• Наши партнеры
    Stkmig.ru - Лучшие цены на ремонт квартир екатеринбург недорого.
    Urved.com.ua - Юридическое бюро адвокат наследство Киев работа с профессионалами
  • Cлова на букву "P"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Показаны лучшие 100 слов (из 226).
    Чтобы посмотреть все варианты, нажмите

     Кол-во Слово
    4PACE
    5PAGE
    3PAIN
    6PAINTING
    3PALACE
    2PALETTE
    6PAPER
    26PAR
    2PARABLE
    96PARIS
    3PARK
    6PART
    2PARTIAL
    8PARTING
    2PARTY
    6PAS
    3PASS
    3PASSAGE
    4PASSIM
    4PASSION
    22PAST
    2PATHWAY
    2PATRIOT
    2PATTERN
    7PAUL
    3PEACE
    2PEACEFUL
    2PEN
    5PENDANT
    5PENGUIN
    4PENSIVE
    4PEOPLE
    8PER
    9PERFORMANCE
    2PERFORMER
    3PERHAPS
    2PERPETUAL
    5PERSONAL
    15PETER
    3PETERSBOURG
    2PETITE
    3PETITS
    2PEU
    2PHILOSOPHY
    3PIECE
    2PIERRE
    3PIGEON
    6PILGRIMAGE
    4PINE
    3PINK
    12PLACE
    11PLAY
    3PLAZA
    3PLEASANT
    2PLUS
    24POEM
    11POESIE
    19POET
    7POETIC
    6POETICAL
    26POETICS
    51POETRY
    8POINT
    4POISON
    2PORCH
    2PORTE
    2PORTER
    3PORTRAIT
    2POSITIONS
    4POSSUM
    7POST
    11POUR
    3POWER
    5PRAISE
    12PRAY
    10PRAYER
    2PREFACE
    11PRESENT
    3PRESENTE
    63PRESS
    3PRETEND
    3PRIDE
    2PRIEST
    8PRIMA
    17PRINCE
    6PRINCETON
    3PRISON
    75PRO
    39PROFUNDIS
    2PROGRESS
    2PROMETHEUS
    4PROMISED
    3PROPHET
    2PROPOS
    2PROSE
    3PROSPERITY
    9PUBLISHER
    3PURE
    3PURG
    6PUSHKIN

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову PAR

    1. Ерохина И. В.: Гений и злодейство: пушкинский подтекст в "Реквиеме" Анны Ахматовой
    Входимость: 1. Размер: 55кб.
    Часть текста: что выражение это пришло из текста, далекого от притязаний на научность. Вследствие этого символического появления у истоков отечественной структуральной поэтики Ахматова, можно сказать, стала объектом для исследований в области интертекстуальности par excellence. Любой текст, создаваемый на высоком уровне литературности, кумулятивен: он втягивает в себя свое литературное прошлое. Но следовало бы говорить здесь о ценностной иерархии. Текст обнаруживает в себе культурные воспоминания разного рода - от декора до несущего столпа, от факультативных до тех, без которых невозможна архитектоника произведения. Мы хотели бы посвятить следующие заметки тому интертекстуальному плану, который в "Реквиеме" играет конституирующую роль, - пушкинским аллюзиям. Имя Пушкина возникало еще до того, как "Реквием" стал собственно поэмой. Так, в записных книжках Л. Чуковской ахматовский цикл шифровался "Реквиемом" из пушкинского "Моцарта и Сальери", а "Эпилог" скрывался под именем пушкинского "Памятника". Запись Л. К. Чуковской от 31 января 1940 года: "Длинный разговор о Пушкине: о Реквиеме в "Моцарте и Сальери". Потом о пушкинских темах: Европа, во-первых, и Петербург, во вторых. Объяснила мне, как пушкинистка, кого он имел в виду, когда писал о Европе". И примечания Л. К. к этой записи: "Пушкин ни при чем, это шифр. В действительности А. А. показала мне в этот день свой, на минуту записанный, "Реквием", чтобы проверить, все ли я запомнила наизусть. Тогда в цикл входили следующие стихи: "Уводили тебя на рассвете", "Тихо льется тихий Дон", "Показать бы тебе, насмешнице", "Семнадцать месяцев кричу…", "Легкие летят недели", "Приговор", "К смерти", "Хор ангелов великий час восславил", "Узнала я, как опадают лица" Входило...
