Cлово "ВСКИПЕТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВСКИПЕЛ, ВСКИПЕЛА

1. Кралин Михаил: Победившее смерть слово. Анна Ахматова и Сергей Есенин
Входимость: 2. Размер: 49кб.
2. Ерохина И. В.: Гений и злодейство: пушкинский подтекст в "Реквиеме" Анны Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 55кб.
3. Тыркова-Вильямс Ариадна: Тени минувшего. Вокруг Башни
Входимость: 1. Размер: 9кб.
4. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и Наталья Вaрбанец : Из жизни петербургско-ленинградской интеллигенции в 1930-е и другие годы
Входимость: 1. Размер: 122кб.
5. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 100кб.
6. Черных В. А.: Родословная Анны Андреевны Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 61кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Кралин Михаил: Победившее смерть слово. Анна Ахматова и Сергей Есенин
Входимость: 2. Размер: 49кб.
Часть текста: впрочем, привести и одну: "21. III. 40. Мы сели на скамеечку, залитую солнцем. Перед нами - две березы, и белые стволы освещены так ярко, что больно смотреть. - Вы вчера с неодобрением отозвались о Есенине, - сказала мне Анна Андреевна. - А Осмёркин его любит. Он огорчился. Нет, я этого не понимаю. Я только что его перечла. Очень плохо, очень однообразно, и напомнило мне нэповскую квартиру: ещё висят иконы, но уже тесно, и кто-то пьёт и изливает свои чувства в присутствии посторонних. Да, вы правы: всё время - последняя пьяная правда, всё переливается через край, хотя и переливаться-то собственно нечему. Тема одна-единственная - вот и у Браунинга была одна тема, но он ею виртуозно владел, а тут - какая же виртуозность? Впрочем, когда я читаю другие стихи, я думаю, что я к Есенину несправедлива. У них, бедных, и одной темы нет"1. Содержание записи далеко не однозначно. Во-первых, не надо забывать, что "Записки" Л. К. Чуковской - отнюдь не просто дневники. Это публицистика, и притом публицистика тенденциозная. По зашифрованным, конспективным отрывкам...
2. Ерохина И. В.: Гений и злодейство: пушкинский подтекст в "Реквиеме" Анны Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 55кб.
Часть текста: черновике, И вот чужое слово проступает… «"Чужое слово" (в обычной речевой коммуникации – шум) здесь способствует образованию новой информации»2. С тех пор "чужое слово" прочно укоренилось в качестве термина, так что не всегда вспомнишь, что выражение это пришло из текста, далекого от притязаний на научность. Вследствие этого символического появления у истоков отечественной структуральной поэтики Ахматова, можно сказать, стала объектом для исследований в области интертекстуальности par excellence. Любой текст, создаваемый на высоком уровне литературности, кумулятивен: он втягивает в себя свое литературное прошлое. Но следовало бы говорить здесь о ценностной иерархии. Текст обнаруживает в себе культурные воспоминания разного рода - от декора до несущего столпа, от факультативных до тех, без которых невозможна архитектоника произведения. Мы хотели бы посвятить следующие заметки тому интертекстуальному плану, который в "Реквиеме" играет конституирующую роль, - пушкинским аллюзиям. Имя Пушкина возникало еще до того, как "Реквием" стал собственно поэмой. Так, в записных книжках Л. Чуковской ахматовский цикл шифровался "Реквиемом" из пушкинского "Моцарта и Сальери", а "Эпилог" скрывался под именем пушкинского "Памятника". Запись Л. К. Чуковской от 31 января 1940 года: "Длинный разговор о Пушкине: о Реквиеме в "Моцарте и Сальери". Потом о пушкинских темах: Европа, во-первых, и Петербург, во вторых. Объяснила мне, как пушкинистка, кого он имел в виду, когда писал о Европе". И примечания Л. К. к этой записи:...
