Cлова на букву "N"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1NABOKOV
1NACRE
3NADA
1NADIE
1NAKAMURA
7NAME
1NAPOLEON
1NARCISSUS
1NAROD
3NARROW
1NASTY
2NATALIE
3NATION
3NATIONAL
1NATIVE
1NATURE
2NAY
5NEAR
1NEARER
1NECESSARY
5NEED
1NEEDLE
1NEL
1NELL
4NET
9NEVER
2NEVERMORE
47NEW
5NEWS
1NEWSPAPER
1NEXT
1NICE
4NICHT
9NICOLA
16NIGHT
1NIGHTINGALE
6NIKOLAY
2NINA
1NOBEL
1NOBLESSE
1NOBODY
2NOISE
3NOISY
1NOMAD
15NON
1NONE
1NOON
1NOR
3NORMAN
4NORTH
2NORTHERN
6NORTON
7NOS
1NOSTRIL
4NOTE
1NOTEBOOK
8NOTHING
2NOTICE
4NOTRE
3NOTTINGHAM
6NOUS
2NOUVEAU
2NOUVELLE
1NOVA
2NOVEL
1NOVEMBER
2NOVGOROD
31NOW
1NUANCE
1NUMB
1NUN
1NUNNERY
1NUT
2NYMPH

Несколько случайно найденных страниц

по слову NOTHING

1. * * * (Instead of wisdom - experience, bare)
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Часть текста: Instead of wisdom - experience, bare, That does not slake thirst, is not wet. Youth's gone - like a Sunday prayer.. Is it mine to forget? On how many desert roads have searched I With him who wasn't dear for me, How many bows gave in church I For him, who had well loved me. I've become more oblivious than inviting, Quietly years swim. Lips unkissed, eyes unsmiling - Nothing will give me back him.
2. Найман А. Г.: "Реквием"
Входимость: 2. Размер: 21кб.
Часть текста: из общего состава 14, сочиненных между 1935 и 1940 годами, она в 1957-м прибавляет к ним прозаическое "Вместо предисловия" и в 1961-м эпиграф - строфу из стихотворения "Так не зря мы вместе бедовали". В таком виде цикл, после сличения текстов, которые несколько человек из ее окружения знали на память со времени их возникновения, был записан наконец на бумаге и стал каноническим списком "Реквиема", тогда же получив от Ахматовой статус поэмы. Ахматова считала, что поступить как прежде было - по условиям времени - равноценно самоубийству. В "Записках об Анне Ахматовой" Лидия Чуковская сделала впечатляющую зарисовку того почти ритуала, которым сопровождалось ее знакомство с "Реквиемом". "Анна Андреевна, навещая меня, читала мне стихи из "Реквиема" тоже шепотом, а у себя в Фонтанном доме не решалась даже на шепот, внезапно, посреди разговора, она умолкала и, показав мне глазами на потолок и стены, брала клочок бумаги и карандаш; потом громко произносила что-нибудь очень светское: "хотите чаю?" или "вы очень загорели", потом исписывала клочок быстрым почерком и протягивала мне. Я прочитывала глазами и, запомнив, молча возвращала их ей. "Нынче такая ранняя осень", - громко говорила Анна Андреевна и, чиркнув спичкой, сжигала бумагу над пепельницей". Смерть Сталина почти мгновенно и существенно разрядила гибельную обстановку в стране, но сталинские "рабы и боевые кони" - институты созданной им системы всеобщей слежки, страха и планового истребления людей - отнюдь не сошли за владыкой в могилу. Машинопись "Реквиема" была в том же 1962 году показана более широкому кругу друзей и...
3. * * * (We thought we were beggars)
Входимость: 1. Размер: 2кб.
Часть текста: We thought we were beggars, we thought we had nothing at all But then when we started to lose one thing after another, Each day became A memorial day - And then we made songs Of great divine generosity And of our former riches.
4. Найман Анатолий: Рассказы о Анне Ахматовой (Воспоминания). Страница 5
Входимость: 1. Размер: 51кб.
Часть текста: и не тем, что поэт-потомок, по роду своих интересов натолкнувшись на нее или отыскав, должным образом оценит или даже использует стихи предка. Поэт "не умирает весь" не только в осколке строки, который прихотливо сохранило время, безымянном и случай ном, но и в пропавших навсегда стихотворениях и поэмах, другим каким-то поэтом когда-то усвоенных и через позднейшие усвоения переданных из третьих, десятых, сотых рук потомку. В принципе поэт остается "славным" ("и славен буду я"), то есть слывет, вспоминается, при чтении любым другим поэтом любой поэзии, поэзии вообще, вспоминается постольку, поскольку он в ней содержится, ее составляет. Иначе говоря, поэзия и есть память о по-эте, не его собственная о нем, а всякая о всяком, - но чтобы стать таковой, ей необходимо быть усвоенной еще одним поэтом, все равно - "в поколенье" или "в потомстве". Усваивается же она им уже "на уровне" чтения, "в процессе" чтения. При чтении читателем-непоэтом поэт тоже остается "славным", но эта слава совсем иного качества: непоэт - только приемник, поглотитель поэтической энергии, в него уходит творческий посыл поэта, на нем кончается. Ахматова в заметках на полях пушкинских стихов пишет об "остатках французской рифмы": распространенная рифма rivage (берег) - sauvage (дикий) превращается у Пушкина в устойчивую формулу "дикий брег". Так вот, разница между этими двумя славами (у читателя-непоэта и у читателя-поэта) подобна разнице между услаждающим слух французским созвучием и самостоятельным образом. Непоэт благодарен читаемому им автору, умиляется, называет его "мой"; поэт пускает его в дело. Именно в...
5. Тименчик Р. Д.: Предисловие к книге "Реквием"
Входимость: 2. Размер: 45кб.
Часть текста: Р. Д. Тименчика. М.: Изд-во МПИ, 1989. С. 3-25. Предисловие к книге "Реквием" В 1961 году, когда в серии "Библиотека советской поэзии" вышел сборник Ахматовой "Стихотворения (1909-1960)", в записной книжке поэта появилось обращение к другой, невышедшей книге, к "сожженной тетради": Ни розою ветров, ни флейтой Пана Я окрещу тебя, бездомная моя! - Ты - безымянная! Дитя отчаянья... и тумана, Придут толпой тебя оплакать вести Одна другой моложе и свежей. Как я тебя в последний раз согрела Волной лесного дикого огня, Как вдруг твое зарозовело тело, Как голос, улетая, клял меня. В окончательной редакции стихотворение начиналось с сопоставления судеб двух "сестер": Уже красуется на книжной полке Твоя благополучная сестра, А над тобою звездных стай осколки И под тобою угольки костра... И рядом в записной книжке возникает оглавление этой второй, "неблагополучной" сестры, "безымянной". Впоследствии имя ее все время меняется - "Моя книга", "Другая книга", "Заветная тетрадь", "Трещотка прокаженного". Воображаемую книгу должны были составить стихи, которые трудно было помыслить проходящими через печатный станок, и прежде всего "Реквием", который Ахматова "рассекретила" для слушателей в 1962 году. Слегка эволюционировала...

© 2000- NIV