    2. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
    Входимость: 1. Размер: 86кб.
    Часть текста: анализ В попытках объяснить себе и воображаемому читателю литературный статус "Поэмы без героя" Ахматова обозначила свое новаторство как предельную смысловую интенсификацию стиха1. Уточним: в "Поэме без героя" информационная емкость тождественна предельной цитатности поэтической строки. Пути, на которых Ахматова в "триптихе" реализует тайную знаковость2 своего письма, способы "перечитывания" ею источников, ставших предтекстами ее стихов, - предмет дальнейших рассуждений, в результате которых обнаруженные неявные смыслы исследуемого сегмента текста организуются в единое целое и проясняют более глубокую во временном и в онтологическом плане сущность. Объектом анализа станут следующие строфы поэмы: Ты... Ровесник Мамврийского дуба, Вековой собеседник луны. Не обманут притворные стоны, Ты железные пишешь законы, Хаммураби, ликурги, солоны У тебя поучиться должны. Существо это странного нрава. Он не ждет, чтоб подагра и слава Впопыхах усадили его В юбилейные пышные кресла, А несет по цветущему вереску, По пустыням свое торжество. И ни в чем не повинен: ни в этом, Ни в другом и ни в третьем... Поэтам Вообще не пристали грехи. Проплясать пред Ковчегом Завета Или сгинуть!.. Да что там! Про это Лучше их рассказали стихи3 Текст семантически многомерен, не раз подвергался интерпретациям, и дальнейшие суждения не претендуют на исчерпывающее (если таковое вообще возможно) его истолкование. Я предлагаю обратиться к "западным корням" отрывка, а именно к поэзии (и отчасти к прозе) англичанина Роберта Браунинга и француза Теофиля Готье. Обозначим метаописание анализируемого текста цифрой I и нечто из его "генетического досье" - строфу, не вошедшую в поэму,...
    3. Черных В. А.: Рукописное наследие Анны Ахматовой и проблемы его публикации
    Входимость: 1. Размер: 26кб.
    Часть текста: Анны Ахматовой сложилась не менее драматично, чем ее собственная судьба. Многолетняя бесприютность, жизнь "на краешке чужого гнезда", замалчивание и травля, обыски и угроза ареста не способствовали сохранению архива. Рукописи и письма, уцелевшие после войны, были, по свидетельству Ахматовой, сожжены ею в Фонтанном Доме в ноябре 1949 г. после очередного обыска и ареста сына. В дальнейшем, вплоть до середины 1950-х годов Анна Андреевна старалась жить совсем без архива, сохраняя свои стихи (в частности - "Реквием") в собственной памяти и в памяти нескольких близких друзей. Только после XX съезда, после освобождения сына из заключения, когда произведения Ахматовой вновь стали печататься, она понемногу начала избавляться от "аграфии", как сама называла невольную привычку обходиться без карандаша и бумаги. Личные архивные фонды Анны Ахматовой, хранящиеся ныне в Центральном государственном архиве литературы и искусства СССР в Москве (фонд 13; 228 единиц хранения) и в отделе рукописей Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде (фонд 1073, 2160 единиц хранения), содержат, за небольшим исключением, рукописи, письма и документы лишь последнего десятилетия ее жизни и творчества. Среди немногочисленных дошедших до нас рукописных материалов, отражающих творчество Анны Ахматовой за предшествующие полвека - с середины 1900-х до середины 1950-х годов ныне уже практически не осталось неопубликованных текстов. Вероятность обнаружения в неизученных еще личных архивах современников неизвестных произведений Ахматовой крайне невелика, однако ее все же не следует полностью сбрасывать со счетов. Стоит напомнить, в частности, о неожиданной находке Р. Д. Тименчиком в ...
