Cлово "ДЕСЯТЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДЕСЯТЫХ, ДЕСЯТЫЕ, ДЕСЯТОГО, ДЕСЯТОМ, ДЕСЯТОЙ

1. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Презревшие безвестность
Входимость: 9.
2. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 4. "Поэма без героя". Глава 2
Входимость: 6.
3. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава первая. Истоки
Входимость: 6.
4. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Пепел и алмазы
Входимость: 5.
5. Тименчик Р. Д.: Послесловие к книге "Анна Ахматова. Десятые годы"
Входимость: 5.
6. Молок Юрий: Камея на обложке
Входимость: 5.
7. Молок Юрий: Вокруг ранних портретов
Входимость: 5.
8. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". "Коломбина десятых годов... "
Входимость: 4.
9. Полтавцева Н. Г.: Анна Ахматова и культура "Серебряного Века"
Входимость: 4.
10. Носик Борис: Анна и Амедео. Анна без Амедео
Входимость: 4.
11. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 3.
Входимость: 4.
12. Озеров Лев: Неукротимая совесть
Входимость: 4.
13. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Закнижье
Входимость: 3.
14. Недоброво Н. В.: Анна Ахматова
Входимость: 3.
15. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Петербургская кукла
Входимость: 3.
16. Жирмунский В.М.: Творчество Анны Ахматовой. Раздел 12
Входимость: 3.
17. Бражнин Илья: Обаяние таланта
Входимость: 3.
18. Тименчик Роман: "Остров искусства". Биографическая новелла в документах
Входимость: 3.
19. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Родословная Эразма Стогова
Входимость: 3.
20. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Героиня "Поэмы без героя
Входимость: 3.
21. Крайнева Н. И., Тамонцева Ю. В., Филатова О. Д.: К истории издания "Поэмы без Героя": Поэма в Собрании сочинений А. Ахматовой
Входимость: 3.
22. Орлова Екатерина: "Две любви" Н. В. Н.
Входимость: 3.
23. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Три встречи с Анной Ахматовой
Входимость: 3.
24. Куняев Сергей: Городу и миру
Входимость: 3.
25. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Примечания
Входимость: 3.
26. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Минута торжества
Входимость: 3.
27. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава пятая
Входимость: 3.
28. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Облик поэта
Входимость: 2.
29. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Тайны красоты
Входимость: 2.
30. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 5.
Входимость: 2.
31. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 2.
32. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 5
Входимость: 2.
33. Обухова Ольга: Заметки о поэтике Анны Ахматовой
Входимость: 2.
34. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Нина Попова. Несколько слов об авторе этой книги
Входимость: 2.
35. Черных В. А.: Родословная Анны Андреевны Ахматовой
Входимость: 2.
36. Мартьянова С. А.: "Поэма без героя" А. А. Ахматовой в контексте русской философской культуры XX века
Входимость: 2.
37. Жирмунская Т. В.: "Во мне печаль, которой царь Давид По-царски одарил тысячелетья... "
Входимость: 2.
38. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. "Из-под каких развалин говорю... "
Входимость: 2.
39. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава третья. Автобиографическая проза Анны Ахматовой
Входимость: 2.
40. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 2.
41. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Серебряный век
Входимость: 2.
42. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. "Если любишь - гори!"
Входимость: 2.
43. Крайнева Наталия: К реконструкции текста ранних редакций "Поэмы без героя" Анны Ахматовой
Входимость: 2.
44. Адмони В. Г.: Лаконичность лирики Ахматовой
Входимость: 2.
45. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 2.
Входимость: 2.
46. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия четвертая (1913)
Входимость: 2.
47. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов..."
Входимость: 2.
48. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Вестник
Входимость: 2.
49. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 5
Входимость: 2.
50. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Ольга Глебова-Судейкина и русские поэты
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Презревшие безвестность
Входимость: 9. Размер: 128кб.
