Cлово "ДЕРЕВЬЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДЕРЕВЬЕВ, ДЕРЕВЬЯМ, ДЕРЕВЬЯХ, ДЕРЕВЬЯМИ

1. Рубинчик Ольга: "Но где мой дом…". Тема дома у Ахматовой
Входимость: 13.
2. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Коломенская верста
Входимость: 9.
3. Сомова Светлана: Тень на глиняной cтене
Входимость: 6.
4. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 3
Входимость: 5.
5. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой
Входимость: 5.
6. Тименчик Роман: Рождение стиха из духа прозы: "Комаровские кроки" Анны Ахматовой
Входимость: 5.
7. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 5. Птицы, цветы и змеи
Входимость: 4.
8. Дементьев Валерий. Предсказанные дни Анны Ахматовой. "Если любишь - гори!"
Входимость: 4.
9. Сомова Светлана: "Мне дали имя - Анна"
Входимость: 4.
10. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 2. Волшебное зеркало
Входимость: 4.
11. Арьев А. Ю.: Великолепный мрак чужого сада
Входимость: 3.
12. Анна Ахматова в записях Дувакина. А. В. Азарх-Грановская
Входимость: 3.
13. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава XXIII. Россия, Петроград, 1921 г.
Входимость: 3.
14. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава XV. Россия, Слепнево, 1911 г.
Входимость: 3.
15. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава XXV. Россия, Петроград, 1922 г.
Входимость: 3.
16. Самойлов Давид - Анне Ахматовой ("Смерть поэта")
Входимость: 3.
17. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 8. "Надо снова научиться жить"
Входимость: 3.
18. Алексеева Татьяна: Ахматова и Гумилев. С любимыми не расставайтесь... Глава XXIV. Россия, Петроград, 1921 г.
Входимость: 2.
19. Герштейн Э. Г.: В Замоскворечье
Входимость: 2.
20. Тамура Мицумаса: О чужом голосе в ранних стихах Анны Ахматовой
Входимость: 2.
21. Корона В. В.: Пoэзия Анны Ахматовой - поэтика автовариаций. 1. Последняя роза
Входимость: 2.
22. Ман Гао: Память сердца (Анна Ахматова и Китай)
Входимость: 2.
23. Вербловская И.: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой. "Волнам синим править городом черед"
Входимость: 2.
24. Служевская И.: "Так вот ты какой, Восток!.. ". Азия в лирике А. Ахматовой ташкентской поры
Входимость: 2.
25. Вербловская И.: Горькой любовью любимый. Петербург Анны Ахматовой. Последнее десятилетие (1956-1966)
Входимость: 2.
26. Ганс Вернер Рихтер. Эвтерпа с берегов Невы, или чествование Анны Ахматовой в Таормино
Входимость: 2.
27. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия первая (1908–1910)
Входимость: 2.
28. Ильичев А. В.: Диптих А. А. Ахматовой "Городу Пушкина": опыт интертекстуального и мифопоэтического анализа
Входимость: 2.
29. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 1. "Я была радостной и достоверной свидетельницей... "
Входимость: 2.
30. Бажан Микола: Этна-Таормина. Страницы воспоминаний
Входимость: 2.
31. Финкельберг Маргарита: О герое "Поэмы без героя"
Входимость: 2.
32. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Сердце, опаленное любовью
Входимость: 2.
33. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 1. Часть 7.
Входимость: 2.
34. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия восьмая (июнь 1941 – декабрь 1942)
Входимость: 2.
35. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 7
Входимость: 2.
36. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 3
Входимость: 2.
37. Бобышев Дмитрий: "Я здесь" (Воспоминания). Карпаты
Входимость: 2.
38. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". La Dame aux oiseaux
Входимость: 2.
39. Будыко М. И.: Рассказы Ахматовой
Входимость: 2.
40. Рихтер Ганс Вернер: Эвтерпа с берегов Невы, или чествование Анны Ахматовой в Таормино
Входимость: 2.
41. Тименчик Р.: Храм премудрости Бога: стихотворение Анны Ахматовой "Широко распахнуты ворота... "
Входимость: 2.
42. Тименчик Роман: О "Библейской" тайнописи у Ахматовой
Входимость: 2.
43. Куприянов Д. В.: Слепнево и Бежецк в жизни поэта
Входимость: 2.
