• Наши партнеры
    Ищете работу? Хорошая работа в Екатеринбурге на нашем сайте
  • Cлово "АННЕНСКИЙ, АННЕНСКАЯ, АННЕНСКИЕ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: АННЕНСКИМ, АННЕНСКОМУ, АННЕНСКОГО, АННЕНСКОМ

    1. Мешков В. А.: Иннокентий Анненский и Анна Ахматова
    Входимость: 106.
    2. Анненский И. Ф. в свидетельствах и исследованиях об А. А. Ахматовой
    Входимость: 101.
    3. Кралин Михаил: Победившее смерть слово. "А тот, кого учителем считаю…" (лекция об Анненском)
    Входимость: 83.
    4. Аникин А. Е.: Чудо смерти и чудо музыки
    Входимость: 64.
    5. Аникин А. Е.: Ахматова и Анненский. О "петербургском" аспекте темы
    Входимость: 53.
    6. Арьев А. Ю.: Великолепный мрак чужого сада
    Входимость: 48.
    7. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 9.
    Входимость: 46.
    8. Ерохина И. В.: "Игра" и "мука" в книге Анны Ахматовой "Вечер"
    Входимость: 38.
    9. Тименчик Р. Д.: Устрицы Ахматовой и Анненского
    Входимость: 32.
    10. Салма Наталья: Анна Ахматова и Иннокентий Анненский
    Входимость: 32.
    11. Аникин А. Е.: О литературных истоках "детских" мотивов в поэзии Анны Ахматовой
    Входимость: 25.
    12. Асоян А. А.: К семиотике орфического мифа в русской поэзии (И. Анненский, О. Мандельштам, А. Ахматова)
    Входимость: 25.
    13. Кривулин В. Б.: Воспоминания об Анне Ахматовой. Примечания. Страница 2
    Входимость: 20.
    14. Мусатов В. В.: К проблеме анализа лирической системы Анны Ахматовой
    Входимость: 18.
    15. Гончарова Н.: О так называемых "Дневниковых записях" Анны Ахматовой
    Входимость: 18.
    16. Анна Ахматова в записях Дувакина. В. Е Ардов
    Входимость: 17.
    17. Магомедова Д. М.: Анненский и Ахматова (к проблеме "романизации" лирики)
    Входимость: 16.
    18. Жирмунский В.М.: Творчество Анны Ахматовой. Раздел 5
    Входимость: 15.
    19. Мусатов В.: "Я еще пожелезней тех"
    Входимость: 15.
    20. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава вторая
    Входимость: 14.
    21. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 1.
    Входимость: 14.
    22. Чeрных В. А.: Блоковская легенда в творчестве Анны Ахматовой
    Входимость: 13.
    23. Струве Никита: Восемь часов с Анной Ахматовой
    Входимость: 11.
    24. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 7.
    Входимость: 11.
    25. Кихней Л.Г.: Поэзия Анны Ахматовой. Тайны ремесла. Глава 1. Картина мира и образ переживания "Вечер", "Четки"
    Входимость: 11.
    26. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 9.
    Входимость: 11.
    27. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 5.
    Входимость: 10.
    28. Гончарова Н. Г.: А. Ахматова и Г. X. Андерсен
    Входимость: 10.
    29. Хазан В. И.: "... Одна великолепная цитата" (О некоторых параллелях в творчестве О. Мандельштама и А. Ахматовой)
    Входимость: 10.
    30. Осетров Е.: Грядущее, созревшее в прошедшем
    Входимость: 10.
    31. Серова М. В.: "Отравленное вино", или "тайна Федры" в поэтическом мире Анны Ахматовой
    Входимость: 9.
    32. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 2. Акмеимз. Война и революция (1912-1917)
    Входимость: 9.
    33. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 2. Волшебный воздух
    Входимость: 8.
    34. Герштейн Э. Г.: Секреты Ахматовой
    Входимость: 8.
    35. Тименчик Роман: "Остров искусства". Биографическая новелла в документах
    Входимость: 8.
    36. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 6.
    Входимость: 8.
    37. Лекманов О. А.: Концепция "Серебряного века" и акмеизма в записных книжках А. Ахматовой
    Входимость: 8.
    38. Малюкова Людмила : "Тешил - ужас. Грела - вьюга…"
    Входимость: 7.
    39. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава IV. Россия, Царское Село, 1905 г.
    Входимость: 7.
    40. Рубинчик Ольга: "Пленительный город загадок" и "Волшебный Витебск": Анна Ахматова и Марк Шагал
    Входимость: 7.
    41. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава четвертая. Гумилёв
    Входимость: 7.
    42. Кралин Михаил: "Двух голосов перекличка"
    Входимость: 7.
    43. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Минута торжества
    Входимость: 7.
