Cлово "RUE"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава четвертая. Гумилёв
Входимость: 2. Размер: 82кб.
2. Позднякова Т. С.: "Я незаслуженно получил бессмертие в ее поэзии"
Входимость: 1. Размер: 79кб.
3. Толмачев М. В.: Анна Ахматова. Попытка воспоминаний
Входимость: 1. Размер: 38кб.
4. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Ардов Михаил: Возвращение на Ордынку
Входимость: 1. Размер: 56кб.
5. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава первая. Поэмы и театр
Входимость: 1. Размер: 133кб.
6. * * * (Black road wove ahead of me)
Входимость: 1. Размер: 2кб.
7. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1910
Входимость: 1. Размер: 17кб.
8. Черных Вадим. Летопись жизни и творчества Анны Ахматовой. 1889-1966. 1965
Входимость: 1. Размер: 111кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть I. Глава четвертая. Гумилёв
Входимость: 2. Размер: 82кб.
Часть текста: дому, учившаяся в той же гимназии, классом старше. В этот день девочки вместе с младшим братом Валерии Сережей отправились в магазин за игрушками для елки, которую каждый год устраивали Тюльпановы в первый день Рождества. У Гостиного двора они встретили братьев Гумилёвых – старшего Митю, учившегося в Петербурге в Морском кадетском корпусе, и младшего Колю, гимназиста седьмого класса Царскосельской Императорской Николаевской гимназии. Валерия, или Валя, как ее тогда называли, была знакома с молодыми людьми через свою учительницу музыки Е. М. Баженову, которая занималась и с Гумилёвыми. Елизавете Михайловне очень нравились «мальчики Гумилёвы», совсем недавно поселившиеся в Царском Селе в собственном доме и, как ей казалось, выгодно отличавшиеся от их царскосельских сверстников. Она привела в дом Тюльпановых своего любимца Митю, а позже познакомила Валерию с Колей. Немного поговорив, все четверо пошли выбирать игрушки уже вместе – Валерия с Митей, а Аня с Колей, после чего молодые люди проводили их до дому и церемонно распрощались. Надо сказать, что ни тот ни другой не произвели впечатления на девочек. По—другому воспринял встречу и знакомство Коля Гумилёв. Недавно появившийся в Царском Селе и не признанный за «своего»,...
2. Позднякова Т. С.: "Я незаслуженно получил бессмертие в ее поэзии"
Входимость: 1. Размер: 79кб.
Часть текста: (Oxford. Bodleian Library MS. Berlin). С любезного разрешения Генри Харди, младшего друга Берлина, издателя его трудов, распорядителя его литературного наследия, публикуются некоторые материалы этой переписки, имеющие отношение к Анне Ахматовой (из архивных разделов: MS Berlin 157; 172; 174; 191; 194; 195; 270). Письма уточняют отдельные детали воспоминаний Берлина о его встрече с Ахматовой, дают дополнительный комментарий к появившейся в августе 1953 года статьи в американском еженедельнике "New Republic" о визите Берлина к Ахматовой, знакомят с реакцией Берлина на ахматовскую версию их телефонного разговора осенью 1956 года, освещают историю с копиями самаркандского письма Н. Н. Пунина, переданными по просьбе Ахматовой в Англию. Письма публикуются с незначительными сокращениями. Артур Лурье - Исайе Берлину 1 12/IX/49 Rockland Lane Николай Набоков 2 рассказывал мне (уже давно) о том, что Вы видели Анну Ахматову и, кажется, чуть ли не были у нее в Петербурге. Он говорил мне об этом бессвязно, а между тем, мне хотелось бы знать подробно всё , что Вам известно, и какой Вы её видели. У меня уже очень давно нет о ней сведений. Поэтому я и обращаюсь к Вам с просьбой написать мне, надеюсь, что Вы не откажетесь это сделать. Я взял Ваш адрес у Генр. Леопольд. Гиршман 3 , перед ее отъездом в Европу, она и посоветовала [мне] Вам написать. Извините, что пишу без обращения, но не знаю Ваши имя и отчество. Мой адрес: Arthur Louri? – 153 East 54th street, New York City – Шлю привет и заранее благодарю. Артур Сергеевич Лурье. _____________________ 1. Исайя Берлин, вспоминая в 1980 году о своей беседе в 1945-м с Ахматовой, писал: "Ахматова стала...
3. Толмачев М. В.: Анна Ахматова. Попытка воспоминаний
Входимость: 1. Размер: 38кб.
