Cлово "ЧЕСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЧЕСТИ, ЧЕСТЬЮ

1. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1962
Входимость: 6.
2. Лиснянская Инна: Тайна музыки "Поэмы без героя"
Входимость: 6.
3. Роскина Наталья: "Как будто прощаюсь снова... "
Входимость: 5.
4. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Новогодняя ночь
Входимость: 5.
5. Недошивин В.: Глава из книги "Прогулки по серебряному веку - Дома и судьбы". Четвертый двор... Адрес шестой: наб. Фонтанки, 18, кв. 28
Входимость: 4.
6. Марченко Алла: "С ней уходил я в море... ". Анна Ахматова и Александр Блок: опыт расследования
Входимость: 4.
7. Латманизов М. В.: Разговоры с Ахматовой
Входимость: 4.
8. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава пятая. 1956-1966
Входимость: 4.
9. Хейт Аманда. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. Глава третья. 1924-1941
Входимость: 3.
10. Синицына Людмила: Фаина Раневская и Анна Ахматова
Входимость: 3.
11. Лиснянская Инна: "У шкатулки ж тройное дно... "
Входимость: 3.
12. Марченко Алла: Ахматова: жизнь. Интермедия девятая (1944–1946)
Входимость: 3.
13. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Осип Мандельштам
Входимость: 3.
14. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и советская цензура (статья первая)
Входимость: 3.
15. Озеров Лев: Разрозненные записи
Входимость: 3.
16. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
Входимость: 3.
17. Демидова Алла: Ахматовские зеркала. Страница 8
Входимость: 3.
18. Крючков В.П.: Русская поэзия XX века. Владимир Высоцкий
Входимость: 3.
19. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава четвертая. Гумилёв
Входимость: 3.
20. Служевская Ирина: Китежанка. Поэзия Ахматовой - тридцатые годы. Страница 2
Входимость: 3.
21. Озеров Лев: Неукротимая совесть. Страница 2
Входимость: 3.
22. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава вторая. Литературные контексты
Входимость: 3.
23. Добин Ефим: Поэзия Анны Ахматовой. Облик поэта
Входимость: 2.
24. Ерохина И. В.: "Тройное дно" эпилога "Реквиема" Анны Ахматовой: смысломоделирующая функция реминисценций
Входимость: 2.
25. Кихней Л. Г., Круглова Т. С.: К проблеме диалога в лирике Анны Ахматовой
Входимость: 2.
26. Рождественский Всеволод - Анне Ахматовой *** ("Да, честь и радостная твердость... ")
Входимость: 2.
27. Мешков В.: Анна Ахматова и Сергей Есенин
Входимость: 2.
28. Рубинчик Ольга: В поисках потерянного Орфея: композитор Артур Лурье
Входимость: 2.
29. Мок-Бикер Элиан: "Коломбина десятых годов...". Петербургская кукла
Входимость: 2.
30. Барзас Валерий: Многоэтажная Ахматова
Входимость: 2.
31. Бомоголов Н. А.: "Таким я вижу облик Ваш и взгляд"
Входимость: 2.
32. Кричевская-Евстафиу Е.: "Пришли и сказали: "Умер твой брат"... "
Входимость: 2.
33. Хренков Дмитрий. Анна Ахматова в Петербурге - Петрограде - Ленинграде. Глава 9. "Разлучение наше мнимо"
Входимость: 2.
34. Фрезинский Борис : Эренбург и Ахматова
Входимость: 2.
35. Пунина Ирина: На Сицилии
Входимость: 2.
36. Орлова Раиса , Копелев Лев: " Мы жили в Москве 1956-1980" Часть вторая. Встречи с Анной Ахматовой (Воспоминания)
Входимость: 2.
37. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1889 - 1905
Входимость: 2.
38. Горнунг Лев: Встреча за встречей
Входимость: 2.
39. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Коломенская верста
Входимость: 2.
40. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова. Жизнь и текст
Входимость: 2.
41. Никифорова Людмила: Ученики и учителя Горенко
Входимость: 2.
42. Орлова Екатерина: "Две любви" Н. В. Н.
Входимость: 2.
43. Гончарова Нина: О жанровой природе ахматовских "Слов"
Входимость: 2.
44. Гитович Сильвия: Об Анне Андреевне
Входимость: 2.
45. Кравченко Наталия: Горького слова слава
Входимость: 2.
46. Белянчикова Марина: Их грубой лести я не внемлю…
Входимость: 2.
47. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава первая. Истоки
Входимость: 2.
48. Серова М. В.: "Сожженная драма" Анны Ахматовой, или история одного безумия
Входимость: 2.
49. Озеров Лев: Неукротимая совесть. Страница 3
Входимость: 2.
50. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 5
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1962
Входимость: 6. Размер: 94кб.
Часть текста: «Поэму»”. <...> Рассказала, что, кроме Адмони и Сильман, ее выхаживала тут одна замечательная женщина <...> - Ладыженская. <...> Я поздравила Анну Андреевну с Лёвиной диссертацией, передала ей - со слов Оксмана,- что Конрад считает его великим ученым. “- Этот великий ученый не был у меня в больнице за три месяца ни разу”, - сказала Анна Андреевна, потемнев. <...> “- Бог с ним, с Левой. Он больной человек. Ему там повредили душу”». <…> В честь Нового года я начала в уме составлять новую книжку. Она будет называться: «Цветы последние». — ЛКЧ. II. С. 473-480. В. А. Мануйлов посетил А. А. в больнице. «Мы пришли вместе с известным востоковедом, нашим общим другом Александром Николаевичем Болдыревым и застали у Ахматовой Т. И. Сильман и А. З. Розенфельд. <...> Когда мы уходили, Ахматова вышла с нами на лестничную площадку, и тут я вспомнил и рассказал ей, что на-днях в Комарове на даче у академика М. П. Алексеева встретился с профессором из Люксембурга, специалистом по русской литературе. Он недавно был в Париже и посетил в Сорбонне специальный семинар, посвященный творчеству Ахматовой. До того сдержанная и спокойная Анна Андреевна вдруг вспыхнула и с негодованием воскликнула: “ - Вы с этим шли ко мне, мы говорили почти целый час, и Вы могли уйти, не рассказав мне этого!”». — РЛ. 1994. №3. С. 178-179. Января 3 Запись А. Н. Болдырева: «Был у Вещей в больнице имени Ленина, где она лежит уже месяц после инфаркта. Нельзя даже садиться. Но весела, ясна». — Об А. А. С. 310. Января 6-7 Заметки к «Прозе о...
2. Лиснянская Инна: Тайна музыки "Поэмы без героя"
Входимость: 6. Размер: 71кб.
Часть текста: тайну Останься пеной, Афродита, И слово в музыку вернись Мандельштам Самое таинственное на общий взгляд, а потому тайновдохновенное, на мой взгляд, произведение Ахматовой - "Поэма без героя". Над этим триптихом бились и еще долго будут биться литературоведы, каждый по-своему толкуя ту или иную строфу или строку. А разве стихи из Ветхого и Нового заветов толкуются богословами однозначно? Не богословы ли своими порой разноречивыми толкованиями дают нам понять, что Слово есть незримая Душа? А что тогда Музыка? Не вообще музыка, а музыка слова. Не знаю, но когда шепчу про себя стихи наимузыкальнейшего Мандельштама: "Останься пеной, Афродита, и слово в музыку вернись", то вслед за прельстительной пеной язычества вижу Облако, из которого Господь говорил с Моисеем и до сих пор говорит со своими детьми-пророками-поэтами в минуты мира роковые. А путь поэта, выражающего роковую минуту, т. е. свою эпоху, -всегда Исход из рабства в свободу обетованную и одновременно жертвенно-мученическая дорога на Голгофу, даже в тех редких случаях, когда поэта не распинают. Так, по крайней мере, думается мне, в данном случае всего только набожной читательнице поэзии. "... Останься...
3. Роскина Наталья: "Как будто прощаюсь снова... "
Входимость: 5. Размер: 88кб.
Часть текста: одетую в дешевый халат и домашние туфли на босу ногу. Но ее статность, скульптурность ее позы (в согнутой руке она держала папиросу), ее красота и непередаваемое благородство всего ее облика - все это меня потрясло больше, чем я могла предположить. (Позднее как-то она мне сказала, что скульпторы не хотели ее лепить, им было неинтересно - все уже предварила природа, все было сделано. Жила Ахматова тогда - даже не скажешь: бедно. Бедность - это мало чего-то, то есть что-то, у нее же не было ничего. В пустой комнате стояли небольшое старое бюро и железная кровать, покрытая плохим одеялом. Видно было, что кровать жесткая, одеяло холодное. Готовность любить, с которой я переступила этот порог, смешалась у меня с безумной тоской, с ощущением близости катастрофы... Ахматова предложила мне сесть на единственный стул, сама легла на кровать, закинув руки за голову (ее любимая поза), и сказала: "Читайте стихи". Теперь, конечно, странно вспомнить, что я стала читать, ничуть не смущаясь. Она одобрительно кивала. Впоследствии я узнала, что Ахматова не в силах была обидеть кого бы то ни было дурным...
