• Наши партнеры
    Clubrate.ru - Источник: http://www.clubrate.ru/bq.html.
  • Cлово "ШКОЛЬНИК"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ШКОЛЬНИКОВ, ШКОЛЬНИКАМИ, ШКОЛЬНИКИ, ШКОЛЬНИКА, ШКОЛЬНИКОМ

    1. Кралин Михаил: Победившее смерть слово. Времена Ахматовой
    Входимость: 2.
    2. Шилов Лев: Звучащее собрание сочинений Анны Ахматовой
    Входимость: 2.
    3. Темненко Г. М.: Макромир лирического стихотворения
    Входимость: 2.
    4. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
    Входимость: 2.
    5. Озеров Лев: Неукротимая совесть. Страница 3
    Входимость: 2.
    6. Толстая Елена: "Алешка" и "Аннушка": Ахматова и Алексей Толстой в Ташкенте
    Входимость: 1.
    7. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава вторая. 1914-1924
    Входимость: 1.
    8. Вербловская И.: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой. Великомученик - Ленинград
    Входимость: 1.
    9. Таратута Е.: Для детей? - Возможно!
    Входимость: 1.
    10. По материалам книги Геннадия Иванова - "Знаменитые и известные Бежечане"
    Входимость: 1.
    11. Бабаев Эдуард: "Будь полон, чистый водоем"
    Входимость: 1.
    12. Жирмунская Т. В.: "Во мне печаль, которой царь Давид По-царски одарил тысячелетья... "
    Входимость: 1.
    13. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 1. "Я была радостной и достоверной свидетельницей... "
    Входимость: 1.
    14. Муравьева Ирина: Послесловие к фильму
    Входимость: 1.
    15. Крайнева Н. И., Тамонцева Ю. В., Филатова О. Д.: К истории издания "Поэмы без Героя": Поэма в Собрании сочинений А. Ахматовой
    Входимость: 1.
    16. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 3.
    Входимость: 1.
    17. Никифорова Людмила: Ученики и учителя Горенко
    Входимость: 1.
    18. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Глава вторая
    Входимость: 1.
    19. Вербловская И.: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой. Ленинград во время Второй мировой войны
    Входимость: 1.
    20. Берестов В. Д.: Чингизидка
    Входимость: 1.
    21. Недошивин В.: Глава из книги "Прогулки по серебряному веку - Дома и судьбы". Новогодняя тайна. Адрес седьмой: Казанская ул., 3, кв. 4
    Входимость: 1.
    22. Панин Геннадий: Встреча с Ахматовой
    Входимость: 1.
    23. Толстая Елена: "Алешка" и "Аннушка": К истории литературных отношений Анны Ахматовой и Алексея Толстого
    Входимость: 1.
    24. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава XIV. Франция, Париж, 1910 г.
    Входимость: 1.
    25. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава шестая
    Входимость: 1.
    26. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Александр Твардовский
    Входимость: 1.
    27. Островская М. Д.: "Дорога не скажу куда... "
    Входимость: 1.
    28. Берестов В. Д.: Прелесть милой жизни
    Входимость: 1.
    29. Бабаев Эдуард: Пушкинские страницы Анны Ахматовой
    Входимость: 1.
    30. Бурдина С. В.: "Реквием" А. Ахматовой как "петербургский текст" русской литературы
    Входимость: 1.
    31. Бабаев Эдуард: "На улице Жуковской... "
    Входимость: 1.
    32. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). I. Встречи с поэтом. 5. Встречи последних лет
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Кралин Михаил: Победившее смерть слово. Времена Ахматовой
    Входимость: 2. Размер: 30кб.
