Cлово "ВОСТОК"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОСТОКА, ВОСТОКУ, ВОСТОКЕ, ВОСТОКОМ

1. Служевская И.: "Так вот ты какой, Восток!.. ". Азия в лирике А. Ахматовой ташкентской поры
Входимость: 33.
2. Татаринова Н.: Анна Ахматова в Ташкенте
Входимость: 16.
3. Фейзуллаева Аида: Так вот ты какой, Восток!
Входимость: 15.
4. Сомова Светлана: Тень на глиняной cтене
Входимость: 10.
5. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Презревшие безвестность
Входимость: 9.
6. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 5. "Поэма без героя". Послевоенные годы
Входимость: 9.
7. Аникин А. Е.: Чудо смерти и чудо музыки
Входимость: 9.
8. Бабаев Эдуард: "На улице Жуковской... "
Входимость: 6.
9. Долгополов Л. К.: По законам притяжения
Входимость: 5.
10. Малюкова Людмила : "Тешил - ужас. Грела - вьюга…"
Входимость: 5.
11. Анна Ахматова в записях Дувакина. А. и Г. Козловские
Входимость: 5.
12. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Пролог. До всего
Входимость: 5.
13. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Пепел и алмазы
Входимость: 4.
14. Марченко Алла: "С ней уходил я в море... ". Анна Ахматова и Александр Блок: опыт расследования
Входимость: 4.
15. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 4.
16. Липкин Семён: Восточные строки Анны Ахматовой
Входимость: 4.
17. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Глава первая
Входимость: 4.
18. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава шестая
Входимость: 4.
19. Куприянов Д. В.: Слепнево и Бежецк в жизни поэта
Входимость: 4.
20. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 4. В годы Великой Отечественной войны
Входимость: 3.
21. Курносенков Константин: "Час мужества пробил... "
Входимость: 3.
22. Бабаев Эдуард: "Будь полон, чистый водоем"
Входимость: 3.
23. Орлова Раиса , Копелев Лев: " Мы жили в Москве 1956-1980" Часть вторая. Встречи с Анной Ахматовой (Воспоминания)
Входимость: 3.
24. Меркель Е. В., Яковлева Л. В.: Образы "пространства" и "времени" как миромоделирующие координаты поэтического мира А. А. Ахматовой
Входимость: 3.
25. Сурков А.: Анна Ахматова
Входимость: 3.
26. Козловская Г. Л.: Встречи с Ахматовой
Входимость: 3.
27. Козловская Г. Л.: "Мангалочий дворик... "
Входимость: 3.
28. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Литература
Входимость: 3.
29. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 6
Входимость: 2.
30. Кац Б.,Тименчик Р.: Анна Ахматова и музыка (исследовательские очерки). Нотография (составитель Б. Розенфельд).
Входимость: 2.
31. Озеров Лев: Тайны ремесла
Входимость: 2.
32. Поберезкина Полина: Анна Ахматова. Другие тринадцать строчек
Входимость: 2.
33. Волков Соломон: Вспоминая Анну Ахматову. Разговор с Иосифом Бродским
Входимость: 2.
34. Марченко Алла: Мелодия для Голоса и Азийской свирели
Входимость: 2.
35. Локша А. В., Козловская С. Э.: Структура художественного пространства в творчестве Анны Ахматовой эпохи войны и революции (1914–1921)
Входимость: 2.
36. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Громы войны
Входимость: 2.
37. Анна Ахматова в записях Дувакина. В. Е Ардов
Входимость: 2.
38. Критика
Входимость: 2.
39. Серова Марина: "А столетняя чаровница вдруг очнулась…"
Входимость: 2.
40. Иванов Вяч. Вс.: Беседы с Анной Ахматовой
Входимость: 2.
41. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
Входимость: 2.
42. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 8
Входимость: 2.
43. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Комментарий переводчика
Входимость: 2.
44. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 2
Входимость: 2.
45. Озеров Лев: Неукротимая совесть
Входимость: 2.
46. Черных В. А.: Вячеслав Недошивин. Прогулки по Серебряному веку: Дома и судьбы.
Входимость: 2.
47. Недошивин В.: Глава из книги "Прогулки по серебряному веку - Дома и судьбы". Черных Вадим. Рецензия на книгу.
Входимость: 2.
48. Куликова Е. Ю.: К мотивным анализам стихотворений Анны Ахматовой: лед, снег, холод, статуарность, творчество
Входимость: 2.
49. Анна Ахматова в записях Дувакина. С. Б. Бернштейн
Входимость: 2.
50. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Память о будущем
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Служевская И.: "Так вот ты какой, Восток!.. ". Азия в лирике А. Ахматовой ташкентской поры
Входимость: 33. Размер: 24кб.
Часть текста: в первый раз я на нее, На Родину глядела, Я знала: это все мое - Душа моя и тело. В феврале 1942 года Ахматова пишет "Мужество" - стихотворение, ставшее столь же легендарным, как время и люди, которым оно посвящено: Мы знаем, что ныне лежит на весах И что совершается ныне. Час мужества пробил на наших часах И мужество нас не покинет... Вера, нравственная чистота и стойкость, "боль, переплавленная в силу", были, естественно, чертами не только лирики, но и личности Ахматовой, поражавшей современников отрешенностью от "мелочей" эвакуационного быта и близостью к великими народным потрясениям. Свидетельствует Р. М. Беньяш, ленинградский театральный критик, навестившая Ахматову в конце 1941 года: "... Эта абсолютная внутренняя отгороженность, душевная отделенность от мелкого, суетливого быта не изолировали Анну Андреевну от обычной, в те дни достаточно тяжелой жизни. Она не пряталась от будничного, не пренебрегала житейским. Радио в ее комнате не выключалось. Когда она слушала очередную сводку, ее лицо казалось живым воплощением трагедии... Но и в самые мрачные дни она поражала глубокой верой. Как будто ей было известно то, чего еще не знал никто из нас... Она не просто верила в конечную победу. Она знала о том, что победа будет". В конце 1941...
2. Татаринова Н.: Анна Ахматова в Ташкенте
Входимость: 16. Размер: 22кб.
Часть текста: Особенно возмущало ребро, из которого я, комсомолка (!), сотворена по милости Адама, и за это я должна униженно любить его всю жизнь. Того, что слово Ахматовой, выступавшей по радио, помогало защитникам Ленинграда, я не знала. Не знала, что поэтесса шила мешки для песка, гасила зажигательные бомбы. Об этом Ахматова молчала. Знакомство состоялось в д оме, что стоят на улице Карла Маркса и значился под номером три, где Анну Ахматову, эвакуированную из Ленинграда, устроили временно. Помнится, в нижнем этаже этого дома помещалась приемная Председателя Совета Министров УзССР Юлдаша Ахунбабаева. Вскоре Анну Ахматову переселили в более спокойный дом на улице Жуковского, 54, который пощадило даже землетрясение. Здесь жили писатели Абдулла Каххар, Тимур Фаттах, Владимир Луговской, Ксения Некрасова, Лидия Чуковская, Александр Хазин и другие поэты и прозаики. Сейчас, переехав с одной улицы на другую, даже Анна Ахматова не знала, чем станет для нее этого дом. Крутая деревянная лестница с девятнадцатью шаткими ступенями вела в простую мансарду, разделенную на две комнаты. Светлые окна выходили на "мангалочий дворик". Пышная шелковица, тонкая урючинка да "серебряная луна" Азии украсили ахматовскую мансарду, главную меблировку которой составлял большой дощатый стол на козлах и такие же грубые скамейки. Эту комнату Анна Андреевна назвала трапезной, хотя трапезы здесь были редки. Трапезная сообщалась с узкой комнатой-пенальчиком в одно окно. Там, вдоль перегородки, изголовьем к окну, стояла кровать. поодаль, в углу, небольшой то ли стол, то ли тумбочка с маленьким зеркалом, ниткой бус, одеколоном и карандашами. По этим карандашам да книгам нетрудно было догадаться, что стихи рождаются здесь, в этом пенальчике. Смущало отсутствие бумаги. Впрочем, стихи тогда писали на чем придется. Ахматова еще не обжилась, не осмотрелась...
3. Фейзуллаева Аида: Так вот ты какой, Восток!
Входимость: 15. Размер: 11кб.
Часть текста: Так вот ты какой, Восток! Восточные мотивы в жизни и творчестве Анны Ахматовой "Красивейшая женщина эпохи, пленительная звезда петербургских салонов, некоронованная королева", - такой считали её современники. Анна Ахматова с ее редкостным по своей красоте поэтическим голосом прочно вошла в историю русской и мировой поэзии XX века. Духовная значительность, обаяние её личности, нравственный ореол, глубокий интеллект - подчёркивали её величие и как поэта, и как человека. Царство ахматовской лирики - от мира сего. Поэзия жизни извлечена из прозы жизни, как говорил Белинский. Поэзия Ахматовой вырастала из житейской почвы, не чуждаясь её, не порывая с ней. Её поэзия - скорбное и печальное воссоздание больного времени, тонкое, проникновенное отражение трагической судьбы поэта. Ахматовские строки рождены многокрасочной палитрой пространственно-временных впечатлений, отягощенных годами разрухи, страха, нищеты, голода, одиночества, блокады, скитаний, лишений, тяжких и суровых испытаний. Судьба перебрасывала её с юга на север (из Одессы в Ленинград и Москву), с севера на запад (во Францию и Италию), потом снова на север, в любимый Ленинград, а оттуда на Восток... Спустя десятилетия, в...