Часть текста: дни Анны Ахматовой Презревшие безвестность Презревшие безвестность 1 "Судьба Ахматовой - нечто большее, чем ее собственная личность", - сказала Лидия Чуковская в своих "Записках об Анне Ахматовой". Причем "Записки" останутся воистину уникальным документом не только в биографии Ахматовой, но и в характеристике всего того трагического времени, которое вошло в литературу под названием ежовщины, бериевщины, а после окончательного разоблачения культа личности Сталина - и сталинщины. И этим последним конечно же наиболее точно назван главный виновник всех тех беззаконий и жестокостей, которые творились в стране не одно десятилетие. Чтобы сразу же определить то основное, что являлось сосредоточием и жизненных и творческих помыслов Ахматовой, чтобы почувствовать ее неукротимую энергию, ее непреклонность и твердость в отношениях с власть придержащими, надо сказать вслед за Л. Чуковской, что Анна Андреевна жила как бы "завороженная застенком, требующая от себя и от других неотступной памяти о нем, презирающая всех тех, кто вел себя так, будто его и нету"56. И чтобы в дальнейшем оставаться, как говорят, на почве фактов, следует добавить, что самые первые записи, сделанные Л. К. Чуковской и раскрывающие суть ее встреч и бесед с Анной Андреевной, помечены ноябрем 1938 года, то есть именно тогда, когда Лев Гумилев находился во внутренней тюрьме на Шпалерной. Да, в той самой тюрьме НКВД на Шпалерной, откуда пришла последняя открытка от его отца - Н. С. Гумилева, помеченная 9 августа 1921 года, то есть приблизительно за две недели до расстрела. Вот так сразу же выявляются фантастически-странные переплетения судеб людей - самых близких, а точнее - кровно близких Анне Андреевне. Причем здесь нельзя не вспомнить ее горько-ироническое, а может быть, и трагическое восклицание -...
2. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 4. "Поэма без героя". Глава 2
Входимость: 6. Размер: 154кб.
Часть текста: все время не идут из головы две строчки: Только зеркало зеркалу снится, Тишина тишину сторожит. Помню ее ответ: "Это, может быть, самое важное". Тогда я, по правде сказать, не очень понял - почему. И долго не мог понять, пока однажды не начал перечитывание поэмы не с первой страницы, как всегда, а именно с этих строк, с этого места второй ее части, "Решки". Когда я потом возвратился к началу, мне показалось, что я наткнулся на какой-то действительно самый важный подспудный пласт поэмы, и многое в ней стало мне с тех пор и яснее, и ближе. А что, если и сейчас попробовать вдуматься, вслушаться, вжиться в эту тишину, чтобы потом, может быть, отчетливее представить себе, что же ее нарушило, что в нее ворвалось или, вернее, что ею самой оказалось вызванным на свет божий и облеклось в фантасмагорию начала поэмы. Позволим себе и мы, вслед за Ахматовой, своего рода "запрещенный прием", чтобы проникнуть в поэму изнутри так называемых "привходящих обстоятельств". Вспомним ту высокую, холодную, почти ничем не обставленную комнату во внутреннем флигеле Фонтанного дома, "через площадку" от дворцового зеркального зала, тоже всегда пустого и как будто навеки выстуженного. Как редко и как ненадолго нарушалось царившее здесь одиночество, как плотно оно, должно быть, окутывало в бессонные ночи поэта, уже долгие годы жившего вне общения со своим читателем. Правда, в том же 1940 году, в конце которого началась жизнь Поэмы, из этой плотной и неизбывной тишины вырвался и прозвучал неповторимый голос, многими уже забытый: вышел в свет сборник стихов "Из шести книг". Но одна из надписей на этой единственной почти за двадцать лет книге недаром так настойчиво говорила о Лете: "Почти от залетейской тени...", "И над задумчивою Летой // Тростник оживший зазвучал". А незадолго до того тем же поэтом был создан...
3. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава первая. Истоки
Входимость: 6. Размер: 104кб.
Часть текста: шумные гулянья, русалки и водяные выходят на сушу, девушки плетут венки и пускают их по реке в поисках суженого. В поздних биографических заметках Ахматова писала, включая пору своего рождения в исторический контекст: «Я родилась в один год с Чарли Чаплином, „Крейцеровой сонатой“ Толстого, Эйфелевой башней и, кажется, Элиотом. В это лето Париж праздновал столетие падения Бастилии – 1889. В ночь моего рождения справлялась и справляется древняя Иванова ночь – 23 июня (Midsummer Night)… Родилась я на даче Саракини (Большой Фонтан, 11–ая станция паровичка) около Одессы. Дачка эта (вернее, избушка) стояла в глубине очень узкого и идущего вниз участка земли – рядом с почтой. Морской берег там крутой, и рельсы паровичка шли по самому краю. Когда мне было 15 лет и мы жили на даче в Лустдорфе, проезжая как—то мимо этого места, мама предложила мне сойти и посмотреть на дачу Саракини, которую я прежде не видела. У входа в избушку я сказала: «Здесь когда—нибудь будет мемориальная доска». Я не была тщеславна. Это была просто глупая шутка. Мама огорчилась. «Боже, как я плохо тебя воспитала», – сказала она» (Анна Ахматова. Десятые годы / Сост. и прим. Р. Д. Тименчика, К. М. Поливанова; послесл. Р. Д. Тименчика. М., 1989. С. 7). [1] Прапрадед Ахматовой по материнской линии Дмитрий Дементьевич Стогов, мелкопоместный дворянин, слыл не только в сельце Золотилове Можайского уезда, но и во всей округе чародеем и ведуном, о чем сохранились семейные предания. Дед Ахматовой Эразм Иванович Стогов в «Записках», печатавшихся в «Русской старине» (Стогов Э. И. Записки // Русская старина. 1903. № 1–8), рассказывает, со слов отца, как «чудил»...
4. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Пепел и алмазы
Входимость: 5. Размер: 80кб.
Часть текста: выверено (пушкинская родословная устанавливается сразу). Вместе с тем в поэме сложный вихревой водоворот течений, видимых и подводных. Пересекаются многие орбиты бытия и сознания. Внутренний монолог внедряется в рассказ. Повествование растворяется в лирических волнах. Непрерывные переходы во времени: от сиюминутного к вчерашнему, к давнопрошедшему - и обратно. Как в прошедшем грядущее зреет, Так в грядущем прошлое тлеет... В "Тайной вечере" Леонардо да Винчи один знаток насчитал четырнадцать горизонтов. В поэме Ахматовой их, быть может, не меньше. Страницы дневника - и летопись века. Взгляд сверху, с самой высокой точки, - и зорко подмеченные детали. Тончайшие душевные движения - и схваченная орлиным взором эпоха. Канун первой мировой войны - и дни Отечественной, пережитой нами. Скрещиваются все стихии: огонь трагедийной патетики и освежающая влага лирики; земля реальнейших подробностей и воздух далей времени. Попробуем оглядеть поэму хотя бы так, как осматривают "Заложников города Кале" Огюста Родена: обходя изваяние со всех сторон. 2 Я уже писал о давнем сродстве ахматовской лирики с драматургией. Не покажется поэтому удивительным, что в центре первой части поэмы ("Девятьсот тринадцатый год. Петербургская повесть")-драматическая история, можно сказать, классической театральной расстановки: Пьеро - Коломбина - Арлекин61. Новогодний бал-маскарад. Героиня - актриса и танцовщица, покоряющая сердца "ослепительной ножкой своей". Влюбленный в нее драгунский корнет, пишущий стихи. Торжествующий соперник посылает ей на балу розу в бокале. Как рассказчика мы знаем Ахматову со времен поэмы "У самого моря". То был рассказ-монолог, непосредственно примыкавший к лирическим циклам. В "Петербургской повести" - "объективный" рассказ. И так ...
5. Тименчик Р. Д.: Послесловие к книге "Анна Ахматова. Десятые годы"
Входимость: 5. Размер: 34кб.
Часть текста: С. 263-278. Послесловие к книге "Анна Ахматова. Десятые годы" В конце 1916 года, в те дни, когда, по воспоминаниям очевидцев эпохи, русскому обществу было как-то совсем не до стихов, Осип Мандельштам написал в одной из своих рецензий, оставшейся неопубликованной в пору ее написания: "Голос отречения крепнет все более и более в стихах Ахматовой, и в настоящее время ее поэзия близится к тому, чтобы стать одним из символов величия России". Может быть, если бы рецензия тогда увидела свет, автора укоряли бы за то, что из дружеских побуждений он слишком восторженно аттестовал свою соратницу по группе акмеистов. Сегодня слова Мандельштама почти неотличимы на фоне всеобщего читательского признания и поклонения. И сегодня нас скорее удивляет другое - как быстро прошла Ахматова путь от двух-трех эффектных стихотворений, которые вызвали сенсацию в узком кругу столичных литераторов в 1911-1912 годах, до той лирики, которую кроме как к национальной классике никуда не отнесешь. Попытаемся пройти по этому пути - отчасти хронологически, отчасти следуя за логикой взаимоотношений поэта со своими читателями. Одним из наиболее бросавшихся в глаза читателям 1910-х годов признаков ахматовской поэзии была "мозаичность" - разорваны смысловые связи между отдельными стихотворениями в сборнике, "сюжетно" разрознены строфы в стихотворении, а...

© 2000- NIV