Cлово "ЧАША"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЧАШУ, ЧАШИ, ЧАШЕ, ЧАШЕЙ

1. Филатова О. Д.: Семантическое поле "чаша – кубок" в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 35.
2. Пахарева Т. А.: Сюжет "моления о чаше" в поэтической идеологии и мифологии А. Ахматовой
Входимость: 24.
3. Пахарева Т. А.: Принцип подражания Христу в эстетической рефлексии акмеистов
Входимость: 15.
4. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Закнижье
Входимость: 13.
5. Рубинчик О. Е.: Шелли и Байрон в "Поэме без героя": изобразительный подтекст
Входимость: 9.
6. Серова М. В.: "Цветы" в поэтическом мире Анны Ахматовой
Входимость: 7.
7. Темненко Г. М.: Книга А. Марченко об Ахматовой: нас унижающий обман
Входимость: 6.
8. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия вторая (июнь 1910– июль 1911)
Входимость: 5.
9. Серова М. В.: "Отравленное вино", или "тайна Федры" в поэтическом мире Анны Ахматовой
Входимость: 5.
10. Кихней Л. Г., Круглова Т. С.: К проблеме диалога в лирике Анны Ахматовой
Входимость: 4.
11. Альми И. Л.: О лирических сюжетах Пушкина в стихотворениях Анны Ахматовой
Входимость: 4.
12. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Два под одним плащом - ходят дыханья
Входимость: 4.
13. Кихней Л. Г., Шмидт Н. В.: Городской текст поздней ахматовой как завершение петербургского мифа
Входимость: 4.
14. Мусатов В.: "Я еще пожелезней тех"
Входимость: 4.
15. Кихней Л. Г.: Жанровое своеобразие "эпитафической" лирики Ахматовой
Входимость: 4.
16. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 3.
17. Кралин Михаил: Победившее смерть слово. "Чужое слово" в "Поэме без героя"
Входимость: 3.
18. Степанов А.: Петербург Ахматовой
Входимость: 3.
19. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Время неспокойного солнца
Входимость: 3.
20. Кралин Михаил: Победившее смерть слово. "И уходить ещё как будто рано…" (Анна Ахматова и Василий Комаровский)
Входимость: 3.
21. Тименчик Р. Д.: Заметки о "Поэме без героя"
Входимость: 2.
22. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава третья. 1924-1941
Входимость: 2.
23. Ерохина И. В.: Гений и злодейство: пушкинский подтекст в "Реквиеме" Анны Ахматовой
Входимость: 2.
24. Марченко Алла: Мелодия для Голоса и Азийской свирели
Входимость: 2.
25. Критика
Входимость: 2.
26. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1957
Входимость: 2.
27. Липкин Семён: Беседы с Ахматовой (разрозненные воспоминания)
Входимость: 2.
28. Сомова Светлана: Тень на глиняной cтене
Входимость: 2.
29. Кацис Л. Ф., Одесский М. П.: "И если когда-нибудь в этой стране... "
Входимость: 2.
30. Темненко Г. М.: Макромир лирического стихотворения
Входимость: 2.
31. Голлербах Эрих: Образ Ахматовой
Входимость: 2.
32. Кихней Л. Г.: "Родословная" "Поэмы без героя" Анны Ахматовой: к мотивации интертекстов
Входимость: 2.
33. Тименчик Р. Д.: К семиотической интерпретации "Поэмы без героя"
Входимость: 2.
34. Крайнева Н. И., Тамонцева Ю. В., Филатова О. Д.: К истории издания "Поэмы без Героя": Поэма в Собрании сочинений А. Ахматовой
Входимость: 2.
35. Серова Марина: "Петербургский эпизод" в "ташкентской драме" Анны Ахматовой
Входимость: 2.
36. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 2.
37. Саакянц Анна: "Два поэта - две женщины - две трагедии" (Анна Ахматова и Марина Цветаева)
Входимость: 2.
38. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 2
Входимость: 2.
39. Наппельбаум Ида: Фон к портрету Анны Андреевны Ахматовой
Входимость: 2.
40. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Память о будущем
Входимость: 2.
41. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 6. Райские кущи
Входимость: 2.
42. Полтавцева Н. Г.: Анна Ахматова и культура "Серебряного Века"
Входимость: 1.
43. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1937 - 1938
Входимость: 1.
44. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Презревшие безвестность
Входимость: 1.
45. Звук и искусство звука среди мотивов ахматовской поэзии (Б. Кац). 2. "В бездне шепотов и звонов"
Входимость: 1.
46. Статуя "Ночь" в Летнем саду
Входимость: 1.
47. Обухова Ольга: Заметки о поэтике Анны Ахматовой
Входимость: 1.
