Cлово "ДЕРЖАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДЕРЖАЛА, ДЕРЖАЛ, ДЕРЖИТ, ДЕРЖА

1. Позднякова Т. С.: "Виновных нет... "
Входимость: 9.
2. Анна Ахматова в записях Дувакина. В. М. Василенко
Входимость: 6.
3. Роскина Наталья: "Как будто прощаюсь снова... "
Входимость: 6.
4. Иофе В. В.: К пятидесятой годовщине постановления ЦК ВКП(б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград"
Входимость: 6.
5. Ильина Наталия: Анна Ахматова в последние годы ее жизни
Входимость: 6.
6. Рубинчик О. Е.: Шелли и Байрон в "Поэме без героя": изобразительный подтекст
Входимость: 6.
7. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 5.
Входимость: 5.
8. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия первая (1908–1910)
Входимость: 5.
9. Ильина Наталия: Анна Ахматова, какой я ее видела
Входимость: 5.
10. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и Наталья Вaрбанец : Из жизни петербургско-ленинградской интеллигенции в 1930-е и другие годы
Входимость: 5.
11. Мандельштам Н. Я.: Из воспоминаний
Входимость: 5.
12. Алигер М. И.: В последний раз
Входимость: 5.
13. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия шестая (октябрь 1917 – сентябрь 1921)
Входимость: 5.
14. Лосиевский Игорь: Анна Всея Руси. Глава шестая
Входимость: 5.
15. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия четвертая (1913)
Входимость: 5.
16. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава первая. Истоки
Входимость: 5.
17. Павловский Алексей: Анна Ахматова. Жизнь и творчество. Глава 2. Акмеимз. Война и революция (1912-1917)
Входимость: 5.
18. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Пролог. До всего
Входимость: 5.
19. Барзас Валерий: Многоэтажная Ахматова
Входимость: 4.
20. Герштейн Э. Г.: Секреты Ахматовой
Входимость: 4.
21. Сухомлинова А. П.: Анна Андреевна Ахматова
Входимость: 4.
22. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Сердце, опаленное любовью
Входимость: 4.
23. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 2.
Входимость: 4.
24. Рубинчик Ольга: Об испанской составляющей в "Поэме без героя"
Входимость: 4.
25. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1944
Входимость: 4.
26. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Стихи, стихи, стихи...
Входимость: 3.
27. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 10. В сокровищнице памяти народной
Входимость: 3.
28. Гончарова Н. Г.: А. Ахматова и Г. X. Андерсен
Входимость: 3.
29. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Петербургская кукла
Входимость: 3.
30. Анна Ахматова в записях Дувакина. Е. К. Гальперина-Осмеркина
Входимость: 3.
31. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Жозеф, Деметр и многие другие
Входимость: 3.
32. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Иные чувства
Входимость: 3.
33. Фокин П.: Ахматова без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 3.
34. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 9. "Разлучение наше мнимо"
Входимость: 3.
35. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия седьмая (1933–1938)
Входимость: 3.
36. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1943
Входимость: 3.
37. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 9.
Входимость: 3.
38. Бажан Микола: Этна-Таормина. Страницы воспоминаний
Входимость: 3.
39. Марченко Алла: "С ней уходил я в море... ". Анна Ахматова и Александр Блок: опыт расследования
Входимость: 3.
40. Ахвердян Г. Р.: "И кто автор, и кто герой…"
Входимость: 3.
41. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. "Орел и решка"
Входимость: 3.
42. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Два под одним плащом - ходят дыханья
Входимость: 3.
43. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова. Жизнь и текст
Входимость: 3.
44. Саакянц А.: Анна Ахматова - несколько встреч
Входимость: 3.
45. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 8
Входимость: 3.
46. Берестов В. Д.: Чингизидка
Входимость: 3.
47. Кихней Л.Г.: Поэзия Анны Ахматовой. Тайны ремесла. Глава 1. Картина мира и образ переживания "Вечер", "Четки"
Входимость: 3.
48. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1916
Входимость: 3.
49. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 2
Входимость: 3.
50. Кривулин В. Б.: Воспоминания об Анне Ахматовой
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Позднякова Т. С.: "Виновных нет... "
Входимость: 9. Размер: 113кб.