44. Попова Н.И., Рубинчик О.Е.: Анна Ахматова и Фонтанный Дом. Глава третья
Входимость: 2.
45. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Русский символизм
Входимость: 2.
46. Рубинчик Ольга: Оглянувшиеся Анна Ахматова, Марк Шагал и Рахиль Баумволь
Входимость: 1.
47. Полтавцева Н. Г.: Анна Ахматова и культура "Серебряного Века"
Входимость: 1.
48. Поберезкина Полина: Анна Ахматова. Другие тринадцать строчек
Входимость: 1.
49. Павловский А.: "Это плещет Нева о ступени... "
Входимость: 1.
50. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Том 2. Часть 7.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Рубинчик Ольга: "Но где мой дом…". Тема дома у Ахматовой
Входимость: 13. Размер: 79кб.
Часть текста: № 20. "Но где мой дом…" Тема дома у Ахматовой У Фазиля Искандера есть мысль о том, что существует "литература дома" ("литература достигнутой гармонии") и "литература бездомья" ("литература тоски по гармонии"). Так, Анна Ахматова - "поэт дома", а Марина Цветаева - "поэт бездомья". "Литература дома, - замечает Искандер, - имеет ту простую человеческую особенность, что рядом с ее героями хотелось бы жить, мы под крышей дружеского дома, ты укрыт от мировых бурь, ты рядом с доброжелательными, милыми хозяевами. И здесь в гостеприимном и уютном доме ты можешь с хозяином дома поразмышлять и о судьбах мира, и о действиях мировых бурь. Литература бездомья не имеет стен, она открыта мировым бурям, она как бы испытывает тебя в условиях настоящей трагедии, ты заворожен, затянут видением бездны жизни, но всегда жить рядом с этой бездной ты не хочешь. Впрочем, это во многом зависит от характера читателя. <…> Литература дома всегда гораздо более детализирована, поскольку здесь мир - дом и нельзя не пощупать и не назвать милую сердцу творца домашнюю утварь. Литература бездомья ничего не...
2. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Коломенская верста
Входимость: 9. Размер: 51кб.
Часть текста: в которую не было возвращено новое слово, и поэтому новая музыка Цветаевой никем прежде не была услышана. Но не замечают и более простых вещей. Ахматова, когда Л. Ч. при ней перечитывала "Бывало, я с утра молчу", сказала: "Пятьдесят лет никто не замечает, что это акростих... Б О Р И С А Н Р Е П" Я также позволю себе удивиться: 30 лет никто не замечает, что в "калиострах, магах, лизисках" следует искать и Поэта-женщину. Ибо Ахматова не терпит условностей даже в тайнописи (даром, что ли, я посвятила этому ее фантастически-скрупулезному свойству страницы, где слово за словом, строку за строкой пыталась разобрать "Поздний ответ"?). А сопоставив стих "в калиострах, магах, лизисках" с первым вариантом этого стиха: "в колдунах, звездочетах, лизисках", странно не задуматься: почему именно только "лизиска" не заменена никем и прочно оставлена автором на своем месте? Блоковский "звездочет" из "Незнакомки" уступил место Калиостро. Ясно, что ни о каком общем месте или, того хуже, - захлебе-забалтывании, что ныне в моде, - и речи быть не может. Более того, Ахматова объяснила, что "Верстовой Столб - Поэт вообще, поэт с большой буквы, некто вроде Маяковского и т. д." Очень важное здесь - "т. д.". В "т. д." Ахматова поневоле намекает на Цветаеву "лизиску". Маяковский - футурист. Не означает ли это, что в "т. д." перво-наперво надо искать поэта левого эксперимента, да к тому же - женщину? Футуристкой Цветаеву не назовешь, но поэтом левого эксперимента она безусловно является. "Поэт с большой буквы", думаю, звучит в устах Ахматовой насмешливо. Как долго и безвкусно бытовало "с большой буквы" в среде стихотворцев и их читателей! Теперь это...
3. Сомова Светлана: Тень на глиняной cтене
Входимость: 6. Размер: 44кб.
