• Наши партнеры
    Khimie.ru - характеристика висмута
  • Cлово "ЖЕНЩИНА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЖЕНЩИН, ЖЕНЩИНУ, ЖЕНЩИНЫ, ЖЕНЩИНЕ

    1. Коллонтай А. М.: Письма к трудящейся молодежи
    Входимость: 107.
    2. Мандельштам Н. Я.: Из воспоминаний
    Входимость: 31.
    3. Толстая Елена: "Алешка" и "Аннушка": К истории литературных отношений Анны Ахматовой и Алексея Толстого
    Входимость: 29.
    4. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 5. Птицы, цветы и змеи
    Входимость: 28.
    5. Темненко Г. М.: Лирический герой и миф о поэте (на материале ранней лирики Ахматовой)
    Входимость: 28.
    6. Арватов Б. И.: Гражд. Ахматова и Тов. Коллонтай
    Входимость: 27.
    7. Мусатов В.: "Я еще пожелезней тех"
    Входимость: 25.
    8. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава третья. 1924-1941
    Входимость: 23.
    9. Стецкая Надежда Алексеевна: Портреты Анны Ахматовой на границе живописи и поэзии.
    Входимость: 21.
    10. Королева Н. В.: "Могла ли Биче словно Дант творить... " Проблема женского образа в творчестве Ахматовой
    Входимость: 20.
    11. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава XV. Россия, Слепнево, 1911 г.
    Входимость: 19.
    12. Роскина Наталья: "Как будто прощаюсь снова... "
    Входимость: 19.
    13. Копылова Н. И.: О любви в лирике М. Цветаевой и А. Ахматовой: сравнительный анализ
    Входимость: 19.
    14. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава пятая. Культура любви
    Входимость: 19.
    15. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава первая. 1889-1914
    Входимость: 18.
    16. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия шестая (октябрь 1917 – сентябрь 1921)
    Входимость: 18.
    17. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия четвертая (1913)
    Входимость: 18.
    18. Лелевич Г.: Анна Ахматова (беглые заметки)
    Входимость: 18.
    19. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава вторая. 1914-1924
    Входимость: 17.
    20. Темненко Г. М.: Критическая статья Ахматовой: обмен мистификациями или скрытая полемика?
    Входимость: 17.
    21. Ильина Наталия: Анна Ахматова в последние годы ее жизни
    Входимость: 17.
    22. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Марина Цветаева
    Входимость: 17.
    23. Кушнер Александр: Анна Андреевна и Анна Аркадьевна
    Входимость: 16.
    24. Анна Ахматова в записях Дувакина. Е. К. Гальперина-Осмеркина
    Входимость: 16.
    25. Коврова К. А.: Истоки победы: мифологема «царской дочки» у Анны Ахматовой
    Входимость: 15.
    26. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава пятая. 1956-1966
    Входимость: 15.
    27. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава четвертая. Гумилёв
    Входимость: 15.
    28. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия седьмая (1933–1938)
    Входимость: 14.
    29. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Анна Ахматова
    Входимость: 14.
    30. Недоброво Н. В.: Анна Ахматова
    Входимость: 13.
    31. Барзас Валерий: Многоэтажная Ахматова
    Входимость: 13.
    32. Жирмунская Т. В.: "Во мне печаль, которой царь Давид По-царски одарил тысячелетья... "
    Входимость: 13.
    33. Ильина Наталия: Анна Ахматова, какой я ее видела
    Входимость: 13.
    34. Темненко Г. М.: Роман в стихах и роман-лирика: к вопросу о влиянии творчества А. Пушкина на поэзию А. Ахматовой
    Входимость: 13.
    35. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава четвертая. 1941-1956
    Входимость: 13.
    36. Ахвердян Г. Р.: Портрет Героини "Поэмы без героя" Анны Ахматовой
    Входимость: 13.
    37. Макогоненко Г. П.: "…Из третьей эпохи воспоминаний"
    Входимость: 12.
    38. Носик Борис: Анна и Амедео. Первая встреча
    Входимость: 12.
    39. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава первая. Истоки
    Входимость: 12.
    40. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Пролог. До всего
    Входимость: 12.
    41. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Петербургская кукла
    Входимость: 11.
    42. Срезневская Валерия: Дафнис и Хлоя
    Входимость: 11.
    43. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и Наталья Вaрбанец : Из жизни петербургско-ленинградской интеллигенции в 1930-е и другие годы
    Входимость: 11.
    44. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 3. 20-е и 30-е годы
    Входимость: 11.
    45. Саакянц Анна: "Два поэта - две женщины - две трагедии" (Анна Ахматова и Марина Цветаева)
    Входимость: 11.
