Cлово "ЮРА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЮР, ЮРУ, ЮРЕ, ЮРОЙ

1. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Молодой Найман
Входимость: 3. Размер: 10кб.
2. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Друзья-соперники
Входимость: 3. Размер: 24кб.
3. Анна Ахматова в записях Дувакина. М. Д. Вольпин
Входимость: 2. Размер: 97кб.
4. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Глава XII
Входимость: 2. Размер: 12кб.
5. Мешков В. А.: Серебряного века дети…. (Аренс Л. Е.,Чурилин Т. В., Ахматова А. А.)
Входимость: 2. Размер: 50кб.
6. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Глава XXVI
Входимость: 2. Размер: 17кб.
7. Черных В. Я.: О родственных связях семей Змунчилла и Горенко
Входимость: 2. Размер: 25кб.
8. Мяздрикова Т. В.: Анна Ахматова. Семья. Родина
Входимость: 1. Размер: 20кб.
9. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1964
Входимость: 1. Размер: 141кб.
10. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 3.
Входимость: 1. Размер: 54кб.
11. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 4. "Поэма без героя". Глава 2
Входимость: 1. Размер: 154кб.
12. Ильина Наталия: Анна Ахматова в последние годы ее жизни
Входимость: 1. Размер: 94кб.
13. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1911
Входимость: 1. Размер: 34кб.
14. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1944
Входимость: 1. Размер: 51кб.
15. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1952
Входимость: 1. Размер: 25кб.
16. Зернова Р.: Иная реальность
Входимость: 1. Размер: 59кб.
17. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия первая (1908–1910)
Входимость: 1. Размер: 93кб.
18. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 100кб.
19. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия шестая (октябрь 1917 – сентябрь 1921)
Входимость: 1. Размер: 127кб.
20. Рейн Евгений - Анне Ахматовой (Хроника. 1966")
Входимость: 1. Размер: 7кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Молодой Найман
Входимость: 3. Размер: 10кб.
Часть текста: и Бродского, сразу связывая проповедь, роман, большую элегию и заодно - эту колыбельную, а также времена, пространства и наши увлечения воедино. Надо ли говорить, что Анатолий Генрихович все связи мгновенно уловил, тем более что они были намечены в его "Колыбельной", и он поблагодарил меня учтиво и просто. А потом голос его как-то по-давнишнему дрогнул, и он спросил: - Хочешь, почитаю совсем новое? Он стал читать стихотворение "Караванная, 22" - это был адрес его детства: в двух шагах от Невского, у манежа, кинотеатра и цирка. В нем повторялся образ, просто просящийся в заглавие книги - львы и гимнасты, входящие в цирковой подъезд. Яркие и упругие, золотые и клетчатые, как метафоры Юрия Олеши. Он кончил читать, возникла секундная пауза, он ждал моей реакции. - Ну что ж. Я бы сказал "гениально", если бы ты уже не слышал этого раньше,- обронил я заветное слово, тут же его как бы и отозвав. Мы рассмеялись, оба по-своему счастливые. Кто это был на линии - "поздний Найман"? Нет, прежний, тот же. Пусть "седьмой десяток", пусть внучка, и он, стало быть, дедушка, но в наших отношениях не было бурных конфликтов и переломов, как с Рейном, во многом благодаря уму и такту Наймана, умевшего вовремя переключиться на "более неотложные...
2. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Друзья-соперники
Входимость: 3. Размер: 24кб.
Часть текста: шхуну “Гранма”, на который бородатый Команданте прибыл на Кубу наводить свой порядок, ну и, конечно, себя самого. Меня смущал пропагандистский характер стихов, но Жозеф убеждал, что “барбудос” – это ничего, даже забавно и вполне приемлемо для двух джентльменов, находящихся в поисках дополнительных заработков. Готовясь к экспедиции, он сам стал запускать бороду, рыжина которой оказалась заметней, чем в волосах на голове. Эдаким барбароссой он укатил в Якутию, а я стал за двоих переводить романтическую чепуху нашего кубинца. Оттуда (из Якутии, конечно, а не с Кубы) стали приходить письма. Листки были исписаны самым немыслимым почерком: палки и крючки, палки и крючки, которые лишь изредка, да и то случайно, складывались в слова. Смысл их состоял в том, что я могу поступать с нашими переводами, как хочу, а он, Иосиф, посылает этого Команданте подальше. В досаде на него за потраченные попусту усилия и время я весь ворох бумаг, включая письма, вышвырнул на помойку под аркой во дворе дома № 16 по Тверской улице. По его возвращении (“Забудем, Деметр, этого проклятого...
3. Анна Ахматова в записях Дувакина. М. Д. Вольпин
Входимость: 2. Размер: 97кб.
