Cлово "АНДРЕЕВНА, АНДРЕЕВНЕ, АНДРЕЕВНЫ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: АНДРЕЕВНУ, АНДРЕЕВНОЙ

1. Готхарт Натан: Двенадцать встреч с Анной Ахматовой
Входимость: 204.
2. Сухомлинова А. П.: Анна Андреевна Ахматова
Входимость: 155.
3. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Приложение
Входимость: 148.
4. Роскина Наталья: "Как будто прощаюсь снова... "
Входимость: 125.
5. Шервинский С. В.: Анна Ахматова в ракурсе быта
Входимость: 114.
6. Ильина Наталия: Анна Ахматова в последние годы ее жизни
Входимость: 112.
7. Иванов Вяч. Вс.: Беседы с Анной Ахматовой
Входимость: 101.
8. Волков Соломон: Вспоминая Анну Ахматову. Разговор с Иосифом Бродским
Входимость: 100.
9. Толмачев М. В.: Анна Ахматова. Попытка воспоминаний
Входимость: 97.
10. Горнунг Лев: Встреча за встречей
Входимость: 90.
11. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1962
Входимость: 87.
12. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия девятая (1944–1946)
Входимость: 87.
13. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия шестая (октябрь 1917 – сентябрь 1921)
Входимость: 87.
14. Мануйлов В. А.: Анна Андреевна Ахматова
Входимость: 85.
15. Герштейн Э. Г.: Нина Антоновна. Беседы об Ахматовой с Н. А. Ольшевской-Ардовой
Входимость: 82.
16. Анна Ахматова в записях Дувакина. А. и Г. Козловские
Входимость: 77.
17. Ильина Наталия: Анна Ахматова, какой я ее видела
Входимость: 75.
18. Томашевская З. Б.: Я - как петербургская тумба
Входимость: 74.
19. Ардов В. Е.: Анна Ахматова
Входимость: 73.
20. Латманизов М. В.: Разговоры с Ахматовой
Входимость: 72.
21. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). I. Встречи с поэтом. 5. Встречи последних лет
Входимость: 72.
22. Каминская А. Г.: О завещании А. А. Ахматовой
Входимость: 70.
23. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1964
Входимость: 69.
24. Струве Никита: Восемь часов с Анной Ахматовой
Входимость: 66.
25. Макогоненко Г. П.: "…Из третьей эпохи воспоминаний"
Входимость: 64.
26. Озеров Лев: Неукротимая совесть
Входимость: 64.
27. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава седьмая и последняя
Входимость: 64.
28. Саакянц А.: Анна Ахматова - несколько встреч
Входимость: 62.
29. Ольшанская Е. М.: Пристало ей простое имя - Анна
Входимость: 62.
30. Гитович Сильвия: Об Анне Андреевне
Входимость: 61.
31. Анреп Б. В.: О черном кольце
Входимость: 58.
32. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 58.
33. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1946
Входимость: 58.
34. Фокин П.: Ахматова без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 58.
35. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1955
Входимость: 57.
36. Анна Ахматова в записях Дувакина. В. Е Ардов
Входимость: 57.
37. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия седьмая (1933–1938)
Входимость: 57.
38. Любимова А. В.: Записи о встречах
Входимость: 55.
39. Озеров Лев: Разрозненные записи
Входимость: 54.
40. Герштейн Э. Г.: Тридцатые годы
Входимость: 53.
41. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава шестая
Входимость: 53.
42. Анна Ахматова в записях Дувакина. М. Д. Вольпин
Входимость: 49.
43. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1963
Входимость: 49.
44. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 4. "Ветер великих перемен"
Входимость: 49.
45. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1965
Входимость: 49.
46. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 9. "Разлучение наше мнимо"
Входимость: 48.
47. Озеров Лев: Неукротимая совесть. Страница 3
Входимость: 48.
48. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1956
Входимость: 48.
49. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Ардов Михаил: Возвращение на Ордынку
Входимость: 47.
50. Мейлах Михаил: "... Свою меж вас еще оставив тень"
Входимость: 47.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Готхарт Натан: Двенадцать встреч с Анной Ахматовой
Входимость: 204. Размер: 83кб.
