Cлово "SHELLEY"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 9.
2. Рубинчик О. Е.: Шелли и Байрон в "Поэме без героя": изобразительный подтекст
Входимость: 3.
3. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1943
Входимость: 1.
4. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава пятая. Культура любви
Входимость: 1.
5. Струве Г.: Ахматова и Н. В. Недоброво
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Михайлова Галина: "Миф о поэте" Анны Ахматовой в западноевропейском литературном контексте: интертекстуальный анализ
Входимость: 9. Размер: 86кб.
Часть текста: временном и в онтологическом плане сущность. Объектом анализа станут следующие строфы поэмы: Ты... Ровесник Мамврийского дуба, Вековой собеседник луны. Не обманут притворные стоны, Ты железные пишешь законы, Хаммураби, ликурги, солоны У тебя поучиться должны. Существо это странного нрава. Он не ждет, чтоб подагра и слава Впопыхах усадили его В юбилейные пышные кресла, А несет по цветущему вереску, По пустыням свое торжество. И ни в чем не повинен: ни в этом, Ни в другом и ни в третьем... Поэтам Вообще не пристали грехи. Проплясать пред Ковчегом Завета Или сгинуть!.. Да что там! Про это Лучше их рассказали стихи3 Текст семантически многомерен, не раз подвергался интерпретациям, и дальнейшие суждения не претендуют на исчерпывающее (если таковое вообще возможно) его истолкование. Я предлагаю обратиться к "западным корням" отрывка, а именно к поэзии (и отчасти к прозе) англичанина Роберта Браунинга и француза Теофиля Готье. Обозначим метаописание анализируемого текста цифрой I и нечто из его "генетического досье" - строфу, не вошедшую в поэму, - цифрой II. I. "Работа над ней (поэмой. - Г. М.) ... напоминала проявление пластинки. Там уже все были. Демон всегда был Блоком, Верстовой Столб4 - Поэтом вообще, Поэтом с большой буквы (чем-то вроде Маяковского)..."5. II. "Не кружился в Европах бальных, / Рисовал оленей наскальных, / Гильгамеш ты, Геракл, Гесер - / Не поэт, а миф о поэте, / Взрослым был ты уже на рассвете / Отдаленнейших стран и вер"6. Процитированное - свидетельство авторской воли: Ахматова создала некий обобщенный образ Поэта. Исходя из этого и в соответствии с указанным выше способом конструирования текста ("криптограмматическое" письмо), естественно предположить, что в смысловом пространстве созданной Ахматовой мифологемы поэта "закодирован" не один поэт. Сама Ахматова указала на...
2. Рубинчик О. Е.: Шелли и Байрон в "Поэме без героя": изобразительный подтекст
Входимость: 3. Размер: 68кб.
Часть текста: пройдет через все редакции поэмы, претерпев небольшие изменения ("В темноту под Манфредовы ели", "Разрывали бездну эфира"). То есть ее можно считать одним из тех зерен, из которых поэма выросла. Заботясь о том, чтобы быть хоть в какой-то степени понятой, Ахматова писала в примечаниях, появившихся несколько позднее: "Жаворонки - знаменитое стихотворение Шелли "To a Skylark" ("К жаворонку"). <…> Георг - лорд Байрон"3. Необычную транскрипцию имени Байрона можно объяснить, вероятно, памятным для Ахматовой событием: 7 апреля 1825 г., в день смерти Байрона, Пушкин заказал обедню за упокой души "раба Божия боярина Георгия"4. В 1925 г. Ахматова в разговоре с Лукницким "в доказательство религиозности Пушкина привела пример, когда Пушкин, по своему желанию, сам, служил панихиду по Байрону, Байрону, который, как известно, был атеистом…"5 Еще одним объяснением такой транскрипции может быть использование Ахматовой в ранних вариантах поэмы в качестве эпиграфа слов из байроновского "Дон Жуана": "In my hot youth - when George the Third was King... Byron"6. В русской традиции имя английского короля произносится как Георг. Таким образом, Ахматова как бы ставит знак равенства между могуществом английского короля Георга III, над которым Байрон посмеялся в "Видении суда" (в самом же "Дон Жуане" - выпады против Георга IV), и английского поэта. О могуществе Байрона есть слова в записке Пунину (1937 г.): "Читаю Пруста с ужасом и наслаждением. Думаю, что мы его любим, как современники любили Байрона"7. Ахматова много и ревниво занималась Байроном в связи с его влиянием на Пушкина, что видно по дневникам Лукницкого и другим источникам, но прежде всего - по ее статьям о Пушкине. Одно из ее высказываний о байроновском "Дон Жуане" таково: "Великолепная книга, но наш...
3. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1943
Входимость: 1. Размер: 46кб.