4. Сомова Светлана: Тень на глиняной cтене
Входимость: 10. Размер: 44кб.
Часть текста: стене азиатского дома, может быть сочтена античной камеей. Она была вычерчена на внутренней стене на втором этаже старого дома и содержала в себе тайну, глубоко скрытую от окружающих. И эти мои строки - не воспоминания, на которые можно ссылаться как на достоверность, а просто думы поэта о поэте, где правда смыкается с вымыслом, новелла - с подробностями жизни Ахматовой, соотносящимися с ее стихами. Война, тревога, смерть, голод и холод, предзимняя слякоть на улицах города, куда съехались беженцы со всех земель, занятых оккупантами, и из осажденного Ленинграда; тут звучали разные языки, метались измученные люди. На площади стоял небольшой двухэтажный дом, выстроенный еще старыми ташкентцами напротив собора, улица называлась Соборной, а потом носила имя Карла Маркса, но еще оставался на краю новой Красной площади дом, обсаженный тюльпановыми деревьями, где жила в то время Ахматова. Ахматову вывезли из Ленинграда на самолете. И три года эта женщина жила в Ташкенте, в пыли его улиц терялись ее узкие следы, она провожала взглядом грузовики, везущие снаряды, самолеты, воинов, мерно шагающих к вокзалу, к фронту. Была она высока, строга и прелестна какой-то особой прелестью, ходила прямо и не спеша, носила длинные широкие, наподобие туники, платья, отличалась крайней сдержанностью, презрением к быту, стоическим мужеством. Когда некоторые женщины говорили: "Сейчас война, все можно", - ее серо-зеленые глаза смотрели холодно и отчужденно. "Ничего нельзя", - отвечала им Ахматова, и руки ее, прекрасных очертаний и жесткой работоспособности, касались темно-русых волос надо лбом, как бы всегда склоненным к рукописи. При всей житейской смиренности, подобно старинному замку, ее как бы окружал невидимый ров, который никто не мог перейти; так казалось мне тогда. Ее военные стихи теперь воспринимаются как эпос, в них звучат многострадальность и многокрасочность женской души. Я вижу Ахматову на земляной крыше караван-сарая в старом Ташкенте, вижу ее лицо,...
5. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Презревшие безвестность
Входимость: 9. Размер: 128кб.
Часть текста: жила как бы "завороженная застенком, требующая от себя и от других неотступной памяти о нем, презирающая всех тех, кто вел себя так, будто его и нету"56. И чтобы в дальнейшем оставаться, как говорят, на почве фактов, следует добавить, что самые первые записи, сделанные Л. К. Чуковской и раскрывающие суть ее встреч и бесед с Анной Андреевной, помечены ноябрем 1938 года, то есть именно тогда, когда Лев Гумилев находился во внутренней тюрьме на Шпалерной. Да, в той самой тюрьме НКВД на Шпалерной, откуда пришла последняя открытка от его отца - Н. С. Гумилева, помеченная 9 августа 1921 года, то есть приблизительно за две недели до расстрела. Вот так сразу же выявляются фантастически-странные переплетения судеб людей - самых близких, а точнее - кровно близких Анне Андреевне. Причем здесь нельзя не вспомнить ее горько-ироническое, а может быть, и трагическое восклицание - "Со мной только так!", ибо как и предыдущий арест Льва Николаевича в декабре тридцать третьего года, новое водворение его в тюремный каземат было обосновано его принадлежностью к так называемой антисоветской студенческой группе, которую будто бы возглавлял не кто иной, как Н. H. Пунин, в тридцатые годы сотрудник Русского музея, муж Анны Андреевны, а стало быть, и отчим Льва Гумилева. "Мама поехала в Москву, - рассказывал Л. Н. Гумилев доктору филологических наук Л. Э. Варустину в юбилейном "ахматовском" году, - и через знакомых обратилась к Сталину, с тем чтобы он отпустил Пунина. Вскоре освободили всех нас, поскольку был освобожден caмый главный организатор "преступной" группы - Н. Н. Пунин"57. К сожалению, и на этом маниакальное преследование Льва Гумилева как сына "монархиста", "террористa", "заговорщика" отнюдь не прекратилось. Лев Гумилев в то время был уже студентом...

© 2000- NIV