• Наши партнеры:
    New-idea.com.ua - Наружная реклама гудвил дизайн сервис изготовление и размещение наружной.
  • Cлова на букву "J"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    4JAN
    1JANET
    1JANITOR
    1JANOS
    2JANUARY
    2JAPAN
    1JAPANESE
    1JARDIN
    1JASMINE
    3JEALOUS
    1JEALOUSY
    2JEAN
    2JEANNE
    1JEFFREY
    2JENNIFER
    1JERSEY
    20JERUSALEM
    1JESSY
    1JESU
    1JET
    8JEUNE
    6JEW
    1JEWISH
    3JOHN
    1JOHNSTOWN
    1JOICE
    1JOINT
    1JOKE
    2JOLLY
    1JON
    1JONAH
    1JORGE
    2JOSEPH
    16JOUR
    23JOURNAL
    1JOURNALIST
    1JOURNEY
    6JOURS
    1JOVE
    5JOY
    2JOYOUS
    3JUAN
    2JUDGMENT
    3JULE
    1JULIETTE
    1JULIO
    5JULY
    1JUMP
    1JUN
    1JUNCTURE
    6JUNE
    1JUNGFRAU
    9JUST
    1JUSTICE

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову JUAN

    1. Филатова О. Д.: Семантическое поле "чаша – кубок" в творчестве Анны Ахматовой
    Входимость: 1. Размер: 23кб.
    Часть текста: Семантическое поле "чаша – кубок" в творчестве Анны Ахматовой Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество: Крымский Ахматовский научный сборник. - Вып. 8. - Симферополь, 2010. - С. 151-160. Семантическое поле «чаша – кубок» в творчестве Анны Ахматовой 1 В "Записках" Л. К. Чуковской начала 40-х годов есть свидетельства, что в начальный период работы над "Поэмой без Героя" тема судьбы и образ чаши в их взаимосвязи были частью некоторых творческих замыслов Ахматовой: в 1940 году она хотела назвать "какой-то из ее стихотворных циклов" "Кубок горя" [11, т. I, с. 70], в сентябре 1942 "<…> разбирала Лютфи и нашла эпиграф для "Последнего тоста", что-то о чаше" [11, т. I, с. 481]. Непосредственно в тексте "Поэмы без Героя" "чаша" появляется лишь в третьей редакции2 в 1945 году: "Сплю и снится мне юность наша, / Та, его миновавшая чаша…" [1] и традиционно прочитывается как "чаша судьбы", "чаша страданий", выпавших на долю поколения - образ, отсылающий к евангельскому эпизоду "моления о чаше" (Мф, 26:39), который, в свою очередь,...
    2. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
    Входимость: 1. Размер: 86кб.
    Часть текста: в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ В попытках объяснить себе и воображаемому читателю литературный статус "Поэмы без героя" Ахматова обозначила свое новаторство как предельную смысловую интенсификацию стиха1. Уточним: в "Поэме без героя" информационная емкость тождественна предельной цитатности поэтической строки. Пути, на которых Ахматова в "триптихе" реализует тайную знаковость2 своего письма, способы "перечитывания" ею источников, ставших предтекстами ее стихов, - предмет дальнейших рассуждений, в результате которых обнаруженные неявные смыслы исследуемого сегмента текста организуются в единое целое и проясняют более глубокую во временном и в онтологическом плане сущность. Объектом анализа станут следующие строфы поэмы: Ты... Ровесник Мамврийского дуба, Вековой собеседник луны. Не обманут притворные стоны, Ты железные пишешь законы, Хаммураби, ликурги, солоны У тебя поучиться должны. Существо это странного нрава. Он не ждет, чтоб подагра и слава Впопыхах усадили его В юбилейные пышные кресла, А несет по цветущему вереску, По пустыням свое торжество. И ни в чем не повинен: ни в этом, Ни в другом и ни в третьем... Поэтам Вообще не пристали грехи. Проплясать пред Ковчегом Завета Или сгинуть!.. Да что там! Про это Лучше их рассказали стихи3 Текст...
    3. Кихней Л. Г.: "Родословная" "Поэмы без героя" Анны Ахматовой: к мотивации интертекстов
    Входимость: 1. Размер: 61кб.
    Часть текста: повлекло за собой огромное количество исследовательских интерпретаций, выявляющих все новые и новые реминисцентные пласты Поэмы2. Так, достаточно полно описан «геройный» уровень Поэмы, в результате выявлен архетип поэта и определены семантические компоненты «мифа о поэте»3. Тем не менее, реконструированные парадигмы героев не всегда вписываются в художественный мир Поэмы, поскольку их встраивание непременно требует обращения к жанровому анализу. Это связано с тем, что жанр является базовой категорией, моделирующей мир произведения4 и объясняющей, во-первых, авторский выбор тех или иных претекстов; во-вторых, сам механизм их интерференции. По нашей гипотезе, Ахматова в своей Поэме воспроизводит не только архетипы «людей и положений», но ставит перед собой гораздо более масштабную задачу: смоделировать жанровый архетип поэмы. Неслучайно Ахматова выносит жанровое имя в заглавие и рассуждает о генезисе своей Поэмы в метаописательных фрагментах «Решки»5. А поскольку архетип – это всегда инвариант, то Ахматова разворачивает в «Триптихе» целую парадигму жанровых вариантов поэмы, относящихся к разным периодам и национальным культурам. Эти варианты, разумеется, обозначены метонимически: в Поэме либо воспроизводится структура жанровых аналогов, либо делаются цитатные отсылки к источнику, послужившему жанровым эталоном. Однако в метаописательной части Поэмы она прибегает к парадоксальному приему, логическому оксюморону. Так, с одной стороны, она утверждает, что в Поэме реанимирован жанр «романтической поэмы». Ср.: «А столетняя чаровница / Вдруг очнулась и веселиться / Захотела. Я ...

    © 2000- NIV