Часть текста: благодарности позволяет ей мутить. Но всё это совершенная ерунда. Главное, что она здорова. И еще - во время ее болезни два счастливейших события: бодрое чудесное письмо от Левы - первое за всю войну. <...> - и груды телеграмм и писем от Гаршина, который был вроде мужа, а в разлуке решил, что женился. Это очень хорошо». — Кузин. С. 692-693. Января 7 Письмо Н. Я. Мандельштам - Э. Г. Герштейн (в Москву): «Анна Андреевна переехала из больницы домой, если это можно назвать домом. Пишу у нее. Вы знаете, она болела брюшняком. Потом долго отлеживалась: сердце. <...> А вот лучшее, что произошло за это время: письмо от Левы. Он на старом месте». Приписка А. А.: «Милая Эмма, простите, что не ответила Вам сразу. Знаю, что не сердитесь. В ноябре я чуть не умерла, теперь вернулась к жизни. Целую. Анна». — ВЛ. 1989. №6. С. 257. Января 10 Открытка А. А. - Н. И. Харджиеву (в Москву): «Дорогой Николай Иванович, наконец после долгого лежания в больнице - я дома». — ВЛ. 1989. №6. С. 229-230. Открытка Н. Я. Мандельштам - Б. С. Кузину: «Анна Андреевна вернулась домой. Слово предоставляю ей». — Кузин. С. 694. Приписка А. А.: «Милый Борис Сергеевич, очень рада случаю написать Вам несколько слов и поблагодарить Вас за Ваше доброе ко мне отношение во время моей болезни. Привет! Ахматова». — Кузин. С....
4. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава пятая. Культура любви
Входимость: 1. Размер: 108кб.
Часть текста: Ахматова Часть I. Глава пятая. Культура любви Глава пятая КУЛЬТУРА ЛЮБВИ У Павла Лукницкого, записывавшего беседы с Анной Ахматовой, несколько раз встречается ее замечание, что «культура женщины определяется количеством ее любовников». Парадокс с точки зрения общепринятых норм. Однако Ахматова вкладывала свой, особый, смысл в эту фразу. Пересчитывая любовников, своих и близких приятельниц, она явно преуменьшала число имен, как можно понимать, отнюдь не из ханжества или желания ограничить круг близких и в большинстве известных мужчин. В слово «культура» во времена Ахматовой вкладывался отнюдь не тот утилитарный смысл, который после октября 1917 года вошел в обиход масс, приобщаемых к культуре, – когда было провозглашено наступление культуры, главным образом, как массовой грамотности. Явно лукавя, она говорила Лукницкому, что у Ольги Афанасьевны Глебовой—Судейкиной было пять любовников, а у нее самой и того меньше. Другие ее свидетельства, свободные разговоры с подругами, стихотворные посвящения, да и тайны ее поэзии говорят о другом, отнюдь не скрываемом ею. Однако, когда речь заходила о «культуре» отношений, появлялись другие, значимые для нее цифры, в данном случае любимое ею, сакральное и не до конца расшифрованное число пять. По свидетельству Лукницкого, Гумилёв предполагал написать статью о культуре любви или даже написал для журнала «Аполлон». Обнаружить ее мне не удалось, и я могу лишь домысливать, носила ли статья онтологический характер, сопрягая понятия «любовь» и «культура» в их историческом развитии, быть может, в столь дорогом путешественнику—Гумилёву этнографическом разрезе....
5. Струве Г.: Ахматова и Н. В. Недоброво
Входимость: 1. Размер: 123кб.
Часть текста: Анной Ахматовой"), она о той же статье сказала, противопоставляя ее напечатанной в "Новом мире" заметке о ее поэзии А. Синявского: "Он [Синявский] знал всю мою поэзию, но так и не понял, а вот Н. В. Недоброво знал только первые мои две книжки, а понял меня насквозь, ответил заранее всем моим критикам, до Жданова включительно. Его статья, напечатанная в одной из книжек "Русской мысли" за 1915 год, лучшее, что обо мне было написано..." Этот дважды высказанный отзыв о статье Недоброво в превосходной степени достаточен для того, чтобы привлечь внимание к никогда не воспроизводившейся, забытой и сейчас многим недоступной статье, и мы поэтому включаем ее в приложение к настоящему тому. (Статья Недоброво имеется теперь в английском переводе в американском журнале "Russian Literature Triquarterly". № 9. Spring 1974. P. 221-236.) Статья Недоброво была напечатана в июльской книге "Русской мысли" за 1915 год, с двумя примечаниями: одним редакционным - о том, что статья была сдана в редакцию в апреле 1914 года и непечатание ее было задержано преимуществом, которое давалось статьям, связанным с войною; и другим - авторским: о том, что приводимые в статье выдержки из...

© 2000- NIV