    Часть текста: А было это - только рана И муки облачко над ней. Анна Ахматова Времена, в которые укладывается земное бытие Анны Ахматовой (1889-1966), и те времена, в которые простираются координаты её поэзии, разительно несоизмеримы. Первые составляют немногим более семи с половиной десятилетий, а последние уходят корнями в толщу необозримого прошлого - от воспетых ею библейских героинь - Рахили, жены Лота, Мелхолы - до времён великого князя Московского Дмитрия Донского, боярыни Морозовой и легендарных китежан, среди которых она чувствовала себя своей и в чьём светлом граде мечтала обрести последний покой. А вершинами, до наших пор буйно растущими, ахматовские времена уходят в будущее, мимо и помимо нас - её младших современников, иным из которых довелось ещё застать её гостёбу на земле и проводить в последнюю дорогу. Ахматовское время умирает. Ахматовская совесть - не по нам. И только стих горит, не догорает, Даруя слёзы новым племенам1. Эти "новые племена" сегодня могут, если захотят, узнать об Анне Ахматовой и её временах намного больше, нежели её современники, граждане "этой страны", ныне более не существующей, впервые услышавшие само имя Ахматовой из пресловутого доклада "товарища Жданова", про которого ещё напишут в будущих учебниках истории: "партийный деятель...
    2. Шилов Лев: Звучащее собрание сочинений Анны Ахматовой
    Входимость: 2. Размер: 42кб.
    Часть текста: справедливо утверждал, что те счастливцы, которые слышали ахматовское чтение, "богаче будущих поколений, которые его не услышат". Однако звукозапись внесла в это утверждение существенную поправку. Первый раз авторское чтение Анны Ахматовой было записано С. И. Бернштейном в Институте живого слова в Петрограде ранней весной 1920 года. Ахматова прочитала тогда небольшую, строго продуманную подборку своих произведений, среди которых были и стихи из чрезвычайно популярного в те годы сборника "Четки" (в том числе "Перо задело о верх экипажа…"), отрывки из ранней поэмы "У самого моря" и звучные, величественные строки стихотворения, получившего в те годы большой общественный резонанс. Ахматовскую манеру чтения профессор Бернштейн, воспользовавшись удачной формулой Георгия Чулкова, определил как "стиль скорбного воспоминания". При этом он отмечал, что такой стиль так же как и "насыщенный ораторский пафос Есенина, театрально-трагический пафос Мандельштама… надо признать особенностями декламации этих поэтов в гораздо большей степени, чем свойствами их поэзии". ( Бернштейн С. И. Эстетические предпосылки теории декламации. // Поэтика. - Л., 1927. - С. 44.) Позже, когда под руководством С. И. Бернштейна я занялся переписью фоноваликов из его коллекции, он обратил мое внимание на такую особенность чтения Ахматовой, как...
    3. Темненко Г. М.: Макромир лирического стихотворения
    Входимость: 2. Размер: 28кб.
    Часть текста: лирического стихотворения Учёные записки национального университета им. В. И. Вернадского. Серия «Филология. Социальные коммуникации». Том 24 (63) № 1. Часть 1. – Симферополь, 2011. – С. 89-97. Макромир лирического стихотворения Методика анализа лирического стихотворения не может быть унифицирована, поскольку лирика — один из самых гибких и быстро изменяющихся родов литературного творчества. Ей присущ высокий уровень субъективного начала, обусловливающий не только многообразие индивидуальных поэтических стилей, но и уникальность каждого подлинно поэтического текста. Однако это предполагает не потерю объективных критериев анализа, а повышенное внимание к точности их выбора, необходимость соотнесения конкретного текста и с особенностями авторского стиля, и с продуктивными тенденциями развития лирики в определённую эпоху, и с её основными родовыми свойствами. Получившая широкое распространение в последние десятилетия 20 века мода на поиски интертекстуальных связей ахматовской лирики, к сожалению, не совсем...
    4. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
    Входимость: 2. Размер: 100кб.