    46. Чудовский Валериан: По поводу стихов Анны Ахматовой
    Входимость: 10.
    47. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия первая (1908–1910)
    Входимость: 10.
    48. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 9
    Входимость: 10.
    49. Кихней Л. Г., Козловская С. Э.: К описанию внутреннего и внешнего пространства в поэзии Ахматовой: семантика образов-медиаторов
    Входимость: 10.
    50. Бaxтин В.: Анна Ахматова и Союз Писателей
    Входимость: 10.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Коллонтай А. М.: Письма к трудящейся молодежи
    Входимость: 107. Размер: 36кб.
    Часть текста: как это кажется с первого взгляда. В ее трех белых томиках трепещет и бьется живая, близкая, знакомая нам душа женщины современной переходной эпохи, эпохи ломки человеческой психологии, эпохи мертвой схватки двух культур, двух идеологий - буржуазной и пролетарской. Анна Ахматова - на стороне не отживающей, а создающейся идеологии. Ахматова не просто "поэтесса", каких много, перепевающая то, что уже не раз говорили великие писатели уходящей культуры и говорили сильнее и ярче слабых подражательниц-поэтесс. Ахматова - сама творец. И, как поэт-творец, она привносит в искусство, а, значит, и в знание человеческой души то, что не сумели сказать до нее крупнейшие буржуазные поэты. Ахматова поет не о "женщине" вообще, а о женщине нового склада, той, что своим трудом пробивает себе жизненный путь. Как художник-творец, Ахматова не пропускает переживаний женской души сквозь призму мужской психологии, а говорит о женщине то, что в тайниках своих переживает почти каждая самостоятельно трудящаяся женщина, стоящая на переломе двух эпох. И в...
    2. Мандельштам Н. Я.: Из воспоминаний
    Входимость: 31. Размер: 82кб.
    Часть текста: О. Э. и Н. Я. Мандельштамов с Анной Ахматовой, сохранился в Воронеже у Н. Е. Штемпель (1908–1988). Незадолго до смерти Наталья Евгеньевна подарила эту рукопись исследователю творчества О. Э. Мандельштама П. М. Нерлеру. Он любезно предоставил выдержки из этой рукописи для настоящего издания. Составители I Надпись на книге: "Другу Наде, чтобы она еще раз вспомнила, что с нами было". Из того, что с нами было, самое основное и сильное, это страх и его производное – мерзкое чувство позора и полной беспомощности. Этого и вспоминать не надо, "это" всегда с нами. Мы признались друг другу, что "это" оказалось сильнее любви и ревности, сильнее всех человеческих чувств, доставшихся на нашу долю. С самых первых дней, когда мы были еще храбрыми, до конца пятидесятых годов страх заглушал в нас все, чем обычно живут люди, и за каждую минуту просвета мы платили ночным бредом – наяву и во сне. У страха была физиологическая основа: хорошо вымытые руки с толстыми короткими пальцами шарят по нашим карманам, добродушные лица ночных гостей, их мутные глаза и покрасневшие от бессонницы веки. Ночные звонки – "пока вы мирно отдыхали в Сочи, ко мне уже ползли такие ночи и я такие слышала звонки", топот сапог, "черные вороны" – а кто там? – болван, дежурящий на улице не для того, чтобы узнать что-нибудь дополнительное о нас, а просто с целью пугнуть и окончательно запугать. ... В 38-м мы узнали, что "психологические методы допроса" отменены и "там" перешли на "упрощенный допрос", то есть просто пытают и бьют. А. А. сказала: "Теперь ясно – шапочку-ушаночку и – шасть!" И мы почему-то решили: раз без психологии, больше бояться не надо – пусть ломают ребра... Но вскоре она передумала – как так...
    3. Толстая Елена: "Алешка" и "Аннушка": К истории литературных отношений Анны Ахматовой и Алексея Толстого
    Входимость: 29. Размер: 109кб.
