Cлово "ВИНО, ВИНА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВИНЫ, ВИНЕ, ВИНОМ

1. Серова М. В.: "Отравленное вино", или "тайна Федры" в поэтическом мире Анны Ахматовой
Входимость: 76.
2. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 5. Птицы, цветы и змеи
Входимость: 20.
3. Филатова О. Д.: Семантическое поле "чаша – кубок" в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 17.
4. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 4. "Поэма без героя". Глава 2
Входимость: 15.
5. Финкельберг Маргарита: О герое "Поэмы без героя"
Входимость: 14.
6. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 5
Входимость: 11.
7. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава вторая. 1914-1924
Входимость: 11.
8. Анна Ахматова в записях Дувакина. М. Д. Вольпин
Входимость: 9.
9. Барзас Валерий: Многоэтажная Ахматова
Входимость: 9.
10. Куликова Е. Ю.: Поэтические прогулки в стихах Анны Ахматовой
Входимость: 8.
11. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 3. 20-е и 30-е годы
Входимость: 8.
12. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 2.
Входимость: 8.
13. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия шестая (октябрь 1917 – сентябрь 1921)
Входимость: 8.
14. Бернштейн И.: Первый реквием Анны Ахматовой
Входимость: 8.
15. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 4
Входимость: 8.
16. Кац Б.,Тименчик Р.: Анна Ахматова и музыка (исследовательские очерки). Нотография (составитель Б. Розенфельд).
Входимость: 7.
17. Обухова Ольга: Анна Ахматова и русская философия неоидеализма. Некоторые параллели
Входимость: 7.
18. Симченко О. В.: Тема памяти в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 7.
19. Цивьян Т. В.: Материалы к поэтике Анны Ахматовой
Входимость: 7.
20. Седакова О. А.: Шкатулка с зеркалом
Входимость: 7.
21. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 6
Входимость: 7.
22. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава четвертая. 1941-1956
Входимость: 7.
23. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Мысль изреченная есть ложь
Входимость: 6.
24. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 6.
25. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 5
Входимость: 6.
26. Аникин А. Е.: О литературных истоках "детских" мотивов в поэзии Анны Ахматовой
Входимость: 6.
27. Долинов Г. И.: Поэма любви в стихах Анны Ахматовой
Входимость: 6.
28. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава первая. Поэмы и театр
Входимость: 6.
29. Мусатов В.: "Я еще пожелезней тех"
Входимость: 6.
30. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 3.
Входимость: 6.
31. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 1. Стимул точности в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 5.
32. Грякалова Н. Ю.: Фольклорные традиции в поэзии Анны Ахматовой
Входимость: 5.
33. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 1. Последняя роза
Входимость: 5.
34. Быков Дмитрий: В зеркалах: Ахматова
Входимость: 5.
35. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Героиня "Поэмы без героя
Входимость: 5.
36. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 7
Входимость: 5.
37. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Сердце, опаленное любовью
Входимость: 5.
38. Иофе В. В.: К пятидесятой годовщине постановления ЦК ВКП(б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград"
Входимость: 5.
39. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 3.
Входимость: 5.
40. Виленкин В.: Стимул точности в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 5.
41. Ильина Наталия: Анна Ахматова в последние годы ее жизни
Входимость: 5.
42. Куняев Сергей: Городу и миру
Входимость: 5.
43. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Минута торжества
Входимость: 5.
44. Носик Борис: Анна и Амедео. Амедео без Анны
Входимость: 5.
45. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 2. Акмеимз. Война и революция (1912-1917)
Входимость: 5.
46. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 1.
Входимость: 5.
47. Рубинчик Ольга: "Но где мой дом…". Тема дома у Ахматовой
Входимость: 5.
48. Волков Соломон: Вспоминая Анну Ахматову. Разговор с Иосифом Бродским
Входимость: 4.
49. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Презревшие безвестность
Входимость: 4.
50. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 3
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Серова М. В.: "Отравленное вино", или "тайна Федры" в поэтическом мире Анны Ахматовой
Входимость: 76. Размер: 59кб.
Часть текста: стороны, вино, в особенности красное, символизирует кровь и жертвоприношение; с другой стороны, оно означает юность и вечную жизнь, - как то божественное опьянение души, воспетое греческими и персидскими поэтами, которое дает человеку возможность на один короткий миг находиться в состоянии бытия, обычно присущего богам" 3 . Метафизика Эроса, которую страстно проповедовали на русском Парнасе начала века, во многом была ориентирована на культ Диониса 4 . Отправляя этот культ, эпоха не только "спрягала в угаре / Единственный в мире латинский глагол - / Amare, amare, amare…" 5 , но и устойчиво "рифмовала" "любовь" и "кровь". Воплощением этой звуковой и семантической рифмы стало "вино". Ахматова, если в данном случае позволить себе несколько иронично обойтись со стиховедческим термином, "банальными рифмами" не пренебрегала 6 , наоборот, они во многом и определяли специфическое качество ее поэтики. "Вино" и "любовь" в ахматовской поэзии вполне "рифмуются": "Я с тобой не стану пить вино…", "Не будем пить из одного стакана / Ни воду мы, ни сладкое вино…", "Буду с милыми есть голубой виноград / Буду пить ледяное вино…" и т. д. Обратим внимание, что "вино" здесь изначально становится элементом структуры знакового поведения лирической героини по отношению к герою: "отказываясь "пить вино", она отказывается целоваться. А невозможность пить вино "из одного стакана" свидетельствует о невозможности любовных...
2. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 5. Птицы, цветы и змеи
Входимость: 20. Размер: 49кб.
Часть текста: между двумя словами имеет место отношение тождества, налицо фигура повторение. Если два слова находятся в отношении противопоставления, это другая фигура – антитеза. Если одно слово обозначает некоторое количество, а другое слово – количество, большее или меньшее по сравнению с первым, то мы говорим, что перед нами еще одна фигура – градация. Если, однако, отношение между двумя словами не подпадает ни под один из этих терминов, – пишет Ц. Тодоров, – то мы скажем, что в данном тексте нет фигур – и будем так считать до тех пор, пока какой-либо новый специалист по риторике не научит нас описывать это неуловимое отношение” [94, c. 56 – 57]. Опираясь на это положение Тодорова, можно сказать, что хотя классическая риторика оставила в наследство богатый и разнообразный набор фигур, но их количество далеко не исчерпано. Более того, число риторических фигур практически бесконечно, поскольку бесконечно разнообразие отношений, связывающих слова. Проблема заключается только в определении...
3. Филатова О. Д.: Семантическое поле "чаша – кубок" в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 17. Размер: 23кб.
Часть текста: 40-х годов есть свидетельства, что в начальный период работы над "Поэмой без Героя" тема судьбы и образ чаши в их взаимосвязи были частью некоторых творческих замыслов Ахматовой: в 1940 году она хотела назвать "какой-то из ее стихотворных циклов" "Кубок горя" [11, т. I, с. 70], в сентябре 1942 "<…> разбирала Лютфи и нашла эпиграф для "Последнего тоста", что-то о чаше" [11, т. I, с. 481]. Непосредственно в тексте "Поэмы без Героя" "чаша" появляется лишь в третьей редакции2 в 1945 году: "Сплю и снится мне юность наша, / Та, его миновавшая чаша…" [1] и традиционно прочитывается как "чаша судьбы", "чаша страданий", выпавших на долю поколения - образ, отсылающий к евангельскому эпизоду "моления о чаше" (Мф, 26:39), который, в свою очередь, восходит к Ветхому Завету ("Доля из чаши", определяемая Господом - Пс, 10:6; 15:5) и еще далее - к мифам3. Тема судьбы поколения логично выводится из "нашей юности", особенно если учесть, что примерно в то же время, осенью 1945 года, "был зачеркнут эпиграф из поэмы В. Хлебникова" ("Нет уже юноши, нет уже нашего") и вместо него "было записано начало первой строки стихотворения М. Лозинского" [1] "То был последний год…" (1914). Так вместо "нашего юноши" появляются "юность наша" и "последний год" при непосредственном соседстве с "чашей" в том и в другом случае. В новом эпиграфе скрыто - через полный текст Лозинского - расширялся христианский контекст семантемы "чаша", при акцентировании знака рубежа (финала и кануна): "То был последний год. Как чаша в сердце храма, /...
4. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 4. "Поэма без героя". Глава 2
Входимость: 15. Размер: 154кб.
Часть текста: тишину сторожит. Помню ее ответ: "Это, может быть, самое важное". Тогда я, по правде сказать, не очень понял - почему. И долго не мог понять, пока однажды не начал перечитывание поэмы не с первой страницы, как всегда, а именно с этих строк, с этого места второй ее части, "Решки". Когда я потом возвратился к началу, мне показалось, что я наткнулся на какой-то действительно самый важный подспудный пласт поэмы, и многое в ней стало мне с тех пор и яснее, и ближе. А что, если и сейчас попробовать вдуматься, вслушаться, вжиться в эту тишину, чтобы потом, может быть, отчетливее представить себе, что же ее нарушило, что в нее ворвалось или, вернее, что ею самой оказалось вызванным на свет божий и облеклось в фантасмагорию начала поэмы. Позволим себе и мы, вслед за Ахматовой, своего рода "запрещенный прием", чтобы проникнуть в поэму изнутри так называемых "привходящих обстоятельств". Вспомним ту высокую, холодную, почти ничем не обставленную комнату во внутреннем флигеле Фонтанного дома, "через площадку" от дворцового зеркального зала, тоже всегда пустого и как будто навеки выстуженного. Как редко и как ненадолго нарушалось царившее здесь одиночество, как плотно оно, должно быть, окутывало в бессонные ночи поэта, уже долгие годы жившего вне общения со своим читателем. Правда, в том же 1940 году, в конце которого началась жизнь Поэмы, из этой плотной и неизбывной тишины вырвался и прозвучал неповторимый голос, многими уже забытый: вышел в свет сборник стихов "Из шести книг". Но одна из надписей на этой единственной почти за двадцать лет книге недаром так настойчиво говорила о Лете: "Почти от залетейской тени...", "И над задумчивою Летой // Тростник оживший зазвучал". А незадолго до того тем же поэтом был создан "Реквием". (Не о нем ли говорится в открывающей "Решку" ремарке: "В...
5. Финкельберг Маргарита: О герое "Поэмы без героя"
Входимость: 14. Размер: 74кб.
Часть текста: (сюжетная линия скрывает за собой трагический эпизод петербургской хроники 1913 года - самоубийство молодого офицера Всеволода Князева из-за несчастной любви к близкой приятельнице Ахматовой, О. А. Глебовой-Судейкиной 1 . Игроки, добавленные автором в 1962 году, окончательно подтвердили, что прототипом Демона является А. Блок, тогда как тождество зловещей маски Владыки Мрака с М. Кузминым, как кажется, никогда особенно и не скрывалось 2 . Неотождествленным остался лишь прототип персонажа, наряженного "полосатой верстой" и определенного самой Ахматовой как "главный". Рассмотрим относящийся к этому персонажу материал. В строфах "Решки", призванных пролить свет на неясности первой части "Поэмы", автор различает трех героев: ... Там их трое - Главный был наряжен верстою, А другой как демон одет - Чтоб они столетьям достались, Их стихи за них постарались... Третий прожил лишь двадцать лет, И мне жалко его... Прототипами "другого" и "третьего" являются, вне всякого сомнения, А. Блок и В. Князев. Что же касается "главного", его развернутая характеристика дается в первой главе первой части "Поэмы": Постой, Ты как будто не значиться в списках, В калиострах, магах лизисках? Полосатой наряжен...

© 2000- NIV