Cлово "ДОЛГИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДОЛГИЕ, ДОЛГУ, ДОЛГО, ДОЛГОЙ

1. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия шестая (октябрь 1917 – сентябрь 1921)
Входимость: 20.
2. Алигер М. И.: В последний раз
Входимость: 18.
3. Сухомлинова А. П.: Анна Андреевна Ахматова
Входимость: 13.
4. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 13.
5. Барзас Валерий: Многоэтажная Ахматова
Входимость: 12.
6. Орлова Раиса , Копелев Лев: " Мы жили в Москве 1956-1980" Часть вторая. Встречи с Анной Ахматовой (Воспоминания)
Входимость: 12.
7. Роскина Наталья: "Как будто прощаюсь снова... "
Входимость: 12.
8. Мешков В.: Анна Ахматова и Сергей Есенин
Входимость: 10.
9. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 9. "Разлучение наше мнимо"
Входимость: 10.
10. Долинов Г. И.: Поэма любви в стихах Анны Ахматовой
Входимость: 10.
11. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава пятая. Культура любви
Входимость: 10.
12. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). I. Встречи с поэтом. 5. Встречи последних лет
Входимость: 10.
13. Шервинский С. В.: Анна Ахматова в ракурсе быта
Входимость: 9.
14. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Презревшие безвестность
Входимость: 9.
15. Зыков Л. А.: Николай Пунин - адресат и герой лирики Анны Ахматовой
Входимость: 9.
16. Латманизов М. В.: Разговоры с Ахматовой
Входимость: 9.
17. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Глава вторая
Входимость: 9.
18. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава четвертая. Гумилёв
Входимость: 9.
19. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 2.
Входимость: 9.
20. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 9.
Входимость: 9.
21. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Память о будущем
Входимость: 9.
22. Озеров Лев: Неукротимая совесть. Страница 2
Входимость: 9.
23. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Глава третья
Входимость: 9.
24. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Пролог. До всего
Входимость: 9.
25. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия девятая (1944–1946)
Входимость: 8.
26. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Приложение
Входимость: 8.
27. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Эпилог. Другая жизнь
Входимость: 8.
28. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 9.
Входимость: 8.
29. Носик Борис: Анна и Амедео. Анна без Амедео
Входимость: 8.
30. Кихней Л. Г., Козловская С. Э.: К описанию внутреннего и внешнего пространства в поэзии Ахматовой: семантика образов-медиаторов
Входимость: 8.
31. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия третья (1911)
Входимость: 8.
32. Бaxтин В.: Анна Ахматова и Союз Писателей
Входимость: 8.
33. Раневская Ф. Г.: Из книги "Судьба-шлюха"
Входимость: 8.
34. Крисанова Е. В.: Фонетические портреты А. Ахматовой и Б. Пастернака (консонантизм)
Входимость: 8.
35. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава вторая. Литературные контексты
Входимость: 8.
36. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Тайны красоты
Входимость: 7.
37. Синицына Людмила: Фаина Раневская и Анна Ахматова
Входимость: 7.
38. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия пятая (1914–1915)
Входимость: 7.
39. Анна Ахматова в записях Дувакина. В. М. Василенко
Входимость: 7.
40. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и Наталья Вaрбанец : Из жизни петербургско-ленинградской интеллигенции в 1930-е и другие годы
Входимость: 7.
41. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава первая. Поэмы и театр
Входимость: 7.
42. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. "Если любишь - гори!"
Входимость: 7.
43. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 8.
Входимость: 7.
44. Наппельбаум Ида: Фон к портрету Анны Андреевны Ахматовой
Входимость: 7.
45. Рейн Евгений: Сотое зеркало
Входимость: 7.
46. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1955
Входимость: 6.
47. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 5.
Входимость: 6.
48. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 7.
Входимость: 6.
49. Анна Ахматова в записях Дувакина. М. Д. Вольпин
Входимость: 6.
50. Лямкина Е. И.: Вдохновение, мастерство, труд
Входимость: 6.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия шестая (октябрь 1917 – сентябрь 1921)
Входимость: 20. Размер: 127кб.
Часть текста: меньше стало, Одною песней больше будет. Анна Ахматова После отъезда Анрепа Анна с ужасом осознала, что осталась совсем одна. Недоброво в Крыму, и от него ни писем, ни телеграмм. Гумилев за границей и тоже не подает о себе вестей. Царскосельский дом продан, свекровь с Левушкой пока еще в Слепневе, но там неспокойно. Мужики взяли за обыкновение врываться в дом, грозя пустить петуха, дабы выкурить барское отродье: дескать, на наших костях ваши хоромы стоят. [42] Шурочка в серьезность угроз не верила. Грозятся, чтоб не помешали господский луг выкосить. Не напугал ее даже рассказ молоденького мичмана, товарища Коли-маленького, о кронштадтских ужасах весны семнадцатого года. Двадцать шестого февраля в Кронштадте, рассказывал мичман, был большой парад. Встречали нового, назначенного Временным правительством начальника порта адмирала Вирена. Двадцать седьмого Вирен приказал выдать из флотского НЗ продукты для детей портовых рабочих. А на следующий день в Морском собрании адмирал давал ужин офицерскому составу. Матросы в белых перчатках и белоснежных куртках ловко курсировали между столиками, обнося гостей жареными фазанами и сибирской нельмой. Вино...
2. Алигер М. И.: В последний раз
Входимость: 18. Размер: 50кб.
Часть текста: о них говорила, я не помню, несмотря на то что это было бесконечно важно для меня. Но я отчетливо помню ее голос, холодный, отчужденный какой-то голос, горький голос. Горький, – а каким еще мог он быть в ту пору, в начале сорокового года, когда уже не было с ней сына... "И упало каменное слово на мою еще живую грудь..." Читая эти стихи, я не понимала их истинного смысла, вероятно, по привычке относя "каменное слово" к любовному лексикону. А речь шла совсем о другом. "Ничего, ведь я была готова. Справлюсь с этим как-нибудь". Сквозь какой строй испытаний надо было прогнать свою душу, чтобы так просто и трезво сказать об этом? Простота и трезвость ахматовские, именно они драгоценны в ее стихах, неизмеримо больше впечатляя, чем любые эмоции, любой пафос, любая мудреность... ... Если ехать от Камского устья вверх по Каме, на высоком левом берегу стоит под горой деревянная пристань Берсут. Гора покрыта густым смешанным лесом, в лесу рассыпаны голубые домики профсоюзного дома отдыха Татарской АССР. Туда Союз писателей вывез в первое военное лето женщин с детьми. Мы жили в одной комнате с Ниной Ольшевской, актрисой театра Красной Армии, женой писателя В. Е. Ардова, близким другом Ахматовой, – в их доме мы и познакомились с нею. Мы жили в одной комнате, Нина с двумя младшими сынишками (старший Алеша – нынешний актер Алексей Баталов – жил в лагере) и я с дочкой, и чем могли помогали друг другу. Уставали мы за день отчаянно, но...
3. Сухомлинова А. П.: Анна Андреевна Ахматова
Входимость: 13. Размер: 57кб.
Часть текста: "при великолепной памяти можно и должно многое забывать". Как бы то ни было, я сдалась, и при содействии А. И. Старцева в день рождения Ахматовой в "Книжном обозрении" были опубликованы мои записки. Редакция газеты приняла мои записки без изменения и даже опубликовала на первой странице автограф стихотворения "А вы, мои друзья последнего призыва", которое заканчивалось словами: Рядами стройными выходят ленинградцы / Живые с мертвыми, / Для Бога мертвых нет. Упоминание Бога в печати в то время уже было поступком. Я была благодарна коллективу газеты за первую публикацию этого стихотворения в его подлинной редакции. Воспоминания, опубликованные в 1989 году в газете "Книжное обозрение", я назвала "Простите нас, Анна Андреевна", с них я и начну свои записки об Ахматовой. 1 С Анной Андреевной Ахматовой я познакомилась в ноябре 1941 года в Ташкенте, куда приехала из Москвы последним писательским эшелоном. Почти месяц мы были в пути, приехали измученные и голодные. Рано утром я пошла разыскивать дом № 7 на улице Карла Маркса, в котором поселились близкие мне люди - литературоведы-пушкинисты Татьяна Григорьевна и Мстислав Александрович Цявловские. Все поражало и удивляло: светило солнце, вдоль улиц стояли зеленые тополя, в арыках журчала вода, не было воздушных тревог. Улица Карла Маркса оказалась в самом центре города, начиналась у площади, где возвышалось здание Совнаркома Узбекистана. Я увидела старый двухэтажный дом, вошла через калитку во двор. На стене открытой террасы висела черная тарелка громкоговорителя. Около нее стояло много людей, внимательно слушавших ...
4. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 13. Размер: 95кб.
Часть текста: восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942) И глядит из всех окон – смерть. Анна Ахматова Первой в квартире номер 44, что на Фонтанке, речь Молотова 22 июня 1941 года услышала Анна Андреевна. В ее комнате приглушенный репродуктор разговаривал даже по ночам, а то и дни напролет, если хозяйка читала что-нибудь не совсем обязательное. Он выполнял сразу две функции. Во-первых, заглушал звуки за стеной, у Пуниных. Слов Анна Андреевна не различала, да и не хотела различать – интонации были информативнее слов. Особенно после того как ее место если не в сердце, то в жизни Николая Николаевича уверенно заняла Марта Голубева. Во-вторых, радиоголос поддерживал иллюзию не полного, не беспросветного одиночества и при этом ни во что не вмешивался, ибо был лишен телесности и, следовательно, императива. В воскресное утро 22 июня 1941 года у невидимки появилось и то и другое. Завернувшись в останки когда-то привезенного Пуниным из Японии парадного халата, Ахматова кинулась от этого страшного голоса прочь, туда, куда, как оказалось, еще не совсем отвыкла кидаться, – к Николаю Николаевичу. За сына ей можно было не беспокоиться, из тех погибельных каторжных мест под немецкие пули, снаряды и танки не посылали. Иное дело Пунины. Немедленной мобилизации подлежал юный супруг Ирины Николаевны, отец Ани-маленькой… Когда первый шок прошел, Пунин записал в дневнике: «Вспомнились первые впечатления от войны… Речь Молотова, о которой сказала вбежавшая с растрепанными волосами (поседевшими) в черном шелковом китайском халате А. А.». С середины июля литературная Москва начинает эвакуировать писателей и их семьи [56] в глубокий тыл (Урал, Сибирь, Средняя Азия). В Ленинграде эвакуация проводится в явно замедленном, по сравнению с Москвой, режиме и темпе. 30 августа немецкие войска перерезают последнюю железную дорогу, соединяющую город с Большой землей. В результате вопрос: уезжать или оставаться – для ленинградцев, в том числе и для Анны...
5. Барзас Валерий: Многоэтажная Ахматова
Входимость: 12. Размер: 108кб.
Часть текста: хлынувший на нас в последнее десятилетие, смешал все представления о ней. И - вместо одного, стереотипно-канонического образа поэта, - возникло много "Ахматовых", кажется, ничем не связанных друг с другом, крайне противоположных. Их, с некоторым сдвигом и наплывом лет, можно отнести к десятилетиям. Первая Ахматова (не по общему счету с детства) - 1910-е: избалованная славой поэтесса, целиком погруженная в ауру сердечных чувств и влечений, подчас выдуманных, мягко-капризная, изнеженная, истонченная, меланхолически-изломанная, твердо-упрямая (хотя и внешне уступчивая) в заветном, чаще отмалчивающаяся от словесных наскоков окружающих (но способная и на резкий, грубый отпор в исключительных случаях), скрытная и неискренняя (особенно с мужем), убегающая от проницательных взоров, способных разглядеть за всем этим жуткую неуверенность в себе и в своем поэтическом призвании… Вторая Ахматова - 1920-е: страдающая и сострадательная, насильно отлученная от литературы (в 1924-м), беззлобная, добросердечная, мягкая, великодушная, благородная, щедрая, готовая поделиться последним с нуждающимися, тонкого ума и острой наблюдательности женщина "бальзаковских" лет. Третья Ахматова - 1930-е: духовная "подпольщица", осознавшая враждебность большевистского режима человеку, негодующая мать ни за что посаженного сына, мужественная женщина скорбных очередей, искренняя христианка, "крестящаяся на каждую церковь"… Четвертая Ахматова - 1940-е: вновь избалованная славой ...

© 2000- NIV