    Часть текста: неудобна и аллергенна с обеих сторон. Это неудобство заслоняет от нас целый литературоведческий пустырь, на котором обильно всколосились вопросительные знаки. Отношения Толстого и Ахматовой в сороковые годы, как они описаны в последних сочинениях компилятивного и бульварного жанра1, отнюдь не исчерпывают эту сложную главу литературной истории, в которой поражает обилие резких поворотов и переоценок. Начинается эта тема еще до знакомства протагонистов, в 1908 г. в Париже, когда Гумилев сближается с Толстым и рассказывает ему о своей попытке самоубийства в конце 1907 года, на парижском городском валу. В посмертном очерке Толстого о Гумилеве говорится, что причин самоубийства ему Гумилев-Грант так и не открыл. Но из позднейших записей Ахматовой в записных книжках об их встречах в 20-х гг. видно, что Гумилев рассказал ему все: «... как он рассказывал Ал[ексею] Толстому, что из-за меня травился на fortifications (это было записано со слов Толстого). «Свидетелем его парижского отчаянья и самоубийства был Алексей Николаевич Толстой» (обе записи 1963 г.)2. Анна Горенко впервые увидела Толстого в конце 1909 года, когда он вместе с Гумилевым (сразу же после нашумевшей дуэли того с Волошиным) и Михаилом Кузминым приезжает в Киев выступать на вечере «Остров искусств»: вечер не имеет большого успеха у публики, но на Анну Горенко, очевидно, производит впечатление новый литературный имидж Гумилева: она, наконец, принимает его предложение. В ореоле новой столичной литературы, надо думать, ей предстает и молодой Толстой, который, впрочем, в Киеве занят блиц-романом с красавицей актрисой Мариной Рындиной. Кем бы ни был навеян образ «блистательного графа» в трех стихотворениях Ахматовой 1909 г., очевидно влияние на них...
    4. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 5. Птицы, цветы и змеи
    Входимость: 28. Размер: 49кб.
    Часть текста: еще одна фигура – градация. Если, однако, отношение между двумя словами не подпадает ни под один из этих терминов, – пишет Ц. Тодоров, – то мы скажем, что в данном тексте нет фигур – и будем так считать до тех пор, пока какой-либо новый специалист по риторике не научит нас описывать это неуловимое отношение” [94, c. 56 – 57]. Опираясь на это положение Тодорова, можно сказать, что хотя классическая риторика оставила в наследство богатый и разнообразный набор фигур, но их количество далеко не исчерпано. Более того, число риторических фигур практически бесконечно, поскольку бесконечно разнообразие отношений, связывающих слова. Проблема заключается только в определении этих отношений. Высказанные положения справедливы не только по отношению к тексту, но и по отношению к поэтическому миру. Различие только в том, что мы имеем дело не с “расположением слов”, а с расположением образов. Нашу работу в этом ракурсе можно назвать исследованием по общей риторике и отнести к несуществующему пока разделу “Риторические фигуры поэтических миров”. Повторяющиеся образы в поэтическом мире Ахматовой позволяют говорить о существовании образной риторической фигуры Повторение. Но это Повторение, как показывает рассмотренный выше материал, является фигурой особого рода. Повторяются не отдельные слова, а полиморфные множества признаков, причем эти множества постоянно видоизменяются, претерпевая те или иные трансформации. Теория и методы классической риторики являются не вполне адекватными для описания и наименования фигур этого рода. Требуется более широкий концептуальный базис, позволяющий оперировать не с отдельными единичными элементами, а с полиморфными множествами. Таким базисом в нашей работе является концепция мерона. Термин “мерон” ввел С. В. Мейен для описания повторяющихся полиморфных...
    5. Темненко Г. М.: Лирический герой и миф о поэте (на материале ранней лирики Ахматовой)
    Входимость: 28. Размер: 55кб.
    Часть текста: в своё время Гегелем. Преобладание в лирике личностного, субъективного, индивидуального над объективным, множественным, общим, в противоположность эпическому роду, порождает несходство и в восприятии авторского образа применительно к этим двум родам. Личность автора эпических творений редко становится объектом повышенного внимания, личность лирика начинает обрастать легендами иногда уже при его жизни, а после смерти мифологизируется почти неизбежно. Причина, видимо, в том, что лирический взгляд на мир, предполагающий установку на самовыражение, невозможен без противоположного полюса - установки на общечеловеческий смысл лирического переживания. ("Мы хотим, чтобы перед нашими глазами появилось нечто общечеловеческое, чтобы мы могли это поэтически сопереживать. <…> В таком случае поэт - и он, и не он сам; он представляет не себя, а нечто другое, он как бы артист, который разыгрывает бесконечно много ролей <…> Но что бы он ни представлял, он постоянно сплетает с этим свой внутренний художественный мир, пережитое и перечувствованное" [6, т. 3, с. 502]. Преодолению этого противоречия служат сгущение семантики лирического языка, актуализация восприятия лирических формул и форм, выработанных предшествующими культурными эпохами, а также представления о личности и биографии поэта, которые становятся важнейшим средством раскрытия авторского сознания. Лирический герой и лирический сюжет способствуют конкретизации образа лирического чувства, и, несмотря на условность этих явлений, они прочно соотносятся в сознании...

    © 2000- NIV