    Часть текста: Владимир Муравьев, Томас Венцлова / Сост., коммент. Рубинчик О. Е. СПб.: Невский Диалект, 2001. С. 76-91. Воспоминания об Анне Ахматовой Выступление на вечере поэзии Томаса Венцловы в музее Анны Ахматовой 18 мая 1995 г. Расшифровка магнитофонной записи (с дополнениями из дневников). Как все, вероятно, знают, девиз на воротах Фонтанного Дома - "Deus conservat omnia", взятый эпиграфом к "Поэме без героя", означает "Бог сохраняет все". Думаю, мы должны в меру сил подражать Господу и сохранять хотя бы то, что касается великих людей. Моя память сохранила лишь мелочи из встреч и разговоров с Анной Андреевной Ахматовой, часто такие, которые уже известны из других источников. К тому же немногочисленные мелочи, так как я видел Анну Андреевну лишь десять-пятнадцать раз. При этом придется говорить и о себе самом, и я боюсь, что это может превратиться в распространенный в последнее время жанр "я и Ахматова" - жанр, которого надлежит избегать. Но все-таки попробую. Начать следует с того, что мой отец был популярным и плодовитым советским - причем именно советским - писателем1. Эта ситуация имела многочисленные минусы, но все же и некоторые плюсы. Прежде всего, у него была неплохая библиотека, собранная в довоенной Литве и отчасти в Москве военных лет. Другие люди в Литве такие библиотеки уничтожали, спася стою свободу и жизнь. Отец считал, что может себе позволить ее не уничтожать. Не исключено, что он ошибался - могло и с ним случиться все что угодно, хотя и не случилось. В школе нам преподавали русскую литературу наряду с литовской. И вот когда мы дошли до двадцатого века (а времена еще были самые малоприятные), у нас оказался неплохой учитель, ныне живущий в Израиле, - Михаил Шнейдер (или Шнейдерис), которого я вспоминаю с любовью. Он должен был преподавать четырех авторов в течение года: Горького, Маяковского, Шолохова и Фадеева. Но он, в общем, очень быстро отделался от Горького, Шолохова и...
    5. Озеров Лев: Неукротимая совесть. Страница 3
    Входимость: 2. Размер: 53кб.
    Часть текста: не только в моем понимании, а в представлении людей, далеких от литературы, - не пишущих, не сочиняющих, а только читающих и слушающих. Последние десять-пятнадцать лет жизни Анны Андреевны добавили новые, дополнительные, можно сказать, окончательные черты к ее облику. Это облик поэта, не запятнавшего себя ни подобострастием, ни ложью, ни тщеславием. Напротив, Анна Андреевна воспринималась и воспринимается, как образ величия русской литературы, образ сопротивления тирании, ее жертва, выразитель исторической жизни XX века: "я была тогда с моим народом там, где мой народ, к несчастью, был". Я называю это облик, другой скажет - образ, третий - характер. Голландский ахматовед Кейс Верхейл предлагает - персона, нечто среднее между личностью и театральной маской, - в то же время актерский и психологический термин. Он пишет: "Я убежден, что Ахматова, подобно таким поэтам, как лорд Байрон или Маяковский, всю жизнь, и с годами все больше, создавала "персону" одновременно в своих стихотворениях и в том, что называется действительностью. Ее величие, вероятно, в том, что из своей персоны - и литературной и биографической - она сделала чистый символ, в конце концов страдальческий символ целого поколения и целого народа в несчастный период своей истории". Термин "персона" можно было бы принять, если бы к нему не прилепили у нас многие дополнительные оттенки смысла, закрепленные в литературе и даже в самом русском языке. Вспоминать, как это водится у пожилых и старых, не любила. "Вот в наше время..." "Знали бы вы, как мы жили, не то что нынешние..." Ничего похожего. Эти интонации были чужды Анне Андреевне. Только подчас, и то к месту, и то к случаю, вспомнит, нет, скорей, напомнит себе и вам то прабабку-чингизитку, то бабку Анну, то Херсонес (была рада, когда в позднюю пору получила оттуда приветственное письмо от моряков). Кратко. Бегло. Даже нехотя. - Напишите об этом? - спрашиваю. - Что...

    © 2000- NIV