речь, разумеется, шла не об удобствах Иры, а о том, что...
4. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Кружки и стрелы
Входимость: 1. Размер: 34кб.
Часть текста: хотя налицо были общие принципы: нам одинаково казалось невозможным то, что слыло политической сервильностью в поведении и в текстах (а иначе как можно было бы, например, знакомиться с девушками или даже разговаривать друг с другом), нам всем нравились примерно одни и те же образцы высокой поэзии, будь то пренебрегаемые казенным толкованием метафизические стихи Державина, Боратынского или Тютчева, а то и даже неожиданные строки Пушкина, идущие вразрез с официальным оптимистическим идолом, установленным на площади Искусств и как бы приветствующим комсомол. Любить, читать, открывать для себя поэзию было необыкновенно увлекательным, трудным и захватывающим занятием: обнаруживались целые пласты, злонамеренно заваленные всяким мусором. Этот сор вместе с ветшающими запретами мы отбрасывали узконосыми, по тогдашней моде, туфлями, “ботами от Швейгольца”, чем придется и делились друг с другом ослепительными находками – подпольными, подземными или же прямо тут, перед глазами находящимися. Каррарским мрамором засверкал Мандельштам, запульсировала вулканическая Цветаева, антрацитно заблестел Ходасевич и даже несчастный Павел Васильев, “омуль с Иртыша”, вдруг ударил по нервам: Четверорогие, как вымя, по-псиному разинув рты, торчком, с глазами кровяными, в горячечном, горчичном дыме стояли поздние цветы. Ясно, какие критерии мы старались прикладывать и к своим стихам, и к поэзии друг друга, и к литературной продукции современников. И, странное дело, что-то из написанного выдерживало и хотя строчкой или двумя, хотя бы метафорой или рифмой, но все же звучало в согласии с высокими камертонами. Манеры письма тоже – при известной похожести – были все-таки узнаваемы и различны, и нас, отличая каждого, воспринимали со стороны единой группой. – Пора бы нам выдвинуть общий манифест, – предложил я однажды. – За коллективку больше дают! – отверг мою...
5. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Примечания
Входимость: 1. Размер: 39кб.
Часть текста: патриотической какофонией увертюры двенадцатого года, и особенный запах стоял в огромном вокзале, где царили Чайковский и Рубинштейн. Сыроватый воздух заплесневевших парков, запах гниющих парников и оранжерейных роз и навстречу ему – тяжелые испарения буфета, едкая сигара, вокзальная гарь и косметика многотысячной толпы» (Мандельштам О. Четвертая проза. М., 1991. С. 45). [3] Среди состоятельных дачников херсонесская часть севастопольской дальней окраины стала особенно популярной, после того как был достроен Владимирский собор, заложенный здесь еще в начале шестидесятых на месте крещения и бракосочетания князя Владимира. [4] Так как Сиденсер приветствовал Верещагина, приветствовали лишь императорское семейство, когда Николай Второй, с чадами и домочадцами, прибывал в Севастополь, чтобы морем добираться до южнокрымской своей резиденции. [5] Дредноут – в данном контексте: броненосец. – А. М. [6] Ранней весной 1907 г., отослав Анне свою фотографию, а также бодлеровские «Цветы зла», Н. С. сделал на книге такую надпись: «Лебедю из лебедей – путь к ее озеру». [7] Александра Экстер, художница. Одна из «амазонок авангарда» начала века. [8] Наничка – Мария Александровна Змунчилло, кузина Ахматовой. [9] «Будь доброй, будь нежной» (франц.). [10] «Побрякушки должны быть дикарскими» (франц.). [11] Хотя во время свадебного путешествия молодые всюду появлялись вместе, несколько свободных вечеров у новобрачной А. А. Гумилевой все-таки было. Известно, например, что Гумилев на встречи с французским интеллектуалом Шюзевилем жену не брал, так как Шюзевиль и служил и жил в...

© 2000- NIV