    4. Музыка и музыканты на жизненном пути Ахматовой (заметки к теме) (Р. Тименчик)
    Входимость: 1. Размер: 121кб.
    Часть текста: ("пой, ласточка, пой, сердце успокой..."), точильщики ("точу ножи, ножницы..."), старьевщики ("халат, халат"), которые всегда были татарами. Лудильщики. "Выборгские крендели привез" (гулко в дворах-колодцах). <...> Колокольный звон, заглушаемый звуками города. Барабанный бой, мне всегда напоминающий казнь. Санки с размаху о тумбу на горбатых мостах..."3 Ахматова перечислила только отдельные фрагменты пространного фонового пласта. Для того чтобы представить себе его в более широком объеме, воспользуемся забытыми воспоминаниями одного из коренных петербуржцев: "А где теперь музыка петербургских дворов - бесконечно разнообразные напевы разносчиков? Сколько в ней было неуловимой прелести. С раннего детства я знал все их певучие скороговорки, врывавшиеся весной со двора в открытые окна вместе с запахом распускающихся тополей. Вон мальчик в белом фартуке тоненьким голоском выкликает: Вот спички хоро-о-о-о-о-ши, Бумаги, конверта-а-а-а-а. Его сменяет баба со связкой швабр на плече. Она останавливается среди двора и, тихо вращаясь вокруг своей оси, грудным голосом поет: Швабры по-о-о-ловня-а-а-а-а-а-а-ааа. Потом, покачиваясь и поддерживая равновесие, появляется рыбак с большой зеленой кадкой на голове, в которой на дне плещется живая рыба, а сверху, на полочке, разложена сонная: Окуни, ерши, сиги, Есть лососина-а-а-а-а-аааа. Потом толстая торговка селедками с синевато-красным лицом, как-то захлебываясь, взывает: Селледки галански, Селлледки-и-и-и-и-ииии. А то въезжает во двор зеленщик с тележкой и заводит свою заунывную песню: Огурчики зелены, Салат кочанный, Шпинат зеленый, Молодки,...
    5. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 5
    Входимость: 2. Размер: 51кб.
    Часть текста: поэтом когда-то усвоенных и через позднейшие усвоения переданных из третьих, десятых, сотых рук потомку. В принципе поэт остается "славным" ("и славен буду я"), то есть слывет, вспоминается, при чтении любым другим поэтом любой поэзии, поэзии вообще, вспоминается постольку, поскольку он в ней содержится, ее составляет. Иначе говоря, поэзия и есть память о по-эте, не его собственная о нем, а всякая о всяком, - но чтобы стать таковой, ей необходимо быть усвоенной еще одним поэтом, все равно - "в поколенье" или "в потомстве". Усваивается же она им уже "на уровне" чтения, "в процессе" чтения. При чтении читателем-непоэтом поэт тоже остается "славным", но эта слава совсем иного качества: непоэт - только приемник, поглотитель поэтической энергии, в него уходит творческий посыл поэта, на нем кончается. Ахматова в заметках на полях пушкинских стихов пишет об "остатках французской рифмы": распространенная рифма rivage (берег) - sauvage (дикий) превращается у Пушкина в устойчивую формулу "дикий брег". Так вот, разница между этими двумя славами (у читателя-непоэта и у читателя-поэта) подобна разнице между услаждающим слух французским созвучием и самостоятельным образом. Непоэт благодарен читаемому им автору, умиляется, называет его "мой"; поэт пускает его в дело. Именно в дело, а не на украшения: одну из колонн можно взять в готовом виде, из привезенных с раскопок, из валяющихся среди руин, из лишних у соседа - что и делалось всегда и делается на стройке, но она должна быть несущей, а не декоративной. Читатель-непоэт декорирует свою речь лепниной стихов: "Иных уж нет, а те далече, как Сади некогда сказал", - дает Пушкин пример такого усвоения-присвоения поэзии. "Дикий брег" - чисто пушкинский строительный блок, хотя пошли на него элементы чужой...

    © 2000- NIV