    44. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. Указатель имен
    Входимость: 7.
    45. Эйхенбаум Б. М.: Анна Ахматова. Опыт анализа
    Входимость: 6.
    46. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Презревшие безвестность
    Входимость: 6.
    47. Лямкина Е. И.: Вдохновение, мастерство, труд
    Входимость: 6.
    48. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1889 - 1905
    Входимость: 6.
    49. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 8
    Входимость: 6.
    50. Тименчик Роман: Рождение стиха из духа прозы: "Комаровские кроки" Анны Ахматовой
    Входимость: 6.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Мешков В. А.: Иннокентий Анненский и Анна Ахматова
    Входимость: 106. Размер: 34кб.
    Часть текста: университет, семейные тяготы и 30-летняя карьера педагога и чиновника Министерства просвещения, – прервался 30 ноября на ступенях Царскосельского вокзала в Петербурге от паралича сердца. Анненский так и не стал профессиональным литератором, лишь незадолго до смерти он подал в отставку и ожидал оформления пенсии. 10 лет, с 1896 по 1906 год он был директором Царскосельской Николаевской мужской гимназии, и именно в эти годы заслужил уважение и признательность своих учеников и жителей городка. С педагогической деятельностью во многом была связана и деятельность И. Анненского как ученого и литератора – филолога, переводчика, драматурга, публициста. Только в последние месяцы своей жизни он решается на активное участие в литературно-художественном журнале «Аполлон», сближается с группой литераторов-модернистов. К этому времени на его счету был единственный прижизненный сборник стихов и переводов – «Тихие песни» (1904), изданный под псевдонимом Ник. Т-о. Понятно, что в силу этих обстоятельств Анненский не был популярен у любителей поэзии, не говоря уже о просто публике, и не был авторитетом в кругах современников – известных поэтов и литераторов. Например, Алексей Толстой в своих воспоминаниях оставил о нем такой иронический отзыв: «…Иннокентий Анненский, высокий, в красном жилете, прямой старик с головой Дон Кихота с трудными и необыкновенными стихами и всевозможными чудачествами» [2, с.11]. Несправедливость к Анненскому современников много позже отмечалась редактором и издателем С. Маковским: «Когда появилась в «Аполлоне» статья Анненского о нескольких избранных им русских поэтах, под заглавием «Они», не только набросились на него газетные борзописцы, упрекая меня, как редактора, за то, что я...
    2. Анненский И. Ф. в свидетельствах и исследованиях об А. А. Ахматовой
    Входимость: 101. Размер: 55кб.
    Часть текста: в лицо, часто встречала на улице. И он её, оказывается, тоже заметил - узнав, что один его дальний родственник* женится на её старшей сестре, он сказал: "Я предпочёл бы младшую". Такие её живые и непосредственные рассказы-воспоминания о людях, которые были для меня самой поэзией, особенно волновали меня. Примечание "Москва", 1974, 12, с. 156-157. Исайя Берлин , в мемуарах об А. Ахматовой: Пастернак открыто выражал патриотизм: для него, бесспорно, было важно ощущать связь со страной, свою историческую причастность. Он неоднократно повторял мне, как он рад, что может проводить лето в деревне писателей Переделкино, бывшем земельном владении известного славянофила Юрия Самарина. Традиции славянофилов исходили из легендарного "Садко", Строганова и Кочубеев, были затем продолжены Державиным, Жуковским, Тютчевым, Пушкиным, Баратынским, Лермонтовым, а позже - Аксаковым, Толстым, Фетом, Буниным, Анненским. Несколько странно читать об Анненском как о славянофиле. О Вячеславе Иванове она отзывалась, как о человеке выдающемся, с безупречным вкусом, тонкими суждениями и прекрасной силой воображения, но его поэзия казалась ей слишком холодной и безжизненной. Примерно того же мнения она была об Андрее Белом. Бальмонта она считала слишком помпезным и самоуверенным, но талантливым, Соллогуба - не всегда равнозначным, но часто интересным и оригинальным. Но выше их всех она ставила ...
    3. Кралин Михаил: Победившее смерть слово. "А тот, кого учителем считаю…" (лекция об Анненском)
    Входимость: 83. Размер: 30кб.