Часть текста: cтене Москва. - 1986. - № 10. - С. 180-187. Тень на глиняной cтене Анна Ахматова в Ташкенте Явись, возлюбленная тень, Как ты была перед разлукой. А. Пушкин Тень Ахматовой, прозрачная и призрачная тень женского склоненного профиля, обведенного карандашом на беленой стене азиатского дома, может быть сочтена античной камеей. Она была вычерчена на внутренней стене на втором этаже старого дома и содержала в себе тайну, глубоко скрытую от окружающих. И эти мои строки - не воспоминания, на которые можно ссылаться как на достоверность, а просто думы поэта о поэте, где правда смыкается с вымыслом, новелла - с подробностями жизни Ахматовой, соотносящимися с ее стихами. Война, тревога, смерть, голод и холод, предзимняя слякоть на улицах города, куда съехались беженцы со всех земель, занятых оккупантами, и из осажденного Ленинграда; тут звучали разные языки, метались измученные люди. На площади стоял небольшой двухэтажный дом, выстроенный еще старыми ташкентцами напротив собора, улица называлась Соборной, а потом носила имя Карла Маркса, но еще оставался на краю новой Красной площади дом, обсаженный тюльпановыми деревьями, где жила в то время Ахматова. Ахматову вывезли из Ленинграда на самолете. И три года эта женщина жила в Ташкенте, в пыли его улиц терялись ее узкие следы, она провожала взглядом грузовики, везущие снаряды, самолеты, воинов, мерно шагающих к вокзалу, к фронту. Была она высока, строга и прелестна какой-то особой прелестью, ходила прямо и не спеша, носила длинные широкие, наподобие туники, платья, отличалась крайней сдержанностью, презрением к быту, стоическим мужеством. Когда некоторые женщины говорили: "Сейчас война, все можно", - ее серо-зеленые глаза смотрели холодно и отчужденно. "Ничего...
4. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 3
Входимость: 5. Размер: 34кб.
Часть текста: завес и видимых литературных аллюзий. Здесь возникают новые вехи: сталинская Россия впервые сталкивается с эпохой начала века. Место действия - тюремная очередь. О таких очередях Ахматова в предисловии к "Реквиему" писала: "В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то "опознал" меня. Тогда стоящая за мной женщина с голубыми губами, которая, конечно, никогда в жизни не слыхала моего имени, очнулась от свойственного всем нам оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорила шепотом): - А это вы сможете описать? И я сказала: - Могу. Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было ее лицом" (III, 21). Тюремным очередям Ахматова посвятит еще два стихотворения: "Узнала я, как опадают лица..." и "Опять поминальный приблизился час...". Написанные в 1940 году, они составят "Эпилог" "Реквиема", и это в последнем из них прозвучит ахматовская версия "Памятника", тоже смыкающая, закольцовывающая времена: А если когда-нибудь в этой стране Воздвигнуть задумают памятник мне, Согласье на это даю торжество, Но только с условьем: не ставить его Ни около моря, где я родилась (Последняя с морем разорвана связь), Ни в царском саду у заветного пня, Где тень безутешная ищет меня, А здесь, где стояла я триста часов И ...
5. Павел Николаевич Лукницкий. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой
Входимость: 5. Размер: 53кб.
Часть текста: ВСТРЕЧИ С АННОЙ АХМАТОВОЙ ТОМ I 1924 - 25 гг. "Acumiana" Твоею жизнью ныне причащен, ........................................ Я летопись твоих часов веду. Эпистолярное наследие Анны Ахматовой незначительно по количеству - она страдала аграфией - и по существу: редкие ее письма написаны невыразительно. Зато Ахматова была исключительной собеседницей, и не удивительно, что, несмотря на жестокость эпохи, она нашла Эккерманов, с пиететом записывавших ее слова. Классическими уже стали два тома "Записок об Анне Ахматовой" Лидии Чуковской, запечатлевших тринадцать лет общения с 1939 по 1941 г., затем с 1952 по 1962 г. Но первым по времени Эккерманом Ахматовой был Павел Николаевич Лукницкий (1902 - 1973), встречавшийся с ней почти ежедневно во второй половине 20-х годов. Прирожденный летописец (он вел дневник с 11 лет до самой смерти), он тщательно записывал обстоятельства и разговоры своих 2000 встреч с Акумой, как звали Ахматову в семье Пуниных: так родилась "Acumiana", свод пятилетних записей и собрание писем, документов, фотографий, к ней относящихся. 23-летний студент и начинающий стихотворец (из дворянской, до...

© 2000- NIV