Часть текста: увидев в экземпляре сборника "Из шести книг" над этим стихами инициалы "В. Г.", вписанные Чуковской карандашом по памяти, Ахматова рассердилась и велела немедленно стереть их: "Никакого отношения к В. Г."1. Но в 1939-м, когда длились "семнадцать месяцев" "под Крестами", Ахматова отмечала и "веселую годовщину". Слова "веселый", "веселье", "весело" у Ахматовой порой соседствуют со словами далекими или откровенно противоречащими им по смыслу, тем самым вызывая к жизни третий смысл, непереводимый на язык обыденного: царскосельской статуе "весело грустить", бубенец поет о "веселье горьком", художник "жаловался весело". А у нее самой "в сердце веселье и страх". Это то веселье, что "у бездны мрачной на краю", и в 1939 г, оно отмеривало годовщину как новой дружбы, так и нового горя: сближение с Владимиром Георгиевичем Гаршиным и ожидание приговора сыну. В стихотворении свидание сопровождают реалии конкретного петербургского пейзажа ("Пар валит из-под царских конюшен,/Погружается Мойка во тьму"), но пространство и время будто размываются ("Свет луны как нарочно притушен,/ И куда мы идем - не пойму"). В одном ряду личная и исторические трагедии, объединенные временем (март 1938-го - арест сына, март 1881-го - убийство Александра II, март 1801-го - убийство Павла I) и местом: Меж гробницами внука и деда Заблудился взъерошенный сад. Из тюремного вынырнув бреда,...
2. Анна Ахматова в записях Дувакина. В. М. Василенко
Входимость: 6. Размер: 69кб.
Часть текста: человек вспоминает, то помнит мало. Добавлять же, присоединять, создавать уже потом какой-то образ, в общем, по-моему, не входит в мою задачу. Р. Безусловно! Только то, что помните сами. В. Я очень любил стихи всех символистов, акмеистов, собирал их в 20-е годы. У меня был весь Мандельштам. Правда, "весь" - это звучит немножко странно, потому что "весь" - он сам был небольшой: две книжки. "Камень" 1 , который я помню очень хорошо, великолепная книга стихов... <...> Он поразил меня, Осип Мандельштам. Чем? Удивительным проникновенным строем его слов и в то же время, что мне всегда было очень близко, как-то мило - классичность. Но это не была классичность стилизации. Нет. Это было какое-то новое оживление стиха. Я любил, конечно, и символистов, и они у меня были. Но Мандельштам действовал на меня особенно. Так же на меня очень действовал Гумилев, все его сборники я имел. Мандельштамовские "Tristia" 2 тоже меня волновали. Это его второй сборник. Третьего ему уже было сделать не дано. Р. Скажите, а Вы его лично не видели? В. Нет, конечно. Р. Почему "конечно"? В. То есть мог бы видеть. Р. Гумилева - "нет, конечно" - я понимаю, а Мандельштама могли. Не видели? В. Нет, не видел, нет. Пастернака я видел неоднократно, но с ним никогда, в общем, не общался. Маяковского встречал часто, но я его стихи не люблю. Они мне чужды. Чем дальше я ухожу от него, тем дальше от меня уходит и поэзия Маяковского. Я даже не знаю, насколько она поэзия. Это какой-то другой мир, и потом чуждый мне своей разрушительной силой. Все-таки он поэт не созидания - ломки слов, их полного пересознания... Тогда верили, что это находки нового стиля, что язык требует полного переделывания. Но вот я вижу, прошло уже много лет, Господь Бог...
3. Роскина Наталья: "Как будто прощаюсь снова... "
Входимость: 6. Размер: 88кб.