Часть текста: Вольпин Беседу ведет В. Д. Дувакин     В. ... Об Ахматовой?.. Что могу... Прежде всего, хочу сказать что: я не умею (вот как мемуаристы это делают) рассказывать вообще, во всем величии образа... - это само собой разумеется. Я ее считаю очень крупным, очень большим человеком и с полным уважением к ней отношусь. А рассказывать я буду, может быть, многие... Д. ... мелочи. В. Мелочи и забавные, и вроде как будто снижающие этот высокий образ, но уж это идет и от моей юмористической натуры. Д. Чувствовалось ли в личном общении, что это человек крупный? В. Обязательно! И очень. Я бы сказал - даже несколько подавляюще для обыкновенных смертных. Д. Маяковский ведь тоже Вас подавлял немножко? В. Конечно, и в этом смысле она тоже принадлежала к людям, которые сразу, издали уже были видны как люди большие - не физически, конечно, хотя она была большая... Д. Большая, да. В. Но и крупный человек - сразу чувствовался во всем. Моя жена 1 , например, просто тяготилась чуть-чуть ее величием. Она вообще человек очень скромный, моя жена, и когда Анна Андреевна к нам иногда приходила, то ей было неловко немножко, потому что это была из другого мира дама. Хотя она старалась быть очень простой и снисходила к нам, и ко мне, и даже однажды, придя сюда с Натальей Ильиной 2 (только не на эту квартиру, а на ту, где Вы были, на Бронной), развлекала нас, в сущности,...
4. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Глава XII
Входимость: 2. Размер: 12кб.
Часть текста: - Ну вот, - отзывается Вольпин, - даже и рифмовать не надо, чтобы купить такую бутылку... Сидящий рядом с Вольпиным Николай Робертович Эрдман, как всегда, молчалив. М. Д. Вольпин, близкий друг моих родителей, именно в его честь меня и назвали Михаилом, был одним из умнейших, остроумнейших и достойнейших людей, которых я знал на протяжении всей жизни. Помню, на Ордынке был один из бесконечных разговоров о Сталине, и Вольпин поделился с нами таким воспоминанием. Их везли в телячьем вагоне, человек тридцать столичных интеллигентов и восемь уголовников. У "политических" была с собой теплая одежда, еда на дорогу и все прочее, а у тех, разумеется, ничего. Урки сразу же выдвинули ультиматум - платить определенную дань. Интеллигенты взялись обсуждать это требование, и Вольпин дал совет: пойти на все их условия. Но большинство решило так: нас много, их мало, - а потому ультиматум был отвергнут. В первую же ночь урки набросились на интеллигентов с железными прутьями, жестоко их избили и отобрали вообще все вещи. После этого "политические" принялись рассуждать, отчего они не смогли дать грабителям отпор, несмотря на внушительное численное преимущество. Вольпин говорил: - Я им тогда пытался объяснить. Наши возможности заведомо не равны. Я ради того, чтобы сохранить свой чемодан, урку не убью, не смогу убить. А он ради моего чемодана меня убьет, он с тем и идет. А потому исход всегда предрешен, всегда в его пользу. Вот точно таким же был и Сталин. Все. его соперники - теоретики, демагоги - не были готовы к тому, чтобы ради власти Сталина убить. А он знал, на что идет, был совершенно к этому готов. И он их всех до одного убил. Все лагерные рассказы были у Вольпина замечательные. Например, такой. После освобождения он уезжал на поезде из Архангельска в Москву. Соседом по купе в вагоне у него оказался удаляющийся на "заслуженный покой" комендант архангельского управления НКВД, то есть человек, который в течение многих лет приводил в...
5. Мешков В. А.: Серебряного века дети…. (Аренс Л. Е.,Чурилин Т. В., Ахматова А. А.)
Входимость: 2. Размер: 50кб.
Часть текста: веке русской поэзии, то вспоминают Николая Гумилева, Анну Ахматову, других известных поэтов начала XX века. Одним из признанных поэтических центров того времени было Царское Село. Казалось, ему на века предстояло сохранять поэтические традиции, доставшиеся от лицеиста Пушкина и его товарищей. Эти традиции сохранялись и в Царскосельской Николаевской гимназии, где директором в начале века был выдающийся поэт Иннокентий Анненский, а его ученики составили целую плеяду литераторов – поэтов, писателей, критиков. Многие из тех, кто не стал профессионалом в литературе и нашел свой путь в науке, культуре, общественной деятельности, сегодня тоже после долгого забвения вспоминаются как поколение Серебряного века русской поэзии. Лев Евгеньевич Аренс – один из них. Он родился 15 августа 1890 года. Его отец – Евгений Иванович Аренс (1856-1931), русский военно-морской деятель, историк. С 1903 года – начальник Петергофской пристани и Царскосельского Адмиралтейства (с 1909 г. генерал-лейтенант флота). В здании этого Адмиралтейства, где была также должностная квартира Е. И. Аренса, прошли детские и юношеские годы Левы. Здание, построенное в 1773-1778 годах в голландском стиле, с готическими стенами и башнями из красного кирпича с белыми зубцами, относится к достопримечательностям Царского Села, а комплекс зданий Адмиралтейства и поныне располагается на берегу Большого озера (пруд Екатерининского парка). На первом этаже главного шлюпочного корпуса хранилась «Царскосельская флотилия»,...

© 2000- NIV