Cлово "ЧЕХОВСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЧЕХОВСКОГО, ЧЕХОВСКОЙ, ЧЕХОВСКИЕ, ЧЕХОВСКАЯ

1. Лосиевский Игорь: Чехов и Ахматова: история одной "невстречи"
Входимость: 21.
2. Лосев Лев: Нелюбовь Ахматовой к Чехову
Входимость: 8.
3. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 2
Входимость: 7.
4. Эткинд Е.: "... Как Феникс из пепла" Поэзия Анны Ахматовой на Западе. Германия и Франция
Входимость: 5.
5. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы.
Входимость: 4.
6. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава четвертая
Входимость: 3.
7. Полтавцева Н. Г.: Анна Ахматова и культура "Серебряного Века"
Входимость: 2.
8. Герштейн Э. Г.: Реплики Ахматовой
Входимость: 2.
9. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 3
Входимость: 2.
10. Михалева Е.: Театр в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 2.
11. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова. Жизнь и текст
Входимость: 2.
12. Темненко Г. М.: Романтизм преодолённый, но непреодолимый (На материале творчества А. А. Ахматовой)
Входимость: 2.
13. Носик Борис: Анна и Амедео. Амедео без Анны
Входимость: 2.
14. Жирмунский В.М.: Творчество Анны Ахматовой. Раздел 7
Входимость: 1.
15. Муравьев В. С.: Воспоминания об Анне Ахматовой (Беседа с О. Е. Рубинчик 21 марта 2000 г.). Примечания
Входимость: 1.
16. Струве Никита: Восемь часов с Анной Ахматовой
Входимость: 1.
17. Зернова Р.: Тройное зеркало
Входимость: 1.
18. Позднякова Т. С.: "Виновных нет... "
Входимость: 1.
19. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1941
Входимость: 1.
20. Зноско-Боровский Е.: Творческий путь Анны Ахматовой
Входимость: 1.
21. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 4
Входимость: 1.
22. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия вторая (июнь 1910– июль 1911)
Входимость: 1.
23. Кралин Михаил: "Двух голосов перекличка"
Входимость: 1.
24. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Примечания
Входимость: 1.
25. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). I. Встречи с поэтом. 3. Фонтанный дом и улица Красной конницы
Входимость: 1.
26. Адамович Георгий: Анна Ахматова
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Лосиевский Игорь: Чехов и Ахматова: история одной "невстречи"
Входимость: 21. Размер: 24кб.
Часть текста: "Чехов и стихи несовместимы" (запись Н. Ильиной). "Чехов противопоказан поэзии (как, впрочем, и она ему). Я не верю людям, которые говорят, что любят и Чехова, и поэзию. В любой его вещи есть "колониальные товары", духота лавки, с поэзией несовместимая. Герои у него скучные, пошлые, провинциальные <...>. Скажут, такова была жизнь, но у Толстого почему-то та же жизнь - другая, и даже третья" (запись А. Наймана). В. Я. Виленкин замечает в своем дневнике после одной из бесед с Анной Андреевной: "Совсем не любит Чехова, и не только Чехонте, но и вообще Чехова, ни рассказов, ни пьес". О том же - многажды в "Записках об Анне Ахматовой" Л. К. Чуковской. Английский русист сэр Исайя Берлин вспоминает: "Ахматова говорила мне, что не может понять этого поклонения Чехову: его вселенная однообразно тускла, никогда не сияет солнце, не сверкают мечи, все покрыто ужасающей серой мглой - чеховский мир - это море слякоти с беспомощно увязшими в ней человеческими существами, это пародия на жизнь". Еще несколько высказываний Ахматовой (в записях Н. Роскиной и Н. Ильиной): "Рассказ неизвестного человека" - как это фальшиво, искусственно. Ведь Чехов совершенно не знает эсеров. Вы не представляете себе, какие это были оглашенные. Когда умер великий князь Владимир Александрович, они волосы на себе рвали, что это не они его убили, а он был никому не нужный старый развратник.<.„> Разве Чехов знает чиновничество? Высшая петербургская бюрократия - а он из них делает каких-то околоточных из Царево-Кокшайска!" "... А как он крестьян описывал... Возьмите крестьян у Толстого - вот тот их знал!" "О "Попрыгунье": "Уж очень это симметричный рассказ. В искусстве симметрия нехороша. Кроме архитектуры.<...> А здесь это уж очень элементарно". О "Невесте":...
