Cлово "ВОЛНА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЛНЫ, ВОЛН, ВОЛНУ, ВОЛНАХ

1. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава первая. Поэмы и театр
Входимость: 9.
2. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Пепел и алмазы
Входимость: 7.
3. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава VI. Россия, Евпатория — Царское Село, 1907 г.
Входимость: 7.
4. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Сердце, опаленное любовью
Входимость: 6.
5. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Пролог. До всего
Входимость: 6.
6. Цивьян Т. В.: Материалы к поэтике Анны Ахматовой
Входимость: 5.
7. Кертман Л.: Безмерность и гармония (Пушкин в творческом сознании Анны Ахматовой и Марины Цветаевой)
Входимость: 5.
8. Кац Б.,Тименчик Р.: Анна Ахматова и музыка (исследовательские очерки). Нотография (составитель Б. Розенфельд).
Входимость: 4.
9. Звук и искусство звука среди мотивов ахматовской поэзии (Б. Кац). 2. "В бездне шепотов и звонов"
Входимость: 4.
10. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава VIII. Франция, Турвилль, 1907 г.
Входимость: 4.
11. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия первая (1908–1910)
Входимость: 4.
12. Сомова Светлана: Тень на глиняной cтене
Входимость: 4.
13. Голлербах Эрих: Образ Ахматовой
Входимость: 4.
14. Марченко Алла: "С ней уходил я в море... ". Анна Ахматова и Александр Блок: опыт расследования
Входимость: 4.
15. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. На длинных волнах
Входимость: 4.
16. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 4.
Входимость: 4.
17. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава пятая
Входимость: 4.
18. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 4
Входимость: 4.
19. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Ольга Глебова-Судейкина и русские поэты
Входимость: 4.
20. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 4. "Поэма без героя". Глава 1
Входимость: 3.
21. Долгополов Л. К.: По законам притяжения
Входимость: 3.
22. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Тайны красоты
Входимость: 3.
23. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Презревшие безвестность
Входимость: 3.
24. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 1. Последняя роза
Входимость: 3.
25. Вербловская И.: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой. "Волнам синим править городом черед"
Входимость: 3.
26. Малюкова Людмила : "Тешил - ужас. Грела - вьюга…"
Входимость: 3.
27. Вербловская И.: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой. Последнее десятилетие (1956-1966)
Входимость: 3.
28. Кацис Л. Ф., Одесский М. П.: "И если когда-нибудь в этой стране... "
Входимость: 3.
29. Дудин М. А.: Души высокая свобода
Входимость: 3.
30. Бажан Микола: Этна-Таормина. Страницы воспоминаний
Входимость: 3.
31. Рубинчик О. Е.: "Медный всадник" в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 3.
32. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 3. 20-е и 30-е годы
Входимость: 3.
33. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава первая
Входимость: 3.
34. Звук и искусство звука среди мотивов ахматовской поэзии (Б. Кац). 1. Звук и искусство звука среди мотивов ахматовской поэзии
Входимость: 3.
35. Рубинчик Ольга: "В ста зеркалах"
Входимость: 3.
36. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. "Если любишь - гори!"
Входимость: 3.
37. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 2. Волшебное зеркало
Входимость: 3.
38. Уваров М. С.: "Реквием" А. А. Ахматовой в пространстве и времени Петербурга
Входимость: 3.
39. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Вестник
Входимость: 3.
40. Рубинчик О. Е.: Шелли и Байрон в "Поэме без героя": изобразительный подтекст
Входимость: 3.
41. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 5
Входимость: 3.
42. Анненский И. Ф. в свидетельствах и исследованиях об А. А. Ахматовой
Входимость: 3.
43. Петрова Ирина: "Память о солнце в сердце". Балаклава Анны Ахматовой
Входимость: 3.
44. Козицкая Е. А.: Мифологема воды в творчестве А. Ахматовой
Входимость: 3.
45. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 5.
Входимость: 2.
46. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава вторая. 1914-1924
Входимость: 2.
47. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. Землетрясения и перевороты
Входимость: 2.
48. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия пятая (1914–1915)
Входимость: 2.
49. Анна Ахматова в записях Дувакина. В. Е Ардов
Входимость: 2.
50. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Футуризм в русской литературе
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава первая. Поэмы и театр
Входимость: 9. Размер: 133кб.
Часть текста: в целом, выявив до времени скрытые «подземные течения» и ключи «живой воды» в историко—культурном прошлом эпохи 1930–1960–х годов. Можно ли считать парадоксом, что Ахматова, одна из «красавиц тринадцатого года», вошедшая в литературу Серебряного века с удивительной любовной лирикой и созданной ею лирической миниатюрой, модель модернистских художников, изысканная и стилизованная, стала крупнейшим эпическим поэтом ХХ столетия – не только в России, но и в Европе? И да, и нет. Горбоносая красавица с парижской «атласной челкой» и глазами русалки, высокая и гибкая (Гумилёв советовал ей учиться пластике и идти в танцовщицы, Мандельштам называл гитаной, Модильяни рисовал в образе египетской царицы), казалось, самой природой была создана для того, чтобы поведать о тайнах и причудах женской души, о встречах и разлуках и с этим войти в русскую, а может быть, и в мировую поэзию. Первые поэтические сборники «Вечер» (1912) и «Чётки» (1914) принесли молодой поэтессе громкую славу, ей прочили будущее «русской Сафо». Однако судьба и время распорядились по—иному. В одном из фрагментов «Реквиема» Ахматова вспоминает о той поре, «сталкивает» две эпохи в своей жизни: Показать бы тебе, насмешнице И любимице всех друзей, Царскосельской веселой грешнице, Что случилось с жизнью твоей. Как трехсотая, с передачею, Под Крестами будешь стоять И своею слезою горячею Новогодний лед прожигать. Но не только в силу трагических испытаний, выпавших ей и ее родине после 1917 года, Ахматова выросла в национального поэта, заговорив от имени своего «стомильонного народа». Сегодня, когда время многое расставило по своим местам, присутствие эпического мирочувствия в ее первых книгах не только очевидно, но и закономерно, обусловлено личностью и...
2. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Пепел и алмазы
Входимость: 7. Размер: 80кб.
Часть текста: aeterna" (вечный свет). Не сразу охватываешь взглядом гармонию целого. Громаду "выстроенного" пространства, огнедышащие фрески, ювелирную резьбу алтарей, созвучия света и тени. Писать о поэме нелегко. Трудно удержаться от цитат, и еще труднее их обрывать. Так полновесно слово. Так емка строка. Так чеканна строфа. Так волнующа ритмика. Слово в поэме кристально-прозрачно, точно, выверено (пушкинская родословная устанавливается сразу). Вместе с тем в поэме сложный вихревой водоворот течений, видимых и подводных. Пересекаются многие орбиты бытия и сознания. Внутренний монолог внедряется в рассказ. Повествование растворяется в лирических волнах. Непрерывные переходы во времени: от сиюминутного к вчерашнему, к давнопрошедшему - и обратно. Как в прошедшем грядущее зреет, Так в грядущем прошлое тлеет... В "Тайной вечере" Леонардо да Винчи один знаток насчитал четырнадцать горизонтов. В поэме Ахматовой их, быть может, не меньше. Страницы дневника - и летопись века. Взгляд сверху, с самой высокой точки, - и зорко подмеченные детали. Тончайшие душевные движения - ...
3. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава VI. Россия, Евпатория — Царское Село, 1907 г.
Входимость: 7. Размер: 18кб.
Часть текста: а еще минут через двадцать спрячется за ним, и весь пляж начнет быстро погружаться в темноту. Тогда можно будет сказать идущему рядом Николаю, что уже поздно и ей пора домой. Конечно, можно было сказать и сейчас, но, пока еще светло, молодой человек запросто мог предложить ей погулять «еще всего пару минут», потом «еще минуточку» и оттянуть возвращение не меньше, чем на час. Нет уж, решила Анна, лучше подождать до заката, а потом сказать, что ей страшно бродить так далеко от дома в темноте. А Гумилев все рассказывал ей то о своих дальнейших планах, касающихся издания нового литературного журнала, то о замысле новых стихов, то о недавно прочитанных им книгах… Анну тяготили эти не прекращающиеся разговоры, но в то же время она понимала, что виновата в них сама. Николай часто делал паузы, давая высказаться ей, но она не отвечала, не зная, как поддержать не интересную ей беседу. Сама она, гуляя у моря, думала совсем о другом — о том, что переезд в Евпаторию и жизнь «в целебном морском воздухе» так и не помогли победить туберкулез и выжить сестре Инне, о том, что ее собственное здоровье в последнее время тоже ослабло, а мать с каждым днем все глубже...
4. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Сердце, опаленное любовью
Входимость: 6. Размер: 70кб.
Часть текста: второго "настроит против действительной жизни" и сам "уходит от действительности"24. Русский символизм был, конечно, разновидностью второго течения. "Сентиментального", по терминологии Ф. Шиллера. Романтического, как мы бы сейчас выразились. Он вырос на почве романтического25 мировосприятия. И при всей неповторимости, при всем своеобразии, при всех индивидуальных чертах каждого из его участников, русские символисты, как и все романтики, исходили из неприятия "низкой действительности". Противоречие между жизнью и мечтой считалось безвыходным. И разрешалось оно уходом от действительности во имя "творимой легенды". Так же как немецкие романтики начала XIX века отрицали окружающий мир во имя мечты о "голубом цветке" (Новалис). Мрак и духота времени рождали достаточно стимулов, чтобы отвернуться от страшного лика гнетущей российской реальности - с виселицами первомартовцев, кандалами узников-шлиссельбуржцев, беспросветной нищетой масс. В 1881 году молодой филолог Владимир Соловьев, которому прочили блестящую ученую будущность, возвысил голос протеста против казни пяти народовольцев, умоляя царя Александра III отменить смертный приговор. Призыв ни к чему не привел. Он стоил только Владимиру Соловьеву профессорской кафедры и живого общения со студенческой молодежью. В атмосфере глухой, беспросветной реакции, душившей свободное слово и мысль, Владимир Соловьев нашел себе прибежище в мистических построениях, уводивших от жестоких впечатлений действительности. Философ-идеалист был и поэтом. Он стал предтечей раннего русского символизма. Отряхая "тяжкий сон житейского сознанья", он искал "снов наяву" (так называется одно из стихотворений Вл. Соловьева), устремившись духом к "таинственным и чудным берегам", к "свету...
5. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Пролог. До всего
Входимость: 6. Размер: 108кб.
Часть текста: одиннадцатой остановки Большого Фонтана, еле-еле дотягивал паровой трамвайчик. Улочка, на которой был «прописан» одноэтажный домишко, снятый Горенками в лето 1889 года, – неавантажный, без номера, – называлась Хрустальной, хотя ничего оправдывающего почти дворцовое название здесь не было и в помине. Впрочем, до промышленно-строительного бума конца века на всей приморской стороне жилые строения выглядели не многим лучше. Это потом, когда Анна приедет в Одессу подростком и мать вздумает показать дочери дом, где та появилась на свет, владение Саракини покажется ей мизерабельным. Не дача на взморье, а утлое строеньице, нависшее над отвесным обрывом к морю, невесть как сохранившееся среди кичливо-новеньких загородных особняков. Свежезастроенные дачные предместья стремительно богатевшей Одессы в первые годы ХХ века, то есть такие, какими они станут, когда Инна Эразмовна Горенко и ее дочь, строптивая пятнадцатилетняя барышня, отправятся на поиски владения Саракини, описаны в уже упоминавшихся мемуарах Юрия Олеши: «…Я видел загородные дороги, по сторонам которых стояли дачи с розами на оградах и блеском черепичных крыш. Дороги вели к морю. Я шел вдоль оград, сложенных из камня-известняка… Желтоватые стены дуют пылью, розы падают на них, скребя шипами… Там, в блужданиях по этим дорогам, составил я свои первые представления о жизни. Жизнь, думал я, это вечное лето. Висят в лазури балконы под полосатыми маркизами, увитые цветением. Я буду учиться, я способный, – и если то обстоятельство, что я сейчас беден, вызывает во мне горечь, то горечь эта приятна, потому что впереди я вижу день исполнившихся мечтаний. Я буду богат и независим. Я ощущаю в ...

© 2000- NIV