    Часть текста: показали корректуру "Кипарисового ларца" Иннокентия Анненского, я была поражена и читала её, забыв всё на свете"1. Более эмоционально Ахматова рассказывала об этом Л. К. Чуковской: "Я сразу перестала видеть и слышать, я не могла оторваться, я повторяла эти стихи днём и ночью…. Они открыли мне новую гармонию"2. Хотя тема "Ахматова и Анненский", казалось бы, лежит на поверхности, она всё еще не стала предметом всестороннего исследования3. Одной из причин этого, видимо, является скудость достоверных фактов биографического характера. Авторы публикации "Иннокентий Анненский в неизданных воспоминаниях" А. В. Лавров и Р. Д. Тименчик недаром пишут о "мифологических представлениях" поклонников обоих поэтов, мешающих видеть вещи в их истинном свете. "Как ни соблазнительно, в согласии с существующим мифом, видеть Ахматову, несомненную литературную ученицу Анненского, в обществе своего учителя, тем не менее, по признанию самой Ахматовой, они виделись только на улице"4. Необходимо добавить, что Ахматова сама была мифотворицей, и её слова, сказанные Маргарите Алигер о том, что она виделась с Анненским только на улице5, тоже могут относиться к мифотворчеству и нуждаются в фактической проверке. Тем не менее, стоит еще раз вернуться к истокам этой темы, высказав ряд соображений, носящих спорный характер и требующих дальнейших разысканий. В Царском Селе Анна Ахматова (тогда ещё Аня Горенко) жила до 16 лет, то есть до 1905 года. Единственный прижизненный сборник стихов Анненского "Тихие песни" вышел в 1904 году. Для жителей Царского, где круг интеллигенции был довольно узок, псевдоним Ник. Т-о (легко прочитывающийся как "Никто"), избранный директором Николаевской гимназии, был...
    4. Аникин А. Е.: Чудо смерти и чудо музыки
    Входимость: 64. Размер: 43кб.
    Часть текста: само по себе, а в качестве перехода к другой форме бытия [...] не где-то там, а здесь же, среди оставленных или даже в самом умирающем [...] иногда [...] она - желанный конец [...] Иногда [...] - разочарование, даже более - кризис, дьявольская насмешка над сердцем, которое ждет чуда". 4 Своеобразие ахматовского обращения к мотиву смерти как чуда может быть понято лишь при более полном рассмотрении того места, которое занимает указанный мотив в концептуальной системе Учителя Ахматовой. В "анненском" восприятии Достоевского исходным было представление о свойственном этому художнику стремлении показать в человеке "божественную силу духа", откуда вытекали идеи совести и "второстепенности вопроса о смерти" (КО: 28)5, а также идея "страха" или "ужаса" жизни, которая противопоставлялась Анненским "любимому мотиву" современной ему литературы - "страху смерти" (КО: 28-30). Описанное творцом "русского Еврипида" противопоставление "ужас смерти":"ужас жизни" (:"желание жить") являлось частью построенной им концепции русской и мировой литературы. Эта концепция, теснейшим образом связанная с лирикой, драматургией и переводами Анненского, стала результатом глубокого осмысления мировой поэтической традиции сквозь призму античной художественно-философской мысли - прежде всего, наследия Анаксагора, Еврипида, Софокла, Эсхила, Платона, Аристотеля (иногда следует считаться и с возможным проецированием на "срез" античности важных категорий русской литературы, ср. использование в некоторых "анненских" переводах...
    5. Аникин А. Е.: Ахматова и Анненский. О "петербургском" аспекте темы
    Входимость: 53. Размер: 23кб.
    Часть текста: в 1904 году, допустимо рассматривать как своего рода предначертание еще только открывавшейся главы русской литературы — «Анненский и последующая русская поэзия». Как мы попытаемся показать ниже, четверостишие дает еще одно подтверждение мысли, обозначенной в строках Ахматовой «Он был преддверьем, предзнаменованьем // Всего, что с нами позже совершилось» [5, C. 406]. Речь идет, в частности, о мировой славе Ахматовой, а также о судьбоносной роли в ее жизни и творчестве Петербурга-Ленинграда и петербургского текста [131, унаследовании ею — в значительной мере именно через Анненского — некоторых основополагающих традиций этого текста (сюда относится, помимо прочего, цитатность, ср. обширный «анненский» цитатный пласт Ахматовой [21 и связанные с ним ценности (воспоминание, память, совесть, слезы, дети [1] и др.). Образ заката в выписанном нами катрене (перекликающийся с «закатными думами» в стихотворении «На северном берегу») восходит к пушкинскому прототипу («... мой закат печальный» в «Элегии»). Этот образ выполняет авторское задание, сходное с тем, которое имел в виду Анненский, говоря о герое «Господина Прохарчина» Достоевского: «... можно ли было, казалось, лучше оттенить свою молодую славу, и надежды, и будущее, как не этой тусклой фигурой...» (14, с. 34]; к семантике «тусклости» у Анненского ср. еще, например: «О, тусклость мертвого заката» [«Тоска кануна»]). Заря характеризуется лишь косвенно, но ее описание соотносится с образами развернутой в трагедии Анненского «Меланиппа-философ» версии мифа об Эоле и эолидах. В уста отца Эола, уходящего...

    © 2000- NIV