Cлово "СЛАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ШЛИ, ШЛЕТ, СЛАЛИ, ШЛЮ, ШЛЮТ

1. Марченко Алла: Мелодия для Голоса и Азийской свирели
Входимость: 7.
2. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава первая. Поэмы и театр
Входимость: 7.
3. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава третья. 1924-1941
Входимость: 5.
4. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 5.
5. Сомова Светлана: "Мне дали имя - Анна"
Входимость: 5.
6. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 2.
Входимость: 5.
7. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 9.
Входимость: 5.
8. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 5.
Входимость: 4.
9. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 6. Мужество
Входимость: 4.
10. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия пятая (1914–1915)
Входимость: 4.
11. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 2. Волшебный воздух
Входимость: 4.
12. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава II. Россия, Царское Село, 1901 г.
Входимость: 4.
13. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 9.
Входимость: 4.
14. Мануйлов В. А.: Анна Андреевна Ахматова
Входимость: 4.
15. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 7.
Входимость: 4.
16. Виленкин В.: Стимул точности в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 4.
17. Мандельштам Н. Я.: Из воспоминаний
Входимость: 4.
18. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). I. Встречи с поэтом. 4. "Будка" и "Ордынка"
Входимость: 4.
19. Ильина Наталия: Анна Ахматова в последние годы ее жизни
Входимость: 4.
20. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия четвертая (1913)
Входимость: 4.
21. Наппельбаум Ида: Фон к портрету Анны Андреевны Ахматовой
Входимость: 4.
22. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава четвертая. 1941-1956
Входимость: 4.
23. Любимова А. В.: Записи о встречах
Входимость: 4.
24. Герштейн Э. Г.: В Замоскворечье
Входимость: 3.
25. Ерохина И. В.: "Тройное дно" эпилога "Реквиема" Анны Ахматовой: смысломоделирующая функция реминисценций
Входимость: 3.
26. Виленкин Виталий: В сто первом зеркале (Анна Ахматова). II. Подступы к "тайнам ремесла". 1. Стимул точности в творчестве Анны Ахматовой
Входимость: 3.
27. Цивьян Татьяна: Странствие Ахматовой в ее Италию
Входимость: 3.
28. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1962
Входимость: 3.
29. Ерохина И. В.: Гений и злодейство: пушкинский подтекст в "Реквиеме" Анны Ахматовой
Входимость: 3.
30. Анна Ахматова. Реквием
Входимость: 3.
31. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия девятая (1944–1946)
Входимость: 3.
32. Курносенков Константин: "Час мужества пробил... "
Входимость: 3.
33. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава третья
Входимость: 3.
34. Лившиц Е. К.: Памятная записка
Входимость: 3.
35. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1931 - 1932
Входимость: 3.
36. Фрезинский Борис : Эренбург и Ахматова
Входимость: 3.
37. Орлова Раиса , Копелев Лев: " Мы жили в Москве 1956-1980" Часть вторая. Встречи с Анной Ахматовой (Воспоминания)
Входимость: 3.
38. Муравьева Ирина: Послесловие к фильму
Входимость: 3.
39. Марченко Алла: "С ней уходил я в море... ". Анна Ахматова и Александр Блок: опыт расследования
Входимость: 3.
40. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Ардов Михаил: Возвращение на Ордынку
Входимость: 3.
41. Роскина Наталья: "Как будто прощаюсь снова... "
Входимость: 3.
42. Вербловская И.: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой. Петербург - 1890-1910-е годы
Входимость: 3.
43. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 3. 20-е и 30-е годы
Входимость: 3.
44. Гитович Сильвия: Об Анне Андреевне
Входимость: 3.
45. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Две правоты
Входимость: 3.
46. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава седьмая и последняя
Входимость: 3.
47. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Примечания
Входимость: 3.
48. Субботин Александр: Маяковский и Ахматова
Входимость: 3.
49. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава пятая
Входимость: 3.
50. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Ольга Глебова-Судейкина и русские поэты
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Марченко Алла: Мелодия для Голоса и Азийской свирели
Входимость: 7. Размер: 67кб.