48. Анна Ахматова в записях Дувакина. В. Е Ардов
Входимость: 1.
49. Шилов Лев: Звучащее собрание сочинений Анны Ахматовой
Входимость: 1.
50. О. Мандельштаму
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Филатова О. Д.: Семантическое поле "чаша – кубок" в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 35. Размер: 23кб.
Часть текста: тема судьбы и образ чаши в их взаимосвязи были частью некоторых творческих замыслов Ахматовой: в 1940 году она хотела назвать "какой-то из ее стихотворных циклов" "Кубок горя" [11, т. I, с. 70], в сентябре 1942 "<…> разбирала Лютфи и нашла эпиграф для "Последнего тоста", что-то о чаше" [11, т. I, с. 481]. Непосредственно в тексте "Поэмы без Героя" "чаша" появляется лишь в третьей редакции2 в 1945 году: "Сплю и снится мне юность наша, / Та, его миновавшая чаша…" [1] и традиционно прочитывается как "чаша судьбы", "чаша страданий", выпавших на долю поколения - образ, отсылающий к евангельскому эпизоду "моления о чаше" (Мф, 26:39), который, в свою очередь, восходит к Ветхому Завету ("Доля из чаши", определяемая Господом - Пс, 10:6; 15:5) и еще далее - к мифам3. Тема судьбы поколения логично выводится из "нашей юности", особенно если учесть, что примерно в то же время, осенью 1945 года, "был зачеркнут эпиграф из поэмы В. Хлебникова" ("Нет уже юноши, нет уже нашего") и вместо него "было записано начало первой строки стихотворения М. Лозинского" [1] "То был последний год…" (1914). Так вместо "нашего юноши" появляются "юность наша" и "последний год" при непосредственном соседстве с "чашей" в том и в другом случае. В новом эпиграфе скрыто - через полный текст Лозинского - расширялся христианский контекст семантемы "чаша", при акцентировании знака рубежа (финала и кануна): "То был последний год. Как чаша в сердце храма, / Чеканный, он вместил всю мудрость и любовь./ Как чаша в страшный миг, когда вино есть кровь.<…> Я к жертве наклонил спокойные уста, / Чтоб влить бессмертие в пречистый холод ...
2. Пахарева Т. А.: Сюжет "моления о чаше" в поэтической идеологии и мифологии А. Ахматовой
Входимость: 24. Размер: 20кб.
Часть текста: в поэтической идеологии и мифологии А. Ахматовой Наиболее прямо в лирике Ахматовой ситуация моления о чаше воспроизведена, конечно, в стихах, отсылающих к жанру молитвы, либо в формально безадресных стихотворениях, содержащих просьбу об избавлении от необходимости пережить невыносимое. Это и соответствующие строки "Памяти 19 июля 1914": "Закрыв лицо, я умоляла Бога / До первой битвы умертвить меня", и стихотворение-молитва "О Боже, за себя я все могу простить…", на типологическую включенность которого в парадигму "моления о чаше" указывают Л. Г. Кихней и Н. В. Чаунина1, и "Молитва" (1915), и "О своем я уже не заплачу…", и "Лондонцам". В семантическом поле моления о чаше пребывают и значимые для Ахматовой и включенные в ее жизнетворческое пространство эпизоды испуга Жанны д'Арк и просьбы боярыни Морозовой о "яблочке". Психологически убедительную, но не выходящую к смысловому пространству ахматовской поэзии трактовку интереса Ахматовой именно к этим моментам находим у М. Серовой: "В этих нюансах воплощен трагический парадокс исключительной, сверхчеловеческой, беспредельной воли, которой на "краю бескрайности" раскрывается личностный предел"2. Но евангельский эпизод моления о чаше как проявитель человеческой природы Христа, его человеческой слабости - это прежде всего предостережение от гордыни. О том, что так понимала этот сюжет и Ахматова, свидетельствует ее напоминание об этой "слабости" Христа в разговоре с Э. Герштейн после ареста Л. Н. Гумилева в 1938 г.: "Мне иногда казалось, что она недостаточно энергично хлопочет о Леве. Я предлагала ей решиться на какой-нибудь крайний поступок, вроде обращения к властям с дерзким и требовательным заявлением. Анна Андреевна возразила: "Ну...
3. Пахарева Т. А.: Принцип подражания Христу в эстетической рефлексии акмеистов
Входимость: 15. Размер: 22кб.