2. Лосев Лев: Нелюбовь Ахматовой к Чехову
Входимость: 8. Размер: 24кб.
Часть текста: "Очень огорчало меня холодное отношение Анны Андреевны к творчеству Чехова, - пишет артист Дмитрий Журавлев. - Однажды, помню, я даже спросил у нее: "За что вы не любите Чехова?" - "Вы давно не Видели Бориса Пастернака?" - вместо ответа спросила она, не пожелав даже продолжить эту тему" (Воспоминания, 326). Особенно запоминается читателю запись из дневника Лидии Чуковской: "Бросив взгляд на мой тутой, расстегнувшийся от тяжести портфель, Анна Андреевна спросила, что у меня там за книги, что я сейчас читаю? Я сказала: "не читаю, а перечитываю". - Чехова? - насмешливо спросила она. Насмешка была неуместна, но и мой взрыв тоже. Заговорив некстати о Чехове, Анна Андреевна, наверное, просто хотела дать себе отдых, повернув тему и тональность. Съязвила она без злости. Но я уже давно бранила себя, что ни разу не сказала ей о Чехове то, что о нем думаю. И тут вдруг дала себе волю. Я сказала, что Чехова мне перечитывать незачем, Потому что Он и без того всегда со мною: "Помните? - спросила я, - вы однажды мне сказали, что не скучаете по морю, потому что оно всегда при вас, возле вас, с вами? Ну вот, мне не требуется перечитывать Чехова, потому что он всегда со мною. Рассказ Чехова "Моя жизнь" памятен мне, пожалуй, яснее, чем моя собственная; "Скрипка Ротшильда", "Рассказ неизвестного человека", "Три года",...
3. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 2
Входимость: 7. Размер: 53кб.
Часть текста: был такой, что после него - или после них - началось что-то другое. Началась поэзия, получившая сознательную установку на цитату. Главным образом чужой текст, поэтический, документальный, отсылка к мифу, но также и музыка, и живопись стали вводиться в поэзию нового времени на новых основаниях, демонстративно и обязательно. Знаки культуры размещались в стихах как ориентиры, очевидные и скрытые, - в последнем случае с заложенным в них требованием поисков ключа для дешифровки. Наши разговоры не раз касались Т. С. Элиота: в 60-е годы оживился интерес к нему, его словно бы догнало эхо нобелевского лауреатства. Пришло его время, короткое, сфокусированным пучком света высветившее фигуру, стали актуальны идеи, переиздавались статьи. Он родился на год раньше ее и умер на год раньше. Она заговорила о нем, довольно подробно, и именно о нем, а не "по поводу, за несколько дней до его смерти. (Так же беспричинно, вдруг, завела она речь о Неру накануне его смерти, о Корбюзье, за неделю до разрыва сердца у него.) Говорила с нежностью, как о младшем брате, всю жизнь ждавшем и под конец дождавшемся удачи. "Бедный, годами служил в банке, как тяжело ему было. Ну хоть в старости - признание, слава". Позднее показывала гостям трогательную пронзительную фотографию: он стоит, чуть пригнувшись, за креслом жены - в номере журнала "Europa Letteraria", объявлявшем о присуждении ей премии "Этна-Таормина". Я переводил тогда главу из "Бесплодной земли, потом главу из "Четырех Квартетов". В "Четырех Квартетах" она...
4. Эткинд Е.: "... Как Феникс из пепла" Поэзия Анны Ахматовой на Западе. Германия и Франция
Входимость: 5. Размер: 37кб.