Часть текста: женой младшего брата Анны Андреевны Виктора Горенко. В молодости он был военным моряком, окончил в 1916 году в Петрограде Морской корпус и служил на одном из кораблей Черноморского флота. Ханна Вульфовна со слов мужа рассказывала, что на корабле, где он служил - это был конец 1917 года, матросы вознамерились покончить с офицерами: расстрелять их или побросать за борт. Узнав об этом от матроса-вестового, Виктор сумел незаметно сойти на берег и покинуть Севастополь. В конце своих длительных странствий он оказался на Дальнем Востоке, на Сахалине. Родные, в том числе и Анна Андреевна, очень долго ничего о нем не знали и считали, что он погиб. Ханна Вульфовна родилась в Николаевске-на-Амуре в 1896 году, закончила гимназию, после работала в аптеке ученицей и сдала экзамен на фармацевта. Во время гражданской войны она перенесла потрясение - вся ее семья погибла в Николаевске-на-Амуре, где некоторое время бесчинствовала банда атамана Тряпицына. В 1922 году в Александровске-на-Сахалине Ханна Вульфовна познакомилась с Виктором Андреевичем и они поженились, а в 1925 году к ним на Сахалин приехала мать Виктора (и Анны Андреевны) Инна Эразмовна. От Ханны Вульфовны я узнал, что она была очень религиозной и отличалась редкой добротой. Ханна Вульфовна с волнением ожидала ее приезда,...
2. Сухомлинова А. П.: Анна Андреевна Ахматова
Входимость: 155. Размер: 57кб.
Часть текста: были опубликованы мои записки. Редакция газеты приняла мои записки без изменения и даже опубликовала на первой странице автограф стихотворения "А вы, мои друзья последнего призыва", которое заканчивалось словами: Рядами стройными выходят ленинградцы / Живые с мертвыми, / Для Бога мертвых нет. Упоминание Бога в печати в то время уже было поступком. Я была благодарна коллективу газеты за первую публикацию этого стихотворения в его подлинной редакции. Воспоминания, опубликованные в 1989 году в газете "Книжное обозрение", я назвала "Простите нас, Анна Андреевна", с них я и начну свои записки об Ахматовой. 1 С Анной Андреевной Ахматовой я познакомилась в ноябре 1941 года в Ташкенте, куда приехала из Москвы последним писательским эшелоном. Почти месяц мы были в пути, приехали измученные и голодные. Рано утром я пошла разыскивать дом № 7 на улице Карла Маркса, в котором поселились близкие мне люди - литературоведы-пушкинисты Татьяна Григорьевна и Мстислав Александрович Цявловские. Все поражало и удивляло: светило солнце, вдоль улиц стояли зеленые тополя, в арыках журчала вода, не было воздушных тревог. Улица Карла Маркса оказалась в самом центре города, начиналась у площади, где возвышалось здание Совнаркома Узбекистана. Я увидела старый двухэтажный дом, вошла через калитку во двор. На стене открытой террасы висела черная тарелка громкоговорителя. Около нее стояло много людей, внимательно слушавших сводки Сов-информбюро. Среди них я увидела Татьяну Григорьевну. Она обрадовалась мне, но вскоре выяснилось, что остаться у них я не смогу. Ташкент был перегружен эвакуированными. Я пробыла в этом городе несколько дней, пока решалась судьба нашего эшелона, и нас отправили в Самарканд. Вещей с собой у меня почти не было - один маленький рюкзак. Когда я раскрыла его, Татьяна Григорьевна увидела книгу "Anno Domini" и сказала: "Ты знаешь, недавно приехала и живет в нашем доме, на втором этаже, Анна Андреевна. Хочешь, я ...
3. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Приложение
Входимость: 148. Размер: 69кб.
Часть текста: на вечере в октябре 1994 года. Мой рассказ не был построен по какому-то плану. Меня попросили рассказать о нашей квартире на Фонтанке, о комнатах, какими они были в двадцатые годы, но, рассказывая об этом, я, конечно, вспоминала и как мы там жили, о моих родителях, о людях, которые часто бывали у нас, и об Анне Андреевне, какой я помню ее в то, раннее время. Я не придерживалась хронологии, а говорила о людях и обстоятельствах, так или иначе связанных с моей жизнью, с жизнью Фонтанного Дома. Некоторые фрагменты рассказа являются ответами на вопросы, которые мне задавали во время моего выступления или до него. Фонтанный Дом был усадьбой Шереметевых. Фельдмаршал Борис Петрович получил эти земли в подарок от Петра I за военные заслуги, но место это он не любил. Его был Петр женился на Варваре Черкасской, единственной наследнице канцлера, благодаря чему слились капиталы двух и так неслыханно богатых семей. Фонтанный Дом строил именно Петр Борисович, уделявший много внимания благоустройству своих имений. Дом стали называть Фонтанным по расположению его на берегу Фонтанки и в отличие от "Мильонного" дома, полученного Шереметевыми в приданом Варвары Алексеевны и расположенного, как это видно из названия, на Миллионной улице. Шереметевы много строили в своих усадьбах. Они умели выбирать одаренных и способных людей среди своих крепостных, которых обучали музыке и театральному делу, архитектуре и живописи, ремеслам и ведению хозяйства и многому другому. Имена талантливых крепостных Шереметевых можно перечислять...