Часть текста: мы проходили сквозь город чужой, Сквозь дымную песнь и полуночный зной, - Одни под созвездием Змея, Взглянуть друг на друга не смея. И чудилось: рядом шагают века, И в бубен незримая била рука, И звуки, как тайные знаки, Пред нами кружились во мраке. Мы были с тобою в таинственной мгле, Как будто бы шли по ничейной земле, Но месяц алмазной фелукой Вдруг выплыл над встречей-разлукой… И если вернется та ночь и к тебе, Будь добрым к моей запоздалой мольбе, Пришли наяву ли, во сне ли Мне голос азийской свирели. 1 декабря 1959 Ленинград. Красная Конница Согласно догадке (предположению) Л. К. Чуковской, процитированные стихи посвящены Юзефу Чапскому, художнику и публицисту, с которым и Анна Андреевна, и Лидия Корнеевна познакомились во время войны в Ташкенте, правда, при разных обстоятельствах, ААА - в доме А. Н. Толстого. Эвакуированный в Ташкент "Совет­ский писатель" запланировал что-то вроде антологии польской поэзии. Акция была политической. Под Ташкентом расквартирован штаб генерала Андерса, с которым Сталин ведет хитроумную двойную игру. Чапский, чудом избежавший судьбы своих соотечественников - 15 тыс. пленных польских офицеров, расстрелянных войсками НКВД, - официально ведает культурной работой, а неофициально, по поручению генерала, пытается разыскать (на бесчеловечной земле) хотя бы их следы. Красный граф и автор "Обороны Царицына" о политической подоплеке проекта наверняка знал, но и у него была своя ...
2. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава первая. Поэмы и театр
Входимость: 7. Размер: 133кб.
Часть текста: своей первой частью – «Тысяча девятьсот тринадцатый год», а «Пролог» – несколькими стихотворениями. Знакомство с полным текстом этих произведений, их включенность в контекст ахматовского творчества и в общий контекст литературы открыли возможность нового взгляда не только на ее художественное наследие, но и на отечественный литературный процесс в целом, выявив до времени скрытые «подземные течения» и ключи «живой воды» в историко—культурном прошлом эпохи 1930–1960–х годов. Можно ли считать парадоксом, что Ахматова, одна из «красавиц тринадцатого года», вошедшая в литературу Серебряного века с удивительной любовной лирикой и созданной ею лирической миниатюрой, модель модернистских художников, изысканная и стилизованная, стала крупнейшим эпическим поэтом ХХ столетия – не только в России, но и в Европе? И да, и нет. Горбоносая красавица с парижской «атласной челкой» и глазами русалки, высокая и гибкая (Гумилёв советовал ей учиться пластике и идти в танцовщицы, Мандельштам называл гитаной, Модильяни рисовал в образе египетской царицы), казалось, самой природой была создана для того, чтобы поведать о тайнах и причудах женской души, о встречах и разлуках и с этим войти в русскую, а может быть, и в мировую поэзию. Первые поэтические сборники «Вечер» (1912) и «Чётки» (1914) принесли молодой поэтессе громкую славу, ей прочили будущее «русской Сафо». Однако судьба и время распорядились по—иному. В одном из фрагментов «Реквиема» Ахматова вспоминает о той поре, «сталкивает» две эпохи в своей жизни: Показать бы тебе, насмешнице И любимице всех друзей, Царскосельской веселой грешнице, Что случилось с жизнью твоей. Как трехсотая, с...
3. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава третья. 1924-1941
Входимость: 5. Размер: 92кб.
Часть текста: Фонтанке, 2, а затем, с 1924 по 1926 год, в "Мраморном дворце" на квартире Шилейко, который перебрался в Москву. Прежние ее книги, однако, продолжали переиздаваться, и, несмотря на отзывы в коммунистической прессе, поэзия ее была все так же популярна. В 1924 году еще возможно было устроить в Москве вечер ее поэзии. Во вступительной речи Леонид Гроссман сравнил Ахматову с Сафо89 и назвал ее первой среди русских поэтесс90. Но, несмотря на столь высокое звание и, возможно, именно по причине своей широкой популярности и особого внимания критики, печататься Ахматовой становилось все труднее и труднее. В 1925 году подборка из тридцати двух ее стихотворений вошла в обширную антологию "Русская поэзия XX века", изданную И. Ежовым и Е. Шамуриным91, но это было, по-видимому, последним, что появилось в печати вплоть до 1940 года92. Позднее, в 1925 году, как считала Ахматова, неофициальным решением партийных органов был наложен запрет на все ее публикации. Хотя этот запрет нигде и никогда не был оглашен, в последующие пятнадцать лет в Советском Союзе не было напечатано ни одного стихотворения Ахматовой93. Большинство друзей Ахматовой, переживших и войну, и революцию, и голод, эмигрировало. Отторгнутая от своих читателей, лишенная общества собратьев по перу, прежде хоть отчасти скрашивавшего ей ее "бездомность", часто болевшая, Ахматова была вынуждена вновь искать силы в себе самой, чтобы жить в стране, которую любила и которую упрямо отказывалась покидать. Летом 1924 года в Ленинграде Осип Мандельштам познакомил Ахматову со своей молодой женой Надеждой94. Ранней весной следующего года они обе находились в туберкулезном санатории95 в Царском Селе. ...
4. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 5. Размер: 95кб.
Часть текста: был лишен телесности и, следовательно, императива. В воскресное утро 22 июня 1941 года у невидимки появилось и то и другое. Завернувшись в останки когда-то привезенного Пуниным из Японии парадного халата, Ахматова кинулась от этого страшного голоса прочь, туда, куда, как оказалось, еще не совсем отвыкла кидаться, – к Николаю Николаевичу. За сына ей можно было не беспокоиться, из тех погибельных каторжных мест под немецкие пули, снаряды и танки не посылали. Иное дело Пунины. Немедленной мобилизации подлежал юный супруг Ирины Николаевны, отец Ани-маленькой… Когда первый шок прошел, Пунин записал в дневнике: «Вспомнились первые впечатления от войны… Речь Молотова, о которой сказала вбежавшая с растрепанными волосами (поседевшими) в черном шелковом китайском халате А. А.». С середины июля литературная Москва начинает эвакуировать писателей и их семьи [56] в глубокий тыл (Урал, Сибирь, Средняя Азия). В Ленинграде эвакуация проводится в явно замедленном, по сравнению с Москвой, режиме и темпе. 30 августа немецкие войска перерезают последнюю железную дорогу, соединяющую город с Большой землей. В результате вопрос: уезжать или оставаться – для ленинградцев, в том...
5. Сомова Светлана: "Мне дали имя - Анна"
Входимость: 5. Размер: 54кб.
Часть текста: долины. Вдохните этот ветер - и будете навек счастливым и юным!.. Черные чинары. Белые тополя. Ветки над головой, и каждая ветка приветлива, наклоняется к тебе, будто хочет погладить по голове усталого путника. А над земляными крышами старого города колышутся белые цветущие деревца, как лунные танцовщицы, исполняющие свой звенящий на ветру восточный танец. Понизу же плывет наивная песенка воды в арыках. Таинственно пахнет индийский нард, именуемый черным райхоном; пряно пахнет, волшебный для голодного, плов с прозрачными зернами риса, резко-дикая мята, томно-мелкие красные розы и особенно тепло-румяные лепешки над красными углями тандыра. Душистая тьма без просвета и лунный свет без тени. И вдруг громко бьют в бубны падающие со скал гладкие камни, а горные реки, как сказочные джигиты в серебряных доспехах, блещут синими молниями, охраняя вход в угрюмое горное урочище. И в этой ночи по белой в тополях, дымящейся от лессовой пыли улице Жуковского шла высокая женщина, ленинградская беженка, в стоптанных башмаках и ветхой шали. Над ней как будто еще было другое небо, то, что за тысячи километров отсюда, черное и кроваво-красное, в бомбовом потоке, истребляющем города, людей, деревья на огромном, горячем от пролитой крови пространстве. Она потеряла все, пережила полное сиротство, не было у нее ни дома, ни дыма, ни своего угла, ни пропитания, ни одного человека, для которого она была бы всем на свете. А было - собственное достоинство, были высота человеческого духа, тайна словотворчества. Она умела делать людей счастливыми, дарила нравственную силу, сопротивление злу и неправде. Поэтому она и в нелегкой доле своей владела богатством. Лишь хвойная ветка да солнечный стих, Оброненный нищим и поднятый мной... Так она определила свое богатство. И следы ее на ташкентской земле и в душах людей - были и остались! 2 Много лет я живу стихами Анны Ахматовой, памятью о часах, проведенных рядом с нею. Отталкивала свои строки о них, оттого...

© 2000- NIV