Часть текста: университета, ей присудили итальянскую премию Этна Таормина... Ничего такого не испытали ее сверстники: ни первый ее муж Николай Гумилев (казненный за 45 лет до ее смерти), ни близкий ее друг Осип Мандельштам (умерший почти на 30 лет раньше ее), ни поклонявшаяся ее таланту Марина Цветаева (умерла раньше на 25 лет), ни Владимир Маяковский (покончивший с собой в 37 лет, почти за четыре десятилетия до смерти Ахматовой), ни далее Борис Пастернак (принужденный на пороге семидесятилетия отвергнуть Нобелевскую премию и доведенный безжалостной травлей до смерти за шесть лет до ахматовской кончины). Из поколения блестящих поэтов Серебряного века она осталась одна. Немало строк она посвятила ушедшим; "Надпись на книге" (1940), адресованную другу юности Михаилу Лозинскому, она начала словами "Почти от залетейской тени..." и кончила пожеланием, чтобы "... над задумчивою Летой / Тростник оживший зазвучал". Так она писала в начале второй мировой войны, а близко к ее концу, в марте 1944-го, создала первое стихотворение цикла "Венок мертвым", призванного стать реквиемом по друзьям: De profundis... Мое поколенье Мало меду вкусило. И вот Только ветер гудит в отдаленье, Только память о мертвых поет. Она их всех пережила и все чаще ощущала свое растущее одиночество: Непогребенных всех - я хоронила их, я всех оплакала, а кто меня оплачет? (1958?) С той прозорливостью, которая свойственна только истинным поэтам, она еще в молодости, едва потеряв Гумилева, произнесла: Все души милых на высоких звездах, Как хорошо, что некого терять И можно плакать. (1921) Жила долго. Была, казалось бы, увенчана признанием. Однако посмертная ее судьба на Западе - во Франции и Германии - несчастлива и сравнить ее с судьбою оплаканных ею сверстников нельзя. Осип Мандельштам всюду широко известен - прежде всего, благодаря опрокинувшим все стены непонимания и...
5. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы.
Входимость: 4. Размер: 50кб.
Часть текста: Ахматовская поэзия тридцатых годов изучена более чем подробно. Без тени претензий я сознаю, что предлагаемый опус нов, может быть, только расположением материала. Всех известных мне предшественников я старалась назвать2. Заранее прошу прощения у тех, кто пропущен, и с благодарностью принимаю любые поправки. Книга написана в неакадемическом ключе. * * * В судьбе Ахматовой 1925 год отмечен особо. В шестидесятые годы она вспоминала: "После моих вечеров в Москве (весна 1924) состоялось постановление о прекращении моей литературной деятельности. Меня перестали печатать в журналах и альманахах, приглашать на литературные вечера. (Я встретила на Невском М. Шагинян. Она сказала: "Вот вы какая важная особа. О вас было постановление ЦК: не арестовывать, но и не печатать"). (V, 207)3 "За этим сразу началось многолетнее пребывание "под крылом у гибели"", - писала Ахматова в другом автобиографическом фрагменте и продолжала: "Затем мое имя вычеркнуто из списка живых до 1939 года... Вокруг бушует первый слой революционной молодежи, с законной гордостьюожидающий великого поэта из своей среды. Гибнет Есенин, начинает гибнуть Маяковский, полузапрещен и обречен Мандельштам, пишет худшее из всего, что он сделал (поэмы), Пастернак..., уезжают Марина и Ходасевич. Так проходит десять лет. И принявшая опыт этих лет - страха, скуки, пустоты, смертного одиночества - в 1936 я снова начинаю писать, но почерк у меня уже изменился, но голос уже звучит по-другому. А жизнь приводит под уздцы такого Пегаса, который чем-то напоминает апокалипсического Бледного Коня... Возникает Реквием (1935-1940). Возврата к первой манере не может быть. Что лучше, что хуже...

© 2000- NIV