Часть текста: мне пройти. Как раз в том году она перестала носить челку и зачесала волосы назад, сделав на затылке обыкновенный пучок седоватых волос. Не было уже и худобы, известной мне по портретам. Я увидела полнеющую старую женщину, одетую в дешевый халат и домашние туфли на босу ногу. Но ее статность, скульптурность ее позы (в согнутой руке она держала папиросу), ее красота и непередаваемое благородство всего ее облика - все это меня потрясло больше, чем я могла предположить. (Позднее как-то она мне сказала, что скульпторы не хотели ее лепить, им было неинтересно - все уже предварила природа, все было сделано. Жила Ахматова тогда - даже не скажешь: бедно. Бедность - это мало чего-то, то есть что-то, у нее же не было ничего. В пустой комнате стояли небольшое старое бюро и железная кровать, покрытая плохим одеялом. Видно было, что кровать жесткая, одеяло холодное. Готовность любить, с которой я переступила этот порог, смешалась у меня с безумной тоской, с ощущением близости катастрофы... Ахматова предложила мне сесть на единственный стул, сама легла на кровать, закинув руки за голову (ее любимая поза), и сказала: "Читайте стихи". Теперь, конечно, странно вспомнить, что я стала читать, ничуть не смущаясь. Она одобрительно кивала. Впоследствии я узнала, что Ахматова не в силах была обидеть кого бы то ни было дурным отзывом. Она рассказывала: "Если мне не нравится, я молчу... или говорю что-нибудь вялое, человеческое..." В тот раз она не молчала, но позднее, уже через несколько лет, мои стихи ей страшно наскучили и она стала произносить протяжно: "Ну что ж…" Тогда я и перестала писать в рифму. Анна...
4. Иофе В. В.: К пятидесятой годовщине постановления ЦК ВКП(б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград"
Входимость: 6. Размер: 94кб.
Часть текста: и "более, жестокие по последствиям, но именно такое восприятие этого постановления предопределено личностями жертв и формой, в которой Жданов позволил себе говорить об А. А. Ахматовой и М. М. Зощенко: "Зощенко, как мещанин и пошляк, избрал своей постоянной темой копание в самых низменных и мелочных сторонах быта". Насквозь гнилая и растленная общественно-политическая и литературная физиономия Зощенко..." "Ахматова с ее маленькой, узкой личной жизнью, ничтожными переживаниями и религиозно-мистической эротикой". "Ахматовская поэзия совершенно далека от народа". Чем дальше, тем очевиднее, что гонимые Ахматова и Зощенко - это и есть Литература, а их гонители - литературный и исторический антимир. Со временем это стало очевидным и для самой правящей партии. 20 октября 1988 года ЦК КПСС отменил одиозное постановление 1946 года, главным образом из стремления партии реабилитироваться, ибо практического смысла в этом уже не было. Для памяти об Ахматовой и Зощенко это новое постановление уже ничего не значило. Новое время, наступившее в России с 1991 года, частично приоткрыло государственные и партийные архивы, и появилась возможность исследовать кухню политической жизни Советского Союза. Теперь мы много знаем о механизмах подготовки и принятия решений, о политическом контроле, о манипулировании общественным сознанием и политическим поведением масс. На эту тему появилось много новых, хорошо документированных работ. Опубликованы и работы, касающиеся истории постановления 1946 года 1. Теперь уже известно, что это были не просто происки идеологического держиморды А Жданова, давшие...
5. Ильина Наталия: Анна Ахматова в последние годы ее жизни
Входимость: 6. Размер: 94кб.
Часть текста: гребень, челка. Она казалась мне фигурой легендарной. Я, конечно, знала, что она жива, здравствует, но в глубине души в это плохо верилось... В начале пятидесятых годов услыхала от кого-то, что Ахматова - в Москве. Мне сказали, что она вообще часто приезжает и обычно останавливается на квартире Ардова. Меня поразило, что Ахматова живет сейчас в том же городе, что и я, ходит по тем же улицам, ее можно запросто встретить. И еще поразило, что у Ардова. Я была с ним отдаленно знакома, встречалась в редакции "Крокодила", где тогда работала. На очередной "летучке" я все косилась на Ардова, потихоньку его разглядывала (шутник, гаер, остряк, бородка ассирийская), - никак не могла понять, что общего у него с Ахматовой. Поняла позже. Этим "общим" была жена Ардова, Нина Антоновна Ольшевская, преданно и нежно любившая Ахматову и всячески о ней заботившаяся. Лето 1954 года я проводила в подмосковном поселке Голицыне, где снимала комнату, а столовалась в Доме творчества писателей. Уютный дом, всего на девять комнат; обедали за табльдотом на большой веранде, на стол по-домашнему ставилась большая суповая миска, а к пяти вечера появлялся огромный медный самовар. Никакого привкуса казенщины, казалось, что мы в гостях у радушной хозяйки. Этой хозяйкой была Серафима Ивановна Фонская, тогдашний директор дома. Крупная, грузная, седая, с очень живыми черными глазами, Серафима Ивановна редко бывала в своем директорском кабинете....

© 2000- NIV