Часть текста: воспоминаний Антониде Любимовой: In memoriam Услышишь гром - и вспомнишь обо мне... Ахматова Моя первая встреча с Анной Андреевной Ахматовой произошла в конце декабря 1962 года в Москве. Литератор Инна Моисеевна Зусманович, знакомая родителей моей жены, зная с их слов о моем увлечении поэзией Ахматовой, любезно предложила представить меня Анне Андреевне. Сама Инна Моисеевна по состоянию здоровья из дома не выходила, и знакомство ее с Ахматовой было телефонным (видимо, Анна Андреевна, не выносившая телефонных бесед, делала для нее исключение). В то же время, Зусманович не менее меня стремилась увидеть Ахматову, а потому, зная о ее вынужденных зимних кочевках, даже как-то решилась предложить ей свое гостеприимство: "Может быть, вы как-нибудь погостили бы у меня", - сказала она Анне Андреевне. И Анна Андреевна ответила: "Может быть..." Новая ленинградская квартиpa Анны Андреевны практически ей не принадлежала, пребывание в Комарове было ограничено дачным сезоном, прежнее надежное московское прибежище, "легендарная Ордынка", перестало быть постоянным из-за происшедших там семейных перемен. И "бездомная муза" (выражение В. Я. Виленкина) не исключала возможности своего появления под кровом малознакомой поклонницы. Просьба Зусманович о моем визите не вызвала у Анны Андреевны возражений, и в указанное время я позвонил ей на Ордынку, хотя встреча, через день или два...
4. Ардов Михаил. Воспоминания об Ахматовой (Ордынка). Ардов Михаил: Возвращение на Ордынку
Входимость: 1. Размер: 56кб.
Часть текста: и у нас, людей без дневника, есть свой шанс. Шанс этот - творческие качества человеческой памяти, ведь она, память человека, и тем более память художника, устроена особенным образом. Многое хранит она в подземелье своего подсознания. Чтобы она пробудилась, необходим только достаточно сильный, достаточно яркий толчок. Михаил Ардов - автор замечательных книг, широко известных и много читаемых, он давно стал для меня одним из лучших прозаиков моего поколения. Судьба была благосклонна к нему. Он вырос рядом с Анной Андреевной Ахматовой. Он запомнил и воспроизвел в своей прозе многое из быта и бытия великого поэта и великого человека. И вместе с тем Ахматова не стала его мономанией. Те, кто читал "Легендарную Ордынку" ("Новый мир", 1994, № 4-5) и "Цистерну", надеюсь я, согласятся с этим. Память у Ардова исключительная, но вместе с тем это творческая память. Я бы сказал, что это не арифметика, а высшая математика памяти. "Записные книжки" Ахматовой, вышедшие этим летом в Италии по-русски, запустили таинственный механизм Мнемозины. В мифологии древних греков Мнемозина - богиня памяти. От Зевса она родила девять муз, девять камен, на которых и зиждется искусство. Надо отметить, что Ардов - истинный художник, замечательный стилист. Он правильно поступил, сделав свою работу дискретной. Он разбил свое повествование на микроновеллы, которые и соответствуют вспышкам творческой памяти художника. В ноябре 1993 года я прожил полторы недели вместе с Иосифом Бродским в Венеции. Это было наше последнее свидание. За исключением сна, мы почти все время были вместе. И вот я вспоминаю знаменитое старейшее кафе Венеции "Флориан", расположенное на Пьяццетте, напротив собора Сан-Марко. На столике - кофе, минеральная вода, разумные рюмки с алкоголем. Разговор зашел о книгах, посвященных Ахматовой. - Лучшее пока что - это то, что написал Миша, - сказал Иосиф. - Ты имеешь в виду "Легендарную...
5. Коваленко Светлана: Анна Ахматова. Часть II. Глава первая. Поэмы и театр
Входимость: 1. Размер: 133кб.
Часть текста: на родине. Книга «Бег времени» (1965), с изданием которой Ахматова связывала надежды на встречу с большим читателем, вышла в усеченном виде, без «Реквиема»; «Поэма без героя» была представлена своей первой частью – «Тысяча девятьсот тринадцатый год», а «Пролог» – несколькими стихотворениями. Знакомство с полным текстом этих произведений, их включенность в контекст ахматовского творчества и в общий контекст литературы открыли возможность нового взгляда не только на ее художественное наследие, но и на отечественный литературный процесс в целом, выявив до времени скрытые «подземные течения» и ключи «живой воды» в историко—культурном прошлом эпохи 1930–1960–х годов. Можно ли считать парадоксом, что Ахматова, одна из «красавиц тринадцатого года», вошедшая в литературу Серебряного века с удивительной любовной лирикой и созданной ею лирической миниатюрой, модель модернистских художников, изысканная и стилизованная, стала крупнейшим эпическим поэтом ХХ столетия – не только в России, но и в Европе? И да, и нет. Горбоносая красавица с парижской «атласной челкой» и глазами русалки, высокая и гибкая (Гумилёв советовал ей учиться пластике и идти в танцовщицы, Мандельштам называл гитаной, Модильяни рисовал в образе египетской царицы), казалось, самой природой была создана для того, чтобы поведать о тайнах и причудах женской души, о встречах и разлуках и с этим войти в русскую, а может быть, и в мировую поэзию. Первые поэтические сборники «Вечер» (1912) и «Чётки» (1914) принесли молодой поэтессе громкую славу, ей прочили будущее «русской Сафо». Однако судьба и время распорядились по—иному. В одном из фрагментов «Реквиема» Ахматова вспоминает о той поре,...

© 2000- NIV