3. Тыркова-Вильямс Ариадна: Тени минувшего. Вокруг Башни
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Часть текста: а воли к власти, хотя бы и литературной, к которой так явно стремился Брюсов, к которой так осторожно подбирался Вячеслав Иванов, у Блока не было. Поэты разбивались на кружки. В каждом был свой учитель. До революции 1905 г. верховными судьями были Мережковские. Зинаида Гиппиус, благодаря своему редкому литературному вкусу и чутью, своему тонкому, ритмическому слуху, имела заслуженное влияние на молодых поэтов. Даже Блок прислушивался к голосу Антона Крайнего. Так подписывала Зинаида свои блестящие литературные наброски. Но Мережковских напугала сначала революция, с которой они сперва очень кокетничали, потом крутые правительственные меры против революционеров. Они уехали в Париж, а когда через несколько лет вернулись, юные поэты уже сидели в Башне, у ног другого учителя, Вячеслава Иванова. Между 1906-14 гг. дом Ивановых стал для поэтов главным сборным местом, своего рода капищем. Хозяин исполнял роль жреца, то Аполлона, то Диониса, а м. б. и еще каких-то, более темных, богов. Жили Ивановы в многоэтажном доме на Таврической улице, напротив Таврического двроца. Занимали большую квартиру под самой крышей. Потолки были низкие, срезанные, как в мансарде. Была у них круглая, угловая комната, оттуда и пошло название Башни. Говорили, что из ее окон видно взморье. Я взморья не видала, у Ивановых бывала только по вечерам, на их многолюдных средах. Мне казалось, что в их кругозоре тоже было что-то срезанное, давящее, как в их потолках. Бывать в Башне по средам считалось почетным. Это был своего рода диплом на принадлежность к верхушкам интеллигенции. Теперь бы сказали, к элите. С тех пор, как я, в начала 40-х годов, стала писать воспоминания, о Башне напечатано много разных заметок. Это вполне естественно. С Башней связана одна из страничек русской литературы. Сейчас еще трудно дать ей исчерпывающую оценку. Но в Башне перебывали почти все талантливые...
4. Рубинчик Ольга: Анна Ахматова и Наталья Вaрбанец : Из жизни петербургско-ленинградской интеллигенции в 1930-е и другие годы
Входимость: 1. Размер: 122кб.
Часть текста: Звали ее Наталья Васильевна Вaрбанец, и мой рассказ о ней сложился из диалогов с воспитанницей Варбанец - художницей и писательницей Марьяной Львовной Козыревой 5. * * * - Мы отдыхали с Натальей Васильевной в деревне Лопино, это на реке Волхов; на другой стороне - Старая Ладога. Я делала какие-то этюды. Однажды, глядя на репродукцию "Весны" Боттичелли, которая была у меня с собой, Наталья Васильевна сказала, что ей пришло в голову, как он писал. Сейчас все гадают, что художник хотел рассказать своей "Весной". Боттичелли знал, о ком и о чем он говорит, но нам невозможно это ни узнать, ни угадать. "Представь себе последний год нашей жизни. Если ты начнешь рисовать все, что мы пережили... Причем самую суть, душу каждого участника. Попробуй". Я говорю: "Нет, и пробовать не буду. Вот тебе бумага, вот тебе акварель, вот тебе карандаш. Я нормальный реалист и не смогу этого сделать. Попробуй сама". Она села и начала: тихо-тихо, от каждого кусочка, вот так вот и пошла. Так весь этот год и нарисовала. - Какой это год, Марьяна Львовна? - Сорок девятый. Ну и то, что было перед ним: в сорок восьмом, сорок седьмом. А были мы на Ладоге в пятидесятом уже, а может быть, даже в пятьдесят первом. Если начать по порядку... Вот душа Марьяны ощипывает душу курицы. Нет, не курицы, а фазана. Тогда фазаны продавались. Питер съел всех фазанов Эстонии, Латвии и так далее. Лев Николаевич Гумилев нас приучил к этим фазанам, когда я болела воспалением легких. Он меня лечил фазаньим бульоном. На...
5. Венцлова Томас: Воспоминания об Анне Ахматовой
Входимость: 1. Размер: 100кб.
Часть текста: к "Поэме без героя", означает "Бог сохраняет все". Думаю, мы должны в меру сил подражать Господу и сохранять хотя бы то, что касается великих людей. Моя память сохранила лишь мелочи из встреч и разговоров с Анной Андреевной Ахматовой, часто такие, которые уже известны из других источников. К тому же немногочисленные мелочи, так как я видел Анну Андреевну лишь десять-пятнадцать раз. При этом придется говорить и о себе самом, и я боюсь, что это может превратиться в распространенный в последнее время жанр "я и Ахматова" - жанр, которого надлежит избегать. Но все-таки попробую. Начать следует с того, что мой отец был популярным и плодовитым советским - причем именно советским - писателем1. Эта ситуация имела многочисленные минусы, но все же и некоторые плюсы. Прежде всего, у него была неплохая библиотека, собранная в довоенной Литве и отчасти в Москве военных лет. Другие люди в Литве такие библиотеки уничтожали, спася стою свободу и жизнь. Отец считал, что может себе позволить ее не уничтожать. Не исключено, что он ошибался - могло и с ним случиться все что угодно, хотя и не случилось. В школе нам преподавали русскую литературу наряду с литовской. И вот когда мы дошли до двадцатого века (а времена еще были самые...

© 2000- NIV