4. Роскина Наталья: "Как будто прощаюсь снова... "
Входимость: 125. Размер: 88кб.
Часть текста: Но ее статность, скульптурность ее позы (в согнутой руке она держала папиросу), ее красота и непередаваемое благородство всего ее облика - все это меня потрясло больше, чем я могла предположить. (Позднее как-то она мне сказала, что скульпторы не хотели ее лепить, им было неинтересно - все уже предварила природа, все было сделано. Жила Ахматова тогда - даже не скажешь: бедно. Бедность - это мало чего-то, то есть что-то, у нее же не было ничего. В пустой комнате стояли небольшое старое бюро и железная кровать, покрытая плохим одеялом. Видно было, что кровать жесткая, одеяло холодное. Готовность любить, с которой я переступила этот порог, смешалась у меня с безумной тоской, с ощущением близости катастрофы... Ахматова предложила мне сесть на единственный стул, сама легла на кровать, закинув руки за голову (ее любимая поза), и сказала: "Читайте стихи". Теперь, конечно, странно вспомнить, что я стала читать, ничуть не смущаясь. Она одобрительно кивала. Впоследствии я узнала, что Ахматова не в силах была обидеть кого бы то ни было дурным отзывом. Она рассказывала: "Если мне не нравится, я молчу... или говорю что-нибудь вялое, человеческое..." В тот раз она не молчала, но позднее, уже через несколько лет, мои стихи ей страшно наскучили и она стала произносить протяжно: "Ну что ж…" Тогда я и перестала писать в рифму. Анна Андреевна приветливо расспросила меня, кто преподает в Московском университете, как учат. Из моих учителей ей было знакомо лишь имя Н. Л. Бродского. В дверь позвонили, она послала меня открыть и крикнула вдогонку: "Спросите - кто, если разбойник, не открывайте". Я возилась с незнакомым замком. Это пришла дворничиха - вынести мусор. Когда я вернулась, Анна Андреевна...
5. Шервинский С. В.: Анна Ахматова в ракурсе быта
Входимость: 114. Размер: 42кб.
Часть текста: до Старков не просто. В то время надо было преодолеть три часа езды в "местном" – рязанском – поезде до станции Пески ("дачные" туда не доходили), потом идти пешком версты полторы до Москва-реки, а там переправиться на другой берег, мост у села Черкизово был выведен из строя уже несколько лет назад. Наша усадьба стояла на берегу, но в полуверсте от парома, и мы предпочитали переправляться на своей лодке прямо против нее. Приглашая Ахматову к себе, я был уверен, что ее такими трудностями не смутишь. Вагон, где мы ехали, наполнен был, как все тогдашние "местные" поезда, толпой тех деревенских баб и девок, как сами они себя называли, которые в ту пору носили нивелирующее прозвание "мешочниц". Мешки по-разному обнаруживали свое содержимое, в них главным образом были пустые или чем-нибудь набитые в Москве бидоны. Усталые от рыночной толкотни, но, в общем, веселые женщины раздирали руками селедку, откусывали колбасу "от цельной", запивали по очереди водой из бутылок и бидонов. С этой однообразно серой женской толпой Ахматова контрастировала сильно. Но на нее никто не обращал внимания, местные жители привыкли видеть подобные вкрапления в свою среду чужеродных единиц из отходящего в прошлое класса. Чужеродные единицы тоже привыкли, и сами уже не чувствовали себя чужеродными. После Бронниц, не видных с железнодорожного полотна, уже простиралась луговая равнина – до Коломны и дальше, к Рязани. В вагоне начиналось оживление. "Мешочницы", почти все, "вылезали" на маленькой безымянной и бесперронной остановке, откуда им предстояло идти верст тридцать до своих деревень. Женщины разувались и уже босые...

© 2000- NIV