4. Лиснянская Инна: Шкатулка с тройным дном. Новогодняя ночь
Входимость: 5. Размер: 36кб.
Часть текста: Ни первый жених, Лишь хвойная ветка Да солнечный стих, Оброненный нищим И поднятый мной. Ахматова Ах, я счастлива, что тебя даря, Удаляюсь нищей. Цветаева Так случилось, что ночь с 1979 на 1980 год я встречала в своей комнате в обществе поэтов, чей прах в земле, а дух в книгах. У меня как у читательницы есть свой ритуал поклонения любимым поэтам, - и каждый вечер в час назначенный, перед сном, я, к примеру, читая Ходасевича, обязательно читаю и по одному стихотворению из других любимых мною поэтов, чтобы никого не обидеть, потому что больших ревнивцев, чем поэты, я не встречала. И хоть надеюсь, что посмертная их жизнь (конечно, в раю) проходит в любви и согласии, все же памятуя о "загробной ревности" (Ахматова, "Каменный гость"), люблю, когда Пастернак внимает Мандельштаму, потому что знаю из воспоминаний Ахматовой6, как сетовал Мандельштам: "Я так много думал о нем, что даже устал. Я уверен, что он не прочел ни одной моей строчки". Или пытаюсь убедить Ахматову: Есенин настолько национален, народен, что уже по одному этому признаку никак не может быть мелким подражателем Блока, и в его поэзии "банальность" так же правомерна, как народная мудрость-банальность. А в эту ночь я читала Мандельштама и, вдруг вспомнив, что он заявил: "Я - антицветаевец!", решила открыть ему трагически-наступательную беззащитность цветаевской души. Наугад раскрыла Цветаеву (всегда раскрываю наугад), и - хотите верьте, хотите - нет, раскрыла именно на...
5. Недошивин В.: Глава из книги "Прогулки по серебряному веку - Дома и судьбы". Четвертый двор... Адрес шестой: наб. Фонтанки, 18, кв. 28
Входимость: 4. Размер: 24кб.
Часть текста: в 1922 году, Чуковский скажет ей: "У вас теперь трудная должность: вы и Горький, и Толстой, и Леонид Андреев, и Игорь Северянин - все в одном лице - даже страшно". Красиво, конечно, сказал. А ведь она была еще и молодой, хорошенькой женщиной - "ведьмушкой", как называла себя... Да, из изысканных и поныне ворот этого дома когда-то выпархивали две стройные женские фигурки в сопровождении темного и уже лысеющего спутника. Все трое жили в четвертом дворе этого дома (натурально - четвертом, дворы и сегодня можно пересчитать!). Про этот дом Ахматова и напишет свой известный стих: "А в глубине четвертого двора, // Под деревом плясала детвора, // В восторге от шарманки одноногой, // И била жизнь во все колокола... // А бешеная кровь меня к тебе вела, // Сужденной всем, единственной дорогой..." Теперь тут играют правнуки той детворы - они, думаю, и шарманки-то настоящей не видели. И нет того дерева, черного тополя, - говорят, его срубили аж лет тридцать назад. И не можем мы уже пересчитать, как дворы, комнаты в той 28-й квартире, где поселилась Ахматова. Изменилась нумерация, квартиру не найти. Впрочем, я, карабкаясь по черным лестницам дома в поисках этой квартиры, твердил про себя другие стихи Ахматовой, чудную строфу ее: "Сердце бьется ровно, мерно. // Что мне долгие года! // Ведь под аркой на Галерной // Наши тени навсегда..." Стихи эти были написаны в 1913 году и обращены к знаменитому уже художнику - Сергею Судейкину. Она вообще написала ему несколько стихов, и что-то такое между ними было: роман не роман, флирт не флирт. А стихи я вспомнил потому, что Ахматова поселилась в доме на Фонтанке вместе с Олечкой Глебовой-Судейкиной, успевшей побывать женой Сергея Судейкина, и Артуром Лурье - нынешним мужем Ольги. Вернее,...

© 2000- NIV