Часть текста: акмеистов Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество: Крымский Ахматовский научный сборник. - Вып. 8. - Симферополь, 2010. - С. 168-178. Принцип подражания Христу в эстетической рефлексии акмеистов Принцип "imitatio Christi", провозглашённый в трактате Фомы Кемпийского, являющемся для западных христиан, по оценке современного богослова, "после Библии… самым читаемым произведением классической религиозно-благочестивой литературы"1, был широко известен и в русской культурной традиции, в том числе и в эпоху Серебряного века (помимо уже имевшихся многочисленных изданий на всех европейских языках, в 1898 г. появился также первый русский перевод этой книги, осуществленный К. Победоносцевым). Однако принцип подражания Христу на русской культурной почве воплотился отнюдь не в форме простого следования императивным моральным требованиям, заявленным в трактате Фомы Кемпийского, этот принцип был по-своему отрефлектирован философией и искусством рубежа веков и вписан в актуальную для эпохи проблематику. Прежде всего, актуализация принципа подражания Христу связана с персонологией Серебряного века, с теми многочисленными философскими, богословскими и эстетическими поисками "нового я", нового типа личности, в котором воплощена была бы идея "всеединства" и нового типа связи между человеком и Богом. Новая персонология Серебряного века ставит в новые контексты и заставляет по-новому осмыслить и личность Христа, тем более, что этой эпохе свойственно воспринимать христианство как "мистерию личности", по выражению Б. Пастернака, так ...
4. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Закнижье
Входимость: 13. Размер: 62кб.
Часть текста: "Поэмы без героя" Анны Ахматовой". Надо же такое: из шести слов - четыре в родительном падеже! А главное слово "тайна" исчезло. Когда я получила сигнальный экземпляр, подумала: одно только название - и то отвратит читателя-покупателя. Как я заблуждалась! Оказывается, не только с написанием книги, но и с ее выходом творится нечто мистическое - она как в воздух поднялась и растаяла: в Москве ни в один книжный магазин она не поступила. И если бы не поэтесса-киевлянка Евдокия Мироновна Ольшанская, страстная поклонница Ахматовой, собирательница всего,что так или иначе относится к ней, я так бы и осталась с одним сигнальным экземпляром. Но Евдокия Мироновна, с которой я лет десять состою в переписке, Евдокия Мироновна, которая в своей с мужем двухкомнатной квартире одну комнату отвела Ахматовой, не поленилась поехать на склад 1-ой Киевской типографии и прислала мне 50 экземпляров, а 20 или 30 книжек разослала своим друзьям-ахматовцам в разные города уже распавшейся империи. Обратите внимание, как удивительно складывается посмертное бытование поэтов! Ахматова, часто приезжавшая из Ленинграда в Москву, всегда останавливалась у друзей и всегда ей выделялась пусть крохотная, но отдельная комната. А сейчас у Ахматовой - несколько постоянных пристанищ в Москве, в бывшем Царском Селе и в других городах России, а ныне и за ее рубежами, где всё - её, все о ней - от иконографии до посвященных ей стихов, принадлежащих как прославленным авторам, так и никому не...
5. Рубинчик О. Е.: Шелли и Байрон в "Поэме без героя": изобразительный подтекст
Входимость: 9. Размер: 68кб.
Часть текста: 6. - Симферополь: Крымский архив, 2008. - С. 158-191. Шелли и Байрон в "Поэме без героя": изобразительный подтекст 1 В самом раннем из известных на сегодня вариантов "Поэмы без героя" (с датой окончания 3-4 января 1941 г.), когда еще не было деления на части, а текст был очень коротким и назывался "1913", есть строфа: "Под Манфредовы вещие ели / И на берег, где мертвый Шелли, / Прямо в небо глядя, лежал. / И все жаворонки всего мира / Сотрясали бездну эфира / И факел Георг держал"2. Эта строфа потом пройдет через все редакции поэмы, претерпев небольшие изменения ("В темноту под Манфредовы ели", "Разрывали бездну эфира"). То есть ее можно считать одним из тех зерен, из которых поэма выросла. Заботясь о том, чтобы быть хоть в какой-то степени понятой, Ахматова писала в примечаниях, появившихся несколько позднее: "Жаворонки - знаменитое стихотворение Шелли "To a Skylark" ("К жаворонку"). <…> Георг - лорд Байрон"3. Необычную транскрипцию имени Байрона можно объяснить, вероятно, памятным для Ахматовой событием: 7 апреля 1825 г., в день смерти Байрона, Пушкин заказал обедню за упокой души "раба Божия боярина Георгия"4. В 1925 г. Ахматова в разговоре с Лукницким "в доказательство религиозности Пушкина привела пример, когда Пушкин, по своему желанию, сам, служил панихиду по Байрону, Байрону, который, как известно, был атеистом…"5 Еще одним объяснением такой транскрипции может быть использование Ахматовой в ранних вариантах поэмы в качестве эпиграфа слов из байроновского "Дон Жуана": "In my